ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Земля лишних. Последний борт на Одессу
Я оставлю свет включенным
Ключ к сердцу Майи
Любовный водевиль
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Диссонанс
Отбор для Темной ведьмы

Ирмагард Бувье покинула монастырь три года спустя после прибытия Эльф, чтобы готовиться к свадьбе с неким немолодым рыцарем. Он уже успел жениться дважды, и дети его были старше будущей мачехи. К этому времени Эльф и в самом деле оставила дочь графа далеко позади.

– К сожалению, она отнюдь не самая способная из воспитанниц, – коротко заметила сестра Катберт после того, как торжествующая Ирмагард, вне себя от восторга, отправилась к жениху.

А за стенами монастыря война разгоралась с новой силой. В 1139 году Матильда высадилась на побережье Англии. Два года спустя король Стефан был захвачен в плен, и дочь Генриха I и внучка Вильгельма Завоевателя с триумфом вошла в Лондон. Но претендентка на английский престол страдала излишней чванливостью и алчностью и немедленно возложила на народ ярмо непосильных податей. Ее тезка, жена Стефана, изгнала узурпаторшу из столицы, и в 1147 году та наконец навсегда покинула Англию. Ее преемником стал сын, Генрих Плантагенет, властитель Анжу и Пуату по рождению и повелитель Аквитании по праву брака с Алиенор Аквитанской, наследницей этого государства.

В 1152 году Эльф стала послушницей. Предполагалось, что она принесет монашеские обеты двадцать второго июня, в день празднования первого английского мученика, и Эльф решила, что возьмет его имя и отныне будет именоваться сестрой Олбен. Ее лучшая подруга Матти собиралась принять постриг в тот же день под именем сестры Коламбы. Что же до третьей подруги, Изабо Сен-Симон, она намеревалась покинуть монастырь в конце лета и отправиться домой, в Ворчестер, где уже будет ждать жених.

Как-то поздней весной девушки сидели на склоне холма, присматривая за отарой овец. Две были одеты одинаково, в серые одеяния послушниц, третья нарядилась в ярко-красную тунику поверх синих юбок.

– Поверить не могу, – вздохнула Иза, – что тебе отрежут волосы. Эльф. Кровь Христова, я всегда им завидовала. Просто грех!

Она осторожно погладила золотисто-красные волосы подружки.

– Тщеславие не пристало невестам Христовым, – тихо возразила Эльф.

– Но ты вовсе не тщеславна! – запротестовала Иза. – Какая жалость, что тебя не выдадут замуж. Эльф! Могу поклясться, что немало знатных мужчин дрались бы за право получить твою руку и готовы взять тебя совсем без приданого! Ты куда красивее меня и Матти. Страшно подумать, что через несколько месяцев нас навсегда разлучат! Пусть я вечно жалуюсь, но, по правде говоря, мы неплохо проводили здесь время, верно?

– Да уж, приключений было немало, – лукаво хихикнула Матти.

– Скорее злоключений, – усмехнулась Эльф. – Я, бедняжка, изо всех сил старалась уберечь вас от неприятностей, Тебе пора исправиться, Матти.

– Матушка-настоятельница знает, что это невозможно, – пробормотала Матти. – Поэтому я вместе с сестрой Катберт буду заботиться о малышах. Настоятельница утверждает, будто к вечеру я буду так уставать, что не хватит времени на глупые проделки. Она говорит, что каждый по-разному служит Господу. А сестра Агнес сказала, что, если мой голос будет еще улучшаться, когда-нибудь я стану главной певчей. Вы же знаете, как я обожаю музыку!

– Но едва Матильда Фицуильямс станет сестрой Коламбой, – ехидно заметила Иза, – больше ей не придется ходить к амбару и подсматривать, как отец Ансельм охаживает молочницу своим огромным жезлом.

– Жаль, что ты отказывалась пойти с нами, – хмыкнула Матти. – Даже не представляешь, какого зрелища лишилась! Кажется, я приношу Господу огромную жертву и поняла это после того, как узрела мужчину и женщину в порыве страсти! Как противно, что у моей семьи нет средств выдать меня замуж за здоровенного парня. Но я смирилась с судьбой, и на душе легче при мысли, что я приношу Богу свою девственность.

– Не могу дождаться, пока мы с сэром Мартином ляжем в брачную постель, – вмешалась Иза. – Говорят, в первый раз ужасно больно, но потом все проходит «

Когда отец Ансельм втыкает свое толстое копье в молочницу Хильду, она визжит от удовольствия.

– И дрыгает ногами, пока не сцепит их за спиной нашего доброго священника, – продолжала Матти. – Потом они качаются вверх-вниз, рычат, стонут и, наконец, успокаиваются. Мне так нравится, когда он кладет голову на ее пышные груди, а иногда, Эльф, не поверишь, даже сосет их, как грудной младенец. Ужасно интересно наблюдать за ними. Так возбуждает!

Эльф поспешно закрыла уши ладонями.

– Матти! Матти! Ты знаешь, что я не желаю слушать ничего подобного! Как тебе не стыдно сплетничать, да еще о нашем преподобном отце! Если не прекратишь, придется все рассказать матушке Юнис, а мне совсем этого не хочется! Как я боюсь за твою душу, Матти!

Матти подалась вперед и потрепала подругу по плечу пухлой ручкой.

– Не стоит расстраиваться из-за меня, Эльф. Как только я приму обеты, больше никаких визитов к амбару. Нельзя служить сразу двум господам, а мой хозяин – всемогущий Господь, не повелитель похоти и тьмы.

– Рада это слышать, Матти, – ответила Эльф, немного успокоившись.

Она искренне любила подруг, с которыми выросла. И не важно, что Изабо суетна, ведь ей скоро предстоит стать женой и матерью, но вот Матильда – дело иное. Мать-настоятельница велела ей воспитывать малых детей. Эльф пришлось поговорить об этом с сестрой Катберт, но та, похоже, не приняла всерьез ее опасения.

– Некоторые девушки бегают к амбару, прячутся и подсматривают, как Хильда забавляется с любовником, – с тревогой сообщила Эльф и, понизив голос до шепота, неловко добавила:

– Даже те, которые должны принять постриг.

Сестра Катберт ответила почти слово в слово то же, что и Матти:

– Но они пока не монахини, малышка Эльф, и сгорают от любопытства увидеть, чего лишатся навсегда. Узрев плотскую любовь, они либо посчитают ее неприятной и будут рады избавиться от подобной мерзости, либо поймут, чего лишатся, если станут верно служить Господу. В этом нет вреда, доколе сами они остаются целомудренными. Почти все девушки бегали в сыроварню. Даже я, когда была очень молода, – призналась она потрясенной Эльф. – Не волнуйся, дитя мое. Из Матильды выйдет прекрасная монахиня.

– Но я не сказала… – начала было Эльф.

– Не сказала, – с улыбкой согласилась сестра Катберт. – Может, тебе стоит тоже побывать у амбара, прежде чем принять постриг?

– Никогда! – яростно воспротивилась Эльф, ожесточенно тряся головой. – Я стараюсь сохранить свою чистоту в целости и неприкосновенности и прийти к Христу невинной невестой. Другого пути для меня нет.

– Каждый из нас выбирает свою дорогу, – утешила сестра Катберт и сменила тему:

– Сестра Уинифред твердит, что лучшей ученицы у нее еще не было. Даже попросила матушку сделать тебя ее помощницей в садике с лечебными травами. Она уже немолода, дитя мое, и в один прекрасный день ты можешь занять ее место. Только не говори, что я сказала тебе, пока сама настоятельница не объявит.

Несколько дней спустя Эльф услышала о своем предполагаемом назначении и очень обрадовалась. Она любила старую монахиню, которая научила ее лечить раны и болезни. А в садике так мирно и спокойно! Летом все цветет, и в воздухе разливается благоухание. Какое счастье – знать свое место в твердом распорядке монастыря!

– Смотрите! – воскликнула Иза, возвращая ее к действительности. – К монастырю приближается всадник! Интересно, что за новости он везет! Кровь Марии! Смотрите, как солнце блестит у него в волосах! Совсем как золото!

– Это у меня волосы золотые! – возразила Матти.

– Не золотые, а желтые, как солома, а когда их срежут, смотри как бы коровы их не съели! – хихикнула Иза. – Никто не станет жалеть о твоих волосах. А вот личико у тебя миленькое.

– Надеюсь, через несколько лет ты пришлешь сюда свою первую дочь, так что я смогу рассказать ей, какой назойливой, скандальной особой была ее мамаша, – усмехнулась Матти.

– Вы обе просто ужасны, – упрекнула Эльф, но тут же присоединилась к хохочущим подругам. – Ох, Иза! Мне будет так не хватать твоей откровенности и острого, как кинжал, язвительного язычка! Буду молить Бога, чтобы сэр Мартин понял, какая чудесная жена ему досталась, пусть и немного капризная.

3
{"b":"25301","o":1}