ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я полностью готова к битве. Последний взгляд в зеркало. Жаль, не знаю вкусов господина Василькова. Какие женщины ему нравятся? Может, увидев меня, он повернется и удалится? Некоторые мужчины удивительно консервативны в своих привязанностях. Не думаю, правда, что он из их числа. Сужу об этом, поскольку видела ту, которой он «строил глазки» (разумеется, она могла выдать желаемое за действительное), и видела Катю. Они нисколько не похожи. Одна высокая, коротко подстрижена, черные волосы, темные глаза, крупные черты лица.

Катя — маленькая, полненькая, курносая, голубые глаза, пепельные волосы до плеч. Есть еще какая-то блондинка. То есть три разных типа, и я к ним не отношусь.

Скажем так, рост нечто среднее между Катей и безымянной сотрудницей «Финестры» — метр шестьдесят восемь, глаза карие, волосы длинные, каштановые. Как заметила Анфилада Львовна, диета мне ни к чему. Может, не классическая красавица (или я к себе излишне придираюсь?), нет, не думаю, что он уйдет. К тому же я его так заинтриговала.

Следующий вопрос, не заглядывая далеко вперед, с чего начать наше знакомство? «Привет, я Наташа». — «Добрый вечер». — «Здравствуйте». Сориентируюсь на месте.

Ровно в восемь я была у здания НИИ. Рабочий день давно закончился, и припозднившиеся на работе изредка покидали здание. Это хорошо. Пропустить Василькова я не смогу.

И что из всего этого получится?

Не нравится мне он, ох не нравится.

Объект появился в восемь ноль девять. Он на мгновение задержался у дверей и безошибочно остановил взгляд на мне. Больше вокруг никого и не было, кроме неряшливой женщины лет пятидесяти, заглядывающей в урну в поисках пустых бутылок или чего-нибудь столь же полезного. Позволить себе думать, что именно она звонила ему, Стасик не мог.

Теперь-то уж он никуда от меня не денется, и я рассмотрю его как следует: высокий, это я успела заметить сразу, светлые густые волосы, глаза… кажется, серые, если не ошибаюсь, очень даже приятное лицо. Вполне понимаю, почему он так нравится женщинам. Мне бы он тоже понравился, если бы не…

Улыбнувшись, я сняла очки от солнца и пошла навстречу. Чувствовала я себя так, словно мне действительно предстоит свидание, причем первое в моей жизни.

— Наташа? — спросил он.

— Здравствуйте.

— Здравствуйте. Очень рад вас видеть и приятно удивлен.

— Хорошо, что не разочарованы. — И это было вполне искренне. Что было бы делать, если я ему не понравилась бы?

— Ну что вы! Поедем на моей машине или на вашей?

— Моя по дороге сломалась. Что-то там застучало, стало дергаться. Пришлось схватить такси, представляете? Какой-то совершенно задрипанный «жигуленок».

— Сочувствую. А у вас какая марка?

— «Мерседес-кабриолет».

— Неплохо.

— Серо-голубой металлик, — добавила я, как будто это имело большое значение.

И чтобы заполнить образовавшуюся паузу, тут же выдала всю запомнившуюся информацию из часового разглагольствования Говоруна — стеклоподъемники, электроподголовники, фаркоп, гидроусилитель руля, мультилок, электрозеркала с подогревом, центральный замок, подушки безопасности, отличная акустика, иммобилайзер и прочая чушь, о которой я не имею ни малейшего представления. Я все красочно расписала, наверняка что-то перепутав.

Стас был так мил, что проглотил этот бред не поморщившись.

— Куда мы поедем? — спросил он уже довольно снисходительным тоном.

Если он принял меня за окончательную и бесповоротную дуру, тем лучше. Мне это только на руку. Так и буду придерживаться этой версии. Считая себя умнее, мужчина теряет бдительность. Если при этом еще дополнительно ошеломить его короткой юбкой, можно делать с ним все, что захочешь.

Мой интеллект в его глазах был рекордно мал, юбка не критически, но достаточно коротка. Начинаем полномасштабную кампанию.

— Даже не знаю, а что вы предложите?

— Что-нибудь придумаем, — улыбнулся он, приглашая за собой.

Мы подошли к стоянке, и он открыл дверцу темно-вишневого «БМВ». Что за непредвиденный сюрприз? Нет у него шестисотого «мерседеса»?! И телохранителя не видно. Я жутко разочарована, просто в шоке. Так обмануться!

Можно подумать, что я отличу шестисотый от какого-то другого. Я даже не знаю, как выглядит мой серо-голубой «кабриолет». Только цвет и представляю.

Стас захлопнул дверцу с моей стороны, обошел машину и сел за руль. Подождав, пока я устроюсь на сиденье, он спросил:

— И часто вы, Наташа, так звоните незнакомым людям?

— Первый раз, — честно призналась я.

— Да? Польщен. И почему же ваш выбор пал на меня?

— Я уже объяснила — увидела вас в офисе, вы мне понравились.

— И что же вы делали у нас?

Машина тронулась. Мы выехали со стоянки.

— Конечно же заказывала окна! — возмутилась я опять же искренне.

А вы что подумали? Что ищу пропавшие картины Анфилады Львовны?

— И как, довольны?

— Чем?

— Окнами.

— Еще нет.

— Что случилось?

Его рука потянулась к мобильному телефону. Вероятно, уже собрался сделать разнос кому-нибудь из персонала.

— Просто я до конца не оформила заказ. Не измерила как следует.

— Думаю, проблем не возникнет.

— Конечно нет. Ваша служащая так хорошо все объяснила! Мои старые, я имею в виду окна, просто ужасно мне надоели. Вообще я хочу привести квартиру в порядок, сделать ремонт, полностью обновить интерьер. Только не знаю, с чего начать и куда деть весь хлам — мебель, картины, от бабушки доставшиеся.

Стоп, Наташка, притормози, ты все испортишь. Что на тебя нашло? Откуда взялись вдруг эти бабушкины картины? Сама по себе идея неплоха, но зачем вываливать на него ее так сразу. Закончишь игру, даже не начав. Давай-ка медленно, не торопясь, осторожно. Помни, ты охотник, дай жертве привыкнуть к твоему присутствию, потерять осторожность, дезориентируй его, загони в ловушку. Не промахнись. Другого шанса не представится. Заведи отвлеченный разговор.

— Неважно, — махнула я рукой, — перевезу пока к маме. Возиться только неохота. Лучше вы расскажите о себе.

— Что же вам рассказать, Наташа? Закончил МАИ, радиоэлектронику.

— Как с кем ни поговоришь, обязательно МАИ заканчивал, — вставила я очередную намеренно нелепую реплику.

Будем говорить побольше глупостей, пусть лучше считает меня дурочкой, чем той, которая пытается выведать секреты.

— Огромный институт. А занимаются теперь кто чем.

— Это точно, один мой друг закончил МАИ, теперь в ларьке пивом торгует.

Сразу признаюсь, торговцев пивом среди моих знакомых нет.

— Это крайности. Такое далеко не со всеми случается.

— А почему вы начали заниматься окнами?

— Окончив институт, мог бы попасть в какое-нибудь НИИ и застрять там на долгие годы, но, пока учился, время изменилось. Идти в НИИ смысла уже не было, половина из них на ладан дышали. С одним приятелем открыли фирму, в начале по остеклению балконов. Тогда это большим спросом пользовалось. Мы еще пока учились, подрабатывали с ним то там, то здесь. Студенты, денег никаких — приходилось крутиться.

— Электронику забросили, решили бизнесом заняться?

— Бизнесом это можно было назвать с большой натяжкой. По началу так, небольшой кооператив. Радиоэлектроника тогда вообще стала никому не нужна. Вспомните. Все быстро приходило в упадок, на глазах разваливалось. Работы никакой. Деньги весьма условные. Что-то свое сделать хотелось. Мы молодые, энергичные.

— А почему, к примеру, не компьютеры или что-то более близкое к специальности?

— Компьютеры уже потом появились. Тогда о них в таких масштабах, как сейчас, и не слышали. Они в новинку были. Если чуть позже, может, действительно компьютерную фирму организовали бы. Теперь уже что есть, то есть.

— Жалеете?

— Нет. Конечно, было совсем не просто. И кидали нас, и чуть не прогорели. Однажды к нам влезли в офис, все подчистую унесли.

— Да что вы! Ужас какой!

— Практически ни с чем остались. Ни денег, ни материалов. Да и настроения продолжать после этого — никакого. Период был, когда ничего в стране не было, крали, что плохо лежит. И от того, что хорошо лежало, не отказывались.

21
{"b":"253006","o":1}