ЛитМир - Электронная Библиотека

Сначала она лежала, словно оцепенев, но потом согрелась и немного расслабилась. Он уже спал: мерное дыхание шевелило волоски у нее на лбу. Эльф подумала об Изе и Матти и их вольных шуточках. Подумала о мистрис Марте, се добрых напутствиях и советах, как обращаться с мужем. И хотя она многое узнала, все же помыслить не могла, чтобы применить ее слова на деле. Однако нужно сказать, что этот мужчина, обнимавший ее сейчас, совсем не соответствовал ее представлениям о том, чего следовало ожидать. Он мог бы взять силой то, чего желал, исполнить супружеский долг, но предпочел подождать. Дал ей время привыкнуть к огромной перемене в жизни. Возможно, брак вовсе не такое уж плохое дело.

Проснувшись утром, она увидела, что Ранульф ушел. В окно лился серый утренний свет. Значит, уже поздно. На столе стояла миска с чистой водой. Девушка обтерлась, натянула одежду и домашние туфли и направилась в зал. Ранульф уже завтракал.

– Тебе следовало разбудить меня, – мягко попеняла она и, перекрестившись, села за стол. Служанка принесла ей овсянку, и девушка принялась за еду.

– Я посчитал, что тебе нужно дать поспать подольше, Элинор, и Аида со мной согласилась, – пояснил он. – Мы ехали почти без остановок, и ты не привыкла к таким длинным путешествиям, малышка. – Он взял ее ладонь и легонько погладил. – Ты хорошо спала?

– Да, – кивнула она, краснея.

Муж поднял к губам ее руку и расцеловал каждый пальчик.

– Я рад, – шепнул он.

Эльф задохнулась, не в силах ответить, и, несмотря ни на что, продолжала упрямо жевать овсянку. Наконец она смогла свободно дышать. Господи, ей так неловко, просто непонятно, что делать, ведь он так вежлив и добр с ней!

– Выпей сидра, – посоветовал Ранульф, сунув ей в руку чащу.

Она со всхлипом втянула воздух и залпом проглотила сидр. Пенистая жидкость попала не в то горло, и Эльф закашлялась. Ранульф похлопал ее по спине. Он отчаянно хотел заключить ее в объятия и пообещать, что все будет хорошо. В ней так очаровательно сочетаются взрослая женщина и застенчивая девочка! И как смело она защищалась перед королем! Да, она сильна духом, его Элинор, но в силу своего воспитания до сих пор старалась усмирять свои порывы. Даже теперь она пыталась держать себя в руках, хотя ему этого совершенно не требовалось.

Эльф наконец немного пришла в себя и уставилась на него слезящимися глазами:

– Не пойму, как это вышло.

– Просто ты забыла, как надо дышать, когда я поцеловал твои пальцы, – без обиняков пояснил Ранульф. – Ты слишком льстишь мне, Элинор. Должен признать, что, хотя завоевал репутацию хорошего воина и верного рыцаря, дамским угодником меня не назовешь. Ты вскружишь мне голову, если будешь вести себя подобным образом каждый раз, когда я ласкаю тебя, малышка.

Он весело усмехнулся.

– Я не привыкла к нежностям, господин, – пролепетала Эльф. – Ты действительно поразил меня, но это приятный сюрприз.

Его глаза совсем как лесные озера осенью. Неужели возможно утонуть в них? – дивилась она.

– Ты не потеряешь сознание, если я снова коснусь тебя?

– Нет, господин.

– Нет, Ранульф, – поправил он, погладив ее по щеке. – Мне доставит удовольствие слышать свое имя из твоих уст.

– Ранульф, – едва слышно прошептала она. – Господин мой Ранульф.

Голова его пошла кругом. Какой ласковый у нее голосок!

– Теперь, малышка, кажется, у меня дух захватило, – признался он.

Романтическую сцену прервал осторожный кашель.

– Доброе утро, господин и госпожа, – приветствовал Седрик. – Если вы уже позавтракали, прошу вашего позволения поговорить о делах поместья, которые я хотел бы уладить сегодня.

Ранульф положил свою тяжелую руку поверх ладошки Эльф.

– Говори, Седрик, – разрешил он. – Мы слушаем тебя.

– Нам необходим управитель, господин. У нас его не было со смерти прежнего. Лорд Ричард был так увлечен своей женой, да простит меня госпожа, что не имел времени назначить нового. Джон, сын Айды и племянник старого управителя, выполнял его обязанности, хотя никто не дал ему эту должность. Он хороший человек, господин, и готов честно трудиться. Я бы рекомендовал его вам.

– А может ли он читать и писать? – осведомился Ранульф.

– Лорд Роберт следил, чтобы те, кто ищет знаний, получали требуемое, – отозвался Седрик. – Джон, как и я, обучался у старого отца Мартина, который уже давно на небесах.

– Джон в зале? – спросил Ранульф.

– Я здесь, господин, – откликнулся Джон, выступая вперед.

– Назначаю тебя управителем Эшлина. Принеси свои записи госпоже, чтобы она могла их проверить, – велел Ранульф.

– Спасибо, господин, – с поклоном ответил Джон и отошел.

– Ну, что дальше? – продолжал Ранульф.

– Мельник и его жена бездетны и не имеют никакой надежды на наследников, поскольку оба состарились. Просят у вашей милости разрешения взять ученика из крепостных.

Эльф поспешно дернула мужа за рукав.

– Назначь Артура, – попросила она. – Он это заслужил и, кроме того, будет усердно трудиться.

– Госпожа предлагает Артура. Он тоже здесь? – справился Ранульф.

– Да, господин, – ответил Артур, выступая вперед. Пока Эльф была в Вустере, парень удрал из монастыря и вернулся домой, зная, что де Бад тоже поехал на суд короля и, следовательно, сам он в безопасности.

– Хочешь стать учеником мельника, Артур? Господи, его спрашивают, чего он хочет! Артур потрясение огляделся. Его новый господин совсем не такой, как прежние!

– Да, господин, мне это по душе. Хорошее ремесло, и, может быть, в один прекрасный день я накоплю денег купить себе свободу, – обрадовался он.

– Ты получил ее в тот день, когда я стал господином Эшлина, Артур, – провозгласил Ранульф. – Ты спас мою жену от похотливых притязаний Саэра де Бада, не думая о собственной жизни, и тем доказал, что достоин самой высокой награды. Я составлю вольную.

– Господин! – Артур упал на колени и поцеловал руку Ранульфа.. – Я никогда не сумею достойно отблагодарить вас! – воскликнул он.

– Ах, мой дорогой друг, семь лет ученичества покажутся тебе адом по сравнению с жизнью крепостного, – возразил Ранульф. – Но когда этот срок окончится, если ты проявишь усердие… – Он пожал плечами. – Мельник не вечен. Надеюсь, ты станешь достойным его преемником.

– Спасибо, господин! – повторил Артур, поднимаясь и отходя к остальным слугам. Всего за несколько минут вся его жизнь разительно изменилась. Редко бывало, чтобы крепостной так возвысился!

– Есть еще какие-то дела, Седрик? – поинтересовался Ранульф.

– Нет, господин, это все, – низко поклонился эконом.

– Нам нужен камень, чтобы надстроить ограду. Где его можно отыскать?

– На наших землях есть каменоломня, господин. Можно добыть, сколько потребуется. Приказать управителю послать работников?

– Да, только когда снег прекратится. Да и мне нужно осмотреть поместье.

– Как прикажете, господин.

– А ты, малышка, просмотри сегодня записи управителя, – обратился Ранульф к жене. – Хорошая хозяйка знает все о своих владениях. И если мне придется отправиться на войну, ты здесь будешь главной, так что тебе полезно узнать все тонкости управления, а не только те, что обычно касаются женщины.

– А ты знаешь грамоту? – полюбопытствовала Эльф.

– Я вырос при дворе короля Генриха, самого образованного из всех мне известных людей. Подобно твоему отцу, он позволял учиться каждому, кто этого хотел. Большинство моих приятелей считали умение читать и писать пустой тратой времени. Какая нужда простому рыцарю обременять себя подобными знаниями? Но я понимал, что судьба иногда готовит нам самые неожиданные сюрпризы, поэтому проводил долгие часы с одним из дворцовых капелланов. Хотя почерк у меня не слишком красив, все же я пишу разборчиво. Ты удивлена? И меньше уважала бы меня, будь я неграмотным?

– Нет, господин мой Ранульф, я бы сама тебя научила, – заверила она, к его величайшему изумлению. – И конечно, не стала бы хуже к тебе относиться, У многих мужчин просто времени не хватает, но мать-настоятельница всегда твердила, какая это жалость, ибо плохо образованный хозяин так и напрашивается на то, чтобы слуги его обокрали. Мы просмотрим записи Джона вместе, чтобы он увидел, что и ты можешь читать и писать. Он расскажет об этом другим и тем самым раз и навсегда воспрепятствует всяческим попыткам тебя одурачить. Кстати, господин мой Ранульф, толи ты собираешься привозить камень, может, велишь наломать немного и для церкви? Она почти разрушена, и, пока мы ее не починим, я не могу просить у епископа другого священника.

27
{"b":"25301","o":1}