ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спартанец. Племя равных
Перерожденная
Медлячок
Остальные здесь просто живут
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Право первой ночи
Галактическая империя (сборник)
Нарушенный договор
Последняя ставка
A
A

-Нет, - испуганно прошептала я.

-А я очень хочу, - тихо произнес Валин мне на ухо и его рука начала медленное движение от моей коленки вверх. Я напряглась и даже перестала дышать. Конечность ледяного скользнула мне на талию и притянула ближе к нему. Отвернуться или отодвинуться я не имела возможности, так как он все еще продолжал держать меня за волосы. А в следующее мгновение дракон впился в мои губы. Я зажмурилась, боясь пошевелиться. А он то целовал, то слегка покусывал. Слезы непрерывным потоком текли по моим щекам. Внезапно Валин оттолкнул меня и отошел, повернувшись ко мне спиной.

-Пошла вон! – рявкнул он так, что я подпрыгнула на месте и недоуменно уставилась на него. – Вон, я сказал!!!

Я поспешно спрыгнула со стола и стремглав бросилась наверх, в свою комнату. Сердце колотилось в груди как сумасшедшее. Кровь стучала в висках. Я влетела в свою комнату, застав там Ширгайю, расстилающую мою постель.

-Оставь меня, - грубо приказала я. Девушка поспешно покинула мою спальню. Я подошла к столу и оперлась на него руками. Ноги отказывались держать меня. Грудь разрывало от рыданий. В тот момент я готова была даже уйти в никуда, бесконечно блуждать среди скал и снегов, лишь бы никогда не видеть Валина, не слышать его голоса, не чувствовать на себе его рук и губ. Боги, как я его ненавижу!

Спустя десять минут моя истерика пошла на спад. Я подошла к кровати и осторожно опустилась на нее, лишь изредка всхлипывая. Моя жизнь в тот момент казалась мне беспросветной, безвыходной и бесцельной. Я уже не верила, что смогу сбежать из империи ледяных драконов. Вероятность того, что я найду кого-то, кто поможет мне, была ничтожно мала. А это значит, что через два месяца я стану женой Валина. И он будет крайне усерден в получении наследника. Моя жизнь превратится в ад. Зачем мне тогда жить?

От этой мысли мне стало страшно. Смогу ли я сделать это – убить себя? Я медленно легла, прижав колени к груди. В голове одна за другой промелькнули страшные картинки – вот я с перерезанными венами истекаю кровью посреди комнаты, вот я повешенная болтаюсь в петле, а вот – захлебываюсь в ванной. Меня передернуло и все мое существо воспротивилось такому исходу событий. А еще от самоубийства меня удерживала мысль о Вэлиане. Я просто обязана была вернуться и все ему объяснить. Перед глазами возникло улыбающееся лицом мага. Как же я по нему соскучилась! И по веселому, и по злому, и по холодно равнодушному.

Из глаз снова потекли слезы, но я тут же вытерла их. Нельзя раскисать, Ириэн! Надо бороться! И тут я вспомнила про приглашение на Зимний бал и резко села. Губы мои сами расплылись в улыбке. Вот он, выход! Думаю, там я смогу сбежать. Да и Вэлиан будет на этом празднике. Жизнь сразу начала казаться не такой мрачной и безысходной, а настроение немного поднялось. Я сползла с кровати и отправилась в ванную.

Глава XXII

Кто борется, может проиграть;

кто не борется, уже проиграл.

Бертольт Брехт

В последующий месяц жизнь моя превратилась в сплошную череду унижений, слез и боли. Валин не упускал ни малейшей возможности, чтобы показать мне мое место. При этом я постоянно испытывала с его стороны домогательства. Не проходило и дня, чтобы он не поцеловал меня, не зажал в коридоре или в спальне, желая залезть ко мне под юбку или в вырез платья. А однажды я проснулась утром и с ужасом обнаружила ледяного в своей постели. Он лежал и с похабной улыбкой изучал меня. Я тогда так шарахнулась от него, что свалилась с кровати, больно ударившись пятой точкой. Он же лишь рассмеялся и спокойно ушел к себе. При этом одежды на нем не было. Совсем. Никакой. Меня тогда долго трясло и я никак не могла прийти в себя. А Валин, всего лишь, забавлялся моим страхом и отчаянием. Я старалась все переносить стоически, постоянно думая лишь о том, как скоро окажусь в своей родной империи, увижу Вэлиана и получу шанс сбежать от дракона. Ждать от слуг помощи в защите от Валина тоже не приходилось. Они на все смотрели сквозь пальцы. И мне даже казалось, радовались моим страданиям.

Ела я через силу, но очень мало, желая лишний раз не злить ледяного и не давать ему повода пристать ко мне. Все дни я проводила в своей комнате, сидя перед камином или глядя в окно. Иногда пролетали драконы. Но меня это уже не впечатляло. Я отчаянно боролась сама с собой. Одна моя половина требовала отступиться, сдаться, смириться и жить дальше спокойно, другая же, напротив, жаждала борьбы, всячески противилась смирению и покорности. Периодически на меня накатывали приступы безудержной тоски и желания все бросить, но потом я все же заставляла себя жить, дышать, есть, двигаться. Я не имела права сдаваться! Это выглядело бы предательством по отношению к людям моей империи и Вэлиану, в первую очередь. Вэлиан! Он снился мне по ночам. Мы молчали. Смотрели друг на друга и молчали. Но вместе с тем каждый из нас понимал друг друга без слов. После таких снов я просыпалась в слезах на мокрой подушке и сердце, и без того уже разорванное в клочья, начинало кровоточить с новой силой. В такие дни мое заточение казалось мне особенно невыносимым.

Ларионэль, как и обещал, прислал мне три платья спустя несколько дней. Все они были выполнены в темных оттенках синего, зеленого и серого. Особой радости и энтузиазма по поводу новых нарядов я не испытывала. Мне было все равно. Спустя неделю, от него прибыло первое бальное платье. Оно было длинным, с пышной юбкой, ярко-красного цвета, с жестким корсетом, расшитым мелкими драгоценным камнями. Слезы дракона, поняла я, и тут же нахлынули воспоминания о другом платье с таким же украшением. Но я сумела сдержать себя и не разреветься.

За неделю до бала в честь нашей с Валином помолвки мы порталом перебрались во дворец. К счастью, здесь нас поселили в разных концах коридора. Я теперь хотя бы могла спать спокойно, не опасаясь его ночных визитов. Мне выделили трех фрейлин и двух горничных, поэтому одна я теперь не оставалась с утра до вечера. Вся прислуга относилась ко мне уважительно, но отстраненно. Мое отчаяние уже почти достигло того предела, когда опускаются руки и становится все равно, что с тобой происходит. Плюсом в проживании во дворце было то, что мне позволялось гулять, естественно, в сопровождении кого-то из фрейлин. Моим любимым местом стал огромный зимний сад с самыми разнообразными растениями. Я могла часами сидеть под сенью какого-нибудь кустарника или низкорослого деревца.

Больше всего я ненавидела завтраки, обеды и ужины. Так как есть в комнате мне не позволялось, то приходилось делать это вместе со всеми в общей столовой. Драконы не сводили с меня глаз, о чем-то перешептываясь и постоянно ухмыляясь. Император всегда смотрел на меня с презрением и даже брезгливостью, как на какого-то мерзкого червяка. А в глазах Валина отражалась неприкрытая похоть, от которой меня тошнило.

Пару раз я столкнулась с Варниарой. Первый раз это произошло в коридоре левого крыла, ведущего в зимний сад. Я видела девушку лишь мельком. А второй раз мы столкнулись нос к носу, когда я возвращалась из столовой после очередного неприятного обеда.

-Посмотрите, кто это! – насмешливо воскликнула драконица. – Человеческая девка!

Я собралась было пройти мимо, но она схватила меня за руку, остановив.

-Нравится быть игрушкой в руках Валина? – прошипела она мне в лицо. – Я знаю, насколько он изощрен в постели.

-Отпусти меня, - тихо, но требовательно произнесла я, глядя в пол.

-Не понимаю, что его привлекло в тебе, - отступила она на шаг и окинула меня презрительным взглядом. – Ни рожи, ни кожи. Ты даже наследника ему выносить не сможешь. А впрочем… Может, и выносишь. Вот только сдохнешь во время родов.

Я вскинула на нее испуганный взгляд.

-Еще ни одна человеческая девка не выживала, когда рожала дракона.

71
{"b":"253009","o":1}