ЛитМир - Электронная Библиотека

Она повернулась и выплыла, сопровождаемая сестрами Джозефой и Уинифред.

– Но если Вилла отправится за лордом Ранульфом, кто присмотрит за Эльф? – поинтересовалась сестра Коламба.

– Я позабочусь о госпоже, сестра, не беспокойтесь, заверила Орва.

– Но вы должны прибрать все это.

– Иди за сестрами и настоятельницей, – добродушие посоветовала Орва, поняв тревоги монахини: ведь госпожа была ее старой и верной подругой. – Когда помолитесь можешь вернуться и помочь мне. Буду рада, дорогая сестра.

Сестра Коламба кивнула.

– Ты права, – сказала она и поспешила за остальными.

– Ты вполне можешь скакать верхом, – сказала Орва Вилле. – Пойди и оседлай лошадь. Передай господину, что госпожа здорова и его сын, слава Господу, тоже. Возвращайся с ним, мне без тебя не обойтись. Только смотри, чтобы старая Аида за вами не увязалась. Успеет увидеть малыша, когда привезем всех в Эшлин. Кроме того, не мешало бы госпоже выбрать няньку помоложе. Аиде уже семьдесят. Не донимаю, почему бы ей не вспомнить о своем возрасте и не уйти на покой.

– Наверное, считает, что успеет належаться в могиле, ма, – встала на защиту бабки Вилла. – Хочет быть полезной. Будь ты в ее годах, неужели добровольно рассталась бы со всем, что тебе дорого в жизни, и целыми днями просиживала бы на солнышке?

Орва изумленно уставилась на нее. Подумать только, она считала Виллу глупенькой девчонкой! Как же ее дочь повзрослела, всего за несколько месяцев!

– Поспеши, девочка, – велела она, не отвечая. А ведь Вилла права. Ни за что не позволила бы Орва старости победить себя и все так же продолжала бы принимать новорожденных, но ведь между ней и свекровью существует огромная разница.

Вилла, словно догадавшись, о чем думает мать, лукаво улыбнулась и покачала головой, прежде чем выбежать из дома. Не найдя на конюшне сестры Джозефы, девушка оседлала ту лошадь, на которой приехала, весело помахала на прощание рукой сестре Перпетуе и поскакала к Эшлину.

…Ворвавшись в ворота на полном скаку, девушка крикнула недоумевающему Седрику:

– Где господин? Я привезла новости. Эконом повел ее в зал, и Вилла, едва поклонившись, метнулась к высокому столу.

– Господин, сегодня у вас родился чудесный сынок! Госпожа благополучно разрешилась и тоже здорова. Ой!

Только сейчас Вилла заметила еще одного рыцаря, того, что посетил Эшлин несколько месяцев назад. Такой красавец, сразу видно, что не простой человек.

– Простите, господин, – извинилась она, краснея. – Я так торопилась сообщить вам, что не заметила гостя. Ранульф широко улыбнулся:

– Ты прощена. Вилла. Скажи, девочка, малыш крепкий? А моя милая жена? Все обошлось?

– Да, господин, – кивнула Вилла и подробно пересказала все, что случилось сегодня.

– Меня послали за вами, – добавила она. – Вы поедете? Госпоже не терпится вас увидеть.

– Иди на кухню и поешь, девушка, – велел Ранульф. – Вернемся в монастырь вместе. Отдохни. Через чае отправимся в путь.

– Хорошо, господин, – откликнулась Вилла и с низким поклоном отошла. Девушка не ела целый день и сейчас умирала от голода.

– Поздравляю, Ранульф! – воскликнул сэр Гаррик Талиферро. – Теперь у тебя есть сын и наследник.

– Первый из многих, надеюсь. Ранульф был вне себя от радости и сиял, как весеннее солнышко, но, внезапно отрезвев, нахмурился:

– Мы можем ехать в Вустер прямо из монастыря. Говоришь, не знаешь, зачем герцог Генрих хочет меня видеть?

– Нет. Могу сказать только, что он приехал тайно и послал меня сюда. Чем быстрее доберемся, тем скорее узнаешь.

– Придется провести ночь в монастыре. Приедем туда уже в сумерках, но до утра лучше никуда не трогаться.

– Я думал оказаться в Вустере примерно через неделю, – признался сэр Гаррик. – Герцог будет рад увидеть нас раньше назначенного срока.

Через час рыцари вместе с Виллой пустились в дорогу. Солнце уже опустилось за холмы, отделяющие Англию от Уэльса, когда ворота монастыря открылись перед ними. Сестра Перпетуя приветливо заулыбалась гостям. Спешившись, они передали лошадей сестре Джозефе.

– Слава Богу, вы благополучно добрались, – приветствовала их настоятельница, спеша навстречу. – Элинор все звала вас, и вам, наверное, не терпится увидеть сына!

Ранульф кивнул и, представив аббатисе Талиферро, попросил:

– Мы с сэром Гарриком умоляем о гостеприимстве. Нельзя ли провести сегодняшнюю ночь под вашим кровом?

– Разумеется, сэр, вы оказываете нам честь.

– Где Элинор? – нетерпеливо осведомился Ранульф.

– Вилла проводит вас в странноприимный дом, господин. Сэр Гаррик, у нас редко бывают посетители. Служанка леди Элинор покажет, где вы сможете отдохнуть. Доброй ночи.

Мужчины последовали за Виллой. Та показала сэру Гаррику, где обычно размещаются гости мужского пола, а Орва тем временем торопливо поклонилась Ранульфу.

– Добро пожаловать, господин. Госпожа не может дождаться, пока вы увидите нашего Симона Хьюберта.

– Трудно ей пришлось? – спросил Ранульф. Орва покачала головой:

– В жизни не думала, что такая малышка произведет на свет настоящего богатыря и без особого труда. Редко увидишь такие быстрые и легкие роды, словно у ее изголовья ангелы стояли, господин.

– Так оно и было, – кивнул Ранульф, – ибо моя Элинор – лучшая из всех женщин на свете.

– Она здесь господин, – показала на дверь женской спальни Орва, и Ранульф едва не оторвал ручку, торопясь поскорее узреть жену.

– Малышка! – прошептал он, становясь на колени и целуя ее в лоб.

Эльф улыбнулась мужу. Господи, как она его любит!

– Наконец-то ты здесь. Я хотела, чтобы они послали за тобой, когда начались схватки, но Орва все твердила, что мужчины тут ни к чему. Посмотри, у очага стоят ясли. Там наш сын.

– А ты, малышка? Ничего не повредила?

– Все хорошо. Иди к Симону Хьюберту. Он самый прекрасный ребенок на земле!

Ранульф поднялся, подошел к импровизированной колыбельке и восхищенно уставился на мирно спавшего сына. На крошечной головке кудрявился рыжий пушок.

– У него твои волосы! – ахнул Ранульф, осторожно коснувшись лобика малыша. – Он прекрасен. – Он снова подошел к кровати и, придвинув табурет, сел. – Мы решили назвать его Симоном. Почему Хьюберт?

– Сегодня праздник святого Хьюберта, покровителя охотников, – пояснила жена. – Мне посоветовали дать ему второе имя в честь Хьюберта. Но крещение только завтра, так что, если не хочешь, назовем просто Симоном.

– Нет, я думаю, что это очень подходящее имя, Элинор.

– Ты был прав, господин. Мне не следовало ехать в монастырь перед самыми родами. Но я в жизни не предполагала, что мой ребенок появится именно здесь.

Ранульф взял ее руку и расцеловал каждый пальчик.

– Хотя я предпочел бы, чтобы наш первенец родился в Эшлине, здесь ты в такой же безопасности, как и там. В окружении добрых монахинь, так тебя любящих, ты чувствовала себя лучше и разрешилась быстрее. Я не сержусь на тебя.

– Они так много для меня сделали, Ранульф. Настоятельница была спокойна и ободряла меня. Сестра Уинифред дала мне снадобье, чтобы облегчить муки. А сестра Джозефа вымыла и выложила душистыми травами ясли, чтобы сделать Симону колыбельку. Матти ободряла и поддерживала меня, помогая пережить страх и боль.

– В благодарность, Элинор, мы сделаем щедрый дар монастырю, – тихо пообещал Ранульф.

– Нельзя ли нам вернуться домой завтра? – с надеждой спросила Эльф. Как красив ее муж. Сильный и нежный… если бы только она посмела признаться ему в любви! Она перевела взгляд на сына. Настоящее чудо! Голос мужа вернул ее к действительности:

– Думаю, тебе следует отдохнуть несколько дней перед возвращением. Утром я еду в Вустер, а на обратном пути остановлюсь здесь, и мы поедем вместе, малышка. Орва говорит, что роды были легкими, но отлежаться не помешает. Я приказал, чтобы через неделю сюда прибыла дюжина вооруженных всадников. Даже не пытайся уехать без меня, малышка. Даешь слово?

– Да, – недоуменно протянула Эльф. – Но зачем тебе в Вустер?

44
{"b":"25301","o":1}