ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты пришлешь гонца с известием о возращении?

– Вряд ли, поскольку миссия моя секретная. Однако попытаюсь, малышка. Как только услышишь о смерти короля Стефана, знай, что я на пути домой, – объяснил Ранульф. – Тогда королева вместе с сыном приедут в Англию.

Эльф собрала вещи мужа, которые и нагрузила на мула. Две нарядные туники и две повседневные. Она сама сшила несколько камиз из тонкого полотна, уложила шоссы, нижние туники, красивое сюрко, чтобы носить поверх кольчуги при дворе, дорогой пояс, украшенный гранатами и жемчугами, и пару подбитых мехом перчаток, а также легкий шерстяной плащ, опушенный рысью.

– Уж не знаю, хватит ли этого, – волновалась она.

– Наверняка, – рассмеялся Ранульф. – Ведь я всего-навсего простой рыцарь, и мне ни к чему привлекать излишнее внимание, малышка. Я должен выглядеть простым английским воробушком среди ярких павлинов-придворных. Кроме того, мул понесет еще и доспехи. Меня могут пригласить участвовать в турнире.

Эльф побледнела.

– А что, если тебя ранят?! – охнула она. – И кто будет стирать твою одежду, если тебе придется пробыть в Нормандии больше месяца?! Герцог Генрих подумал об этом, когда давал тебе поручение? Нет! Конечно, нет! Привык командовать, не заботясь о безопасности и благоденствии подданных!

Ранульф восхищенно покачал головой. Он в жизни не видел Элинор в таком бешенстве!

– Стирать одежду – обязанность оруженосца, – пояснил он и шутливо добавил:

– Пэкс пообещал заботиться обо мне не хуже жены.

Эльф презрительно фыркнула.

Солнце только взошло, мул уже был навьючен. Пэкс в сотый раз поблагодарил дядю за то, что порекомендовал его на должность оруженосца, поцеловал свою гордую мать и вскочил на коня. Ранульф невольно улыбнулся, видя волнение молодого человека. Он знал, что Пэкс никогда не выезжал раньше из Эшлина и с нетерпением ожидает великих приключений.

Эльф изо всех сил сдерживала слезы. Она не станет ныть, не выкажет слабости!.. В конце концов, Ранульф не на войну идет!

– Я буду молиться за твое благополучное и скорое возвращение, господин мой, – тихо обронила она, – и за то, чтобы никакие опасности тебя не коснулись.

– Чем раньше я уеду, тем быстрее вернусь, малышка, – пообещал он и, сжав жену в объятиях, нежно расцеловал.

– Береги Симона и Эшлин, жена, – наказал он на прощание.

– Обязательно, Ранульф, – поклялась она. Не мелькнуло ли в его взгляде что-то новое? Последнее время она заподозрила, что, вероятно, любовь – не столь уж незнакомое для него чувство. Если бы только она могла свободно открыть душу!

Эльф неотрывно следила за мужем, уже успевшим сесть на боевого коня. Он нагнулся и, подняв ее, поцеловал в последний раз. Эльф задохнулась от счастья.

– Прощай, малышка, – прошептал он, ставя ее на землю. Черт побери, ее ответный взгляд более чем красноречив! Неужели это возможно? Неужели она отвечает на его чувства? Смеет ли он надеяться?

Ранульф вздохнул и пустил лошадь шагом. Откровенный разговор подождет до его возвращения, Кроме того, он должен быть твердо уверен в том, какое место занимает в ее жизни. Если она любит его, он желает услышать это из ее уст. Ему нужна не жалость, а любовь Элинор.

Эльф смотрела вслед мужу и его оруженосцу, пока они не исчезли вдали, и, печально покачав головой, вернулась к своим повседневным обязанностям. Необходимо немедленно поговорить с Фулком, Джоном и Седриком. В следующем месяце начнется жатва, поля нужно вспахать и засадить озимыми. И если все хотят получить новую зимнюю одежду, пора стричь овец, ткать сукно, а все излишки шерсти продать на летней ярмарке. Так что дел по горло!

А тем временем на опушке леса, граничившего с Эшлином, скрывался за кустом Мэрии Ап-Оуэн. Он не доверил своим людям разведать обстановку в небольшом поместье, предназначенном стать целью следующего набега. Он всегда шел сам на такие опасные дела, и в этом крылся секрет его удачливости.

Присмотревшись, он заметил, что стены, окружающие Эшлин, куда выше, чем рассказывала Айлин. Неужели солгала? Несла чушь? Или новый владелец надстроил ограду? Скорее всего последнее, ибо при всех своих пороках Айлин не глупа и довольно наблюдательна. Нужно подобраться ближе. Айлин утверждала, что ров мелок, но вполне возможно, его успели углубить.

Он вышел из леса и направился по узкой тропе, ведущей к воротам. Сегодня валлиец был одет просто, в зеленое с коричневым, чтобы легче было раствориться среди листвы. На спине он нес оселок. Он часто прибегал к такой маскировке. В любом поместье найдутся тупые ножи, хотя там наверняка имеется свой оселок. Все же в подобном виде Мэрии не возбудит подозрений и легко найдет ночлег в любом месте. Это наилучший способ-вес хорошенько осмотреть. Слуги, особенно женщины после ночи любовных утех, обычно склонны сплетничать.

Мэрии Ап-Оуэн растянул губы в волчьей ухмылке.

Как он и ожидал, его охотно впустили в Эшлин. Валлиец сразу определил, что ров действительно углубили, а узкую земляную насыпь срыли, и ее место занял подъемный мост из толстых дубовых бревен. Изнутри по всем стенам шел деревянный помост, где день и ночь дежурили часовые. Мэрии не ожидал, что в Эшлине так много вооруженных людей, да к тому же, по всей видимости, хорошо обученных. Да, Эшлин – орешек куда тверже, чем он предполагал. Придется хорошенько поразмыслить, как прорвать оборону. Но стоит ли результат такого риска?

Вечером, сидя в зале. Мэрии тщательно взвешивал все» за»и «против». Овцы и скот пасутся за оградой и, похоже, являются самой большой ценностью в поместье. Животных можно угнать без всякой опасности для жизни. Хотя дом кажется уютным и хорошо прибран, валлиец не заметил ни серебра, ни богатой утвари, ради которой стоило бы идти на штурм. Айлин движет неуемная жажда мести, но даже страсть к извращенным забавам не затмит в Мэрине здравого смысла.

Хозяйка поместья, похоже, вышла замуж удачно, за хорошего человека. Это видно сразу по царящему здесь порядку и мерам предосторожности, принятым хозяином против нежеланного вторжения. Он сам на месте де Гланвиля сделал бы то же самое. Однако, судя по разговорам, хозяин сейчас в отлучке. Пожалуй, самое время украсть скот.

Взгляд Мэрина Ап-Оуэна обратился к жене лорда. Айлин называла ее маленькой монашкой, но Мэрии посчитал самым прекрасным созданием на свете. Красновато-золотистые аккуратно заплетенные волосы скромно прикрыты вуалью.

Глаза валлийца оценивающе прищурились. Судя по тому, как слуги стараются угодить даме, она любима и почитаема. Неужели он впервые в жизни столкнулся с действительно порядочной женщиной? Мэрии в жизни не подумал бы, что подобные еще существуют. Но при этом невольно гадал: а каковы так называемые порядочные женщины в постели? Так же безупречно элегантны и холодно-спокойны, как днем? Или сгорают от страсти и плавятся в объятиях мужа. К сожалению, вряд ли ему удастся узнать это наверняка!

Мэрину Ап-Оуэну постелили у очага и утром накормили хлебом с сыром. Поскольку никто не нуждался здесь в его услугах, он покинул Эшлин и направился через холмы в Гвинфр. Прибыв в свой небольшой замок, он пошел в покои Айлин.

– Значит, ты вернулся, господин! – приветствовала она с порога. Сегодня Айлин была в синем шелковом наряде в тон глазам и распустила по плечам золотистые волосы.

– Ложись и подними юбки, – скомандовал он вместо ответа. – Мне недоставало твоего горячего и на все готового, алчного лона, Айлин. Когда ублажишь меня, тогда и поговорим, прелестная шлюха!

Он бросился сверху и безжалостно вонзился в нее. Но Айлин оставалась довольно равнодушной, хотя и притворялась, что разделяет его страсть. Мэрии понял, что во время его отсутствия она, должно быть, перепробовала всех мужчин замка, но ни слова не сказал. Пусть воображает, будто способна одурачить его! И хотя ему импонировала ее абсолютная распущенность, в глубине души Мэрии сознавал, что рано или поздно отошлет ее назад, к Клауду, и, уж во всяком случае, не позволит безнаказанно наставлять себе рога. Да и нельзя, чтобы его люди посчитали своего предводителя ничтожным слабаком, легко выпустившим из рук бразды правления!

52
{"b":"25301","o":1}