ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Традиционный выбор. Хорошо. Через час. Если опоздаю, ничего?

— Наташа, я стал бы волноваться, если не опоздаешь.

— Спасибо за предупреждение. Учту. Приму к сведению. Не разочарую. Опоздаю непременно. Не беспокойся. Точность — вежливость королей. Неточность — вежливость королев.

Оставив родственников обедать в одиночестве, стала собираться на новую встречу. Голубой сарафан, отвергнутый прошлый раз, пришелся очень кстати.

— Натуся, когда ты вернешься? — спросила тетя Лера.

— Не знаю. У меня свидание.

— С поклонником?

Да уж не с Аликом из Киева.

— Ты как всегда проницательна, тетя Лерочка, от тебя ничего не скроешь.

К моему появлению Стас стоял минут двадцать, не меньше.

Я не планировала опаздывать нарочно. Так получилось: долго ждала автобус, в метро поезд стоял минут пять.

Должно быть, Стас привык, что все женщины опаздывают, считает это естественным, не ждет ничего другого. А я вот до неприличия пунктуальна. Это мой недостаток, избавиться от него не могу, как ни борюсь с ним.

В машине меня ждал необыкновенно красивый букет роз и, что явилось сюрпризом, газета «Из рук в руки» на моем сиденье. Он явно просматривал ее в ожидании нашей встречи.

Стас аккуратно сложил газету и забросил ее на заднее сиденье.

Поблагодарив за розы, я с ходу перешла в наступление:

— Что продаем-покупаем?

Обернувшись, он проверил, нет ли машин, включил передачу, выехал со стоянки и только через минуту ответил:

— Ищу квартиру для брата.

«Правда?» — хотелось спросить мне. С трудом удержалась от вопроса.

— У тебя есть брат? Ты не говорил.

— Двоюродный.

— И где он живет сейчас?

— С бывшей женой.

— А почему бы ему самому не поискать себе квартиру?

— Он в командировке. — Хотелось бы мне верить в историю с братом. — Вот и помогаю ему. А как твои родственники? Уезжать не собираются? — сменил он тему.

— Нет, никакого желания не проявляют. Да еще требуют постоянно уделять им внимание. Еле вырвалась сегодня. Сказала, что записалась в салон красоты.

Простите меня, тетя Лера, дядя Слава, Катя, Игорь, я совсем не возражаю, чтобы вы жили у меня, но что же мне делать, если для всех и каждого мне приходится выдумывать какую-то историю. Остается надеяться, что не запутаюсь в них, что становится выполнить труднее и труднее.

— Вообще кругом одни проблемы, — продолжала я перечень своих жалоб.

— Бедняжка, — посочувствовал он.

— И машину никак не могу починить. Что-то там еще сломалось.

— Помощь нужна? У меня есть классная мастерская.

— Пока обойдусь.

«Все у тебя есть. И классная мастерская, и человек по продаже картин», — с раздражением подумала я.

Почему-то сегодня я была настроена к нему скорее агрессивно. Видимо, это происходит от неопределенности. Виновен ли он и в чем? Покупает краденые картины, сам дает заказ на них? Или не имеет к этому отношения? Да еще тетя Лера со своим Аликом!

Нужно срочно выбросить из головы эти ненужные мысли, не забывать своей роли влюбленной дурочки и предоставить события естественному течению времени.

Мы подъехали к ресторану в неизвестном мне тихом переулке.

В зале был уютный, мягкий, приглушенный свет, играла негромкая, ненавязчивая музыка. Я почувствовала себя несколько расслабленней. Как бы ни сложилось все потом, просто получу удовольствие от общения, а если попутно удастся что-нибудь выяснить, хорошо.

— Как дела на рынке пластиковых окон? — спросила я примирительно.

— Без изменений.

— Это хорошо или плохо?

— Хорошо. Ну а ты чем занималась, кроме своих родственников?

— Практически ничем. Ходила по магазинам, присмотрела себе кое-что. Была один раз в бассейне. Даже фитнес-клуб пришлось из-за них пропустить, представляешь?

Такая девушка, которую я изображаю, просто обязана посещать фитнес-клуб и бассейн. Поэтому пожалуюсь ему еще и на эту дополнительную несправедливость жизни.

— Они хотя бы оценили твою жертву?

— Смеешься? Даже не подумали. Тетка говорит: «Натуся, тебе нужно больше бывать на свежем воздухе».

— Почему они остановились у тебя, а не у матери?

Замечательный вопрос, который я не ожидала. А должна бы.

— У меня квартира больше, — быстро сориентировалась я.

— Ты с ней не поговорила о продаже картин?

Начинается! Ты слишком озабочен этим, Стасик. Ну как тебя не подозревать после этого? Сам заставляешь.

— Пока было некогда. Вот уедут родственники, останусь одна, тогда и поговорю спокойно. Какая срочность?

Мне-то никакой. А вам, Станислав Григорьевич? Признайтесь.

— Ты права, никакой. Это я к слову. Знаешь, я через несколько дней собираюсь в Париж. Не хочешь со мной?

Было от чего растеряться.

Заманчивое предложение, главное — неожиданное. И зачем ему в Париж? Вдруг он туда украденные картины везет? Кто же вы на самом деле, господин Васильков?

— А виза?

— С этим проблем не возникнет. Я устрою. Согласна?

— Я бы с удовольствием. Но сам видишь, сейчас никак не получится. Эти родственники на мою голову, на дачу сегодня едем.

— Ты не можешь оставить их одних?

— Хотела бы, но… Другие дела, кроме того, есть.

— Жаль. Я могу задержаться только на неделю, в крайнем случае на полторы, но потом должен лететь.

— По делам?

— В том числе. Но и свободного времени у меня будет там достаточно.

— Спасибо. Но я не знаю…

— Подумай.

— Обещаю.

Наверное, мое поведение кажется ему несколько странным, и это оправданно. Сначала позвонила сама, призналась чуть ли не в любви, потом то и дело занята и встретиться не слишком жаждет, особенно в интимной обстановке.

Не страшно, пусть спишет это на непредсказуемость женского поведения. Объяснить я ему ничего не могу.

И если я для него загадка, то он для меня неменьшая. Будем пока играть в кошки-мышки и пытаться разгадать друг друга.

Как бы между прочим небрежно спросила, не удалось ли ему за это время пополнить свою коллекцию. Он ответил, что нет, пока даже и не занимался этим.

В целом обед прошел вполне мило, но ничего нового я не узнала.

Потом Стас подвез меня к Манежу, куда я якобы собиралась за покупками, и мы расстались с моим клятвенным обещанием подумать о Париже. Долго мне думать не пришлось. Ответ известен заранее. Я, конечно, не поеду, он об этом пока не догадывается, и знать ему необязательно.

Спустившись для вида в торговый комплекс, я бесцельно бродила между витрин. Конечно, Стас не будет проверять, действительно ли я что-то покупаю или нет, но он мог задержаться наверху. И если я сейчас поднимусь, мое появление будет выглядеть странно.

Опять же здесь прохладно, а мой серо-голубой «мерседес-кабриолет» с кондиционером все еще в ремонте. Следовательно, придется тащиться на городском транспорте, это так утомительно. Особенно мне, привыкшей разъезжать в собственной машине! Что это? Крыша едет от жары или так вошла в роль? Поосторожнее, Наташа, а то впрямь поверишь во все свои выдумки.

Голос с сильным акцентом вывел меня из задумчивости:

— Дэвушка, а дэвушка, можно с вами пазнакомиться?

Только этого мне не хватало! Мало у меня знакомств за последнее время, с ними-то не разберусь. Этот еще пристает.

— Нет.

— Пачэму, дэвушка? Зачэм так? Давайте пазнакомимся.

— Спасибо, нет.

На сегодня конспирации вполне достаточно. Поеду домой, и пусть Стас, если увидит меня, думает что хочет. Хотя как он увидит меня? Я сразу войду в метро.

На следующее утро я, надо сказать с не всегда свойственным мне упорством, продолжила загонять себя в угол: а именно позвонила по тому самому брачному объявлению.

— Алло, — отозвался другой голос, не тот, что накануне.

— Можно Александра?

— Его нет. Могу я чем-нибудь помочь?

— Боюсь, что нет. Я разговаривала вчера с Александром.

— По какому поводу? — продолжал настаивать незнакомец. — Вы можете сказать мне, я ему все передам.

29
{"b":"253006","o":1}