ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Про деньги, которые не у всех есть
Семья в огне
Черный человек
Серафина и расколотое сердце
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Развитие эмоционального интеллекта: Подсказки, советы, техники
Всегда вовремя
Ловушка архимага

Саэр де Бад сделал несколько глотков из фляжки, висевшей на поясе, вытер рот рукой и скрылся за кустами. Девушка покраснела, услышав предательское журчание. Вернувшись, рыцарь объявил:

– Так не желаете напиться? Тогда нам пора ехать. Эльф покачала головой. Она умирала от жажды, но боялась пойти к ручью из страха, что потом захочет облегчиться. Разве она осмелится на такое в обществе мужчины?

– Едем, сэр, – попросила она. – Мне не терпится поскорее добраться до Эшлина.

Он снова подсадил ее в седло и отступил.

– Благодарю вас, сэр. Теперь я не свалюсь.

Рыцарь коротко кивнул и, вскочив на жеребца, повел ее лошадь в поводу. Наконец густой лес расступился, и с вершины очередного холма Эльф увидела свой родной дом – небольшое каменное здание, освещенное заходящим солнцем. Сердце девушки сжалось, и, сама того не замечая, она пришпорила кобылку и помчалась по лугу, не обращая внимания на разбегавшихся овец. Спутник, вначале растерявшись, последовал за послушницей, несколько удивленный ее смелостью. Он не ожидал ничего подобного от столь милой покорной девицы.

Рыцарь ухмыльнулся. Да, следующие несколько дней скучать не придется! А вдруг под мышино-серыми одеяниями и белоснежным апостольником скрывается живая и отнюдь не глупая особа? Айлин такого, разумеется, не ожидает! Вряд ли это ей понравится, но его кузина достаточно осторожна, чтобы не делать опрометчивых поступков. То, что началось как простое поручение привезти сестру Ричарда де Монфора, обернулось весьма интригующим, а может, и выгодным дельцем. Пожалуй…

Сэр де Бад снова усмехнулся.

Глава 2

Молодой слуга помог Эльф слезть с седла.

– Добро пожаловать домой, леди, – прошептал он. И хотя девушка не узнала его, все же вежливо поблагодарила.

– Пожалуйста, присмотри, чтобы за кобылой хорошо ухаживали, – попросила она паренька. – Это лошадь настоятельницы, и ее следует возвратить в монастырь через два дня.

Слуга кивнул.

– Я сам позабочусь о ней, госпожа, – пообещал он. – Я Артур, внук Айды. Не думаю, что вы меня помните.

– Ну конечно, помню! – воскликнула Эльф. – Мы играли вместе, и, когда мама умерла, ты принес мне маргаритки, которые сорвал на лугу. И плакал, когда я уезжала. Как сейчас вижу: стоишь рядом с бабушкой, шмыгаешь носом и вытираешь глаза рукавом. Да благословит тебя Бог, Артур, и убережет от беды!

Артур торжественно кивнул и, улыбаясь, повел кобылку к конюшне. Но тут ворвавшийся в ворота на полном скаку де Бад окликнул девушку:

– Подождите, госпожа, я провожу вас к брату. – Он соскользнул на землю и, схватив Артура за шиворот, приказал:

– Эй, парень, возьми и моего коня!

– Вы очень добры, сэр, но я помню дорогу, – отмахнулась Эльф.

Де Бад шагнул вперед и стиснул ее руку.

– Леди, мне было ведено привезти вас в Эшлин, и я не выполню поручения до конца, если не приведу вас к кузине и ее мужу, – процедил он и повел Эльф в главный зал. – Кузина, я вернулся!

Айлин де Монфор, растянув губы в улыбке, поспешила к вошедшим.

– Добро пожаловать в Эшлин, дорогая Элинор! – воскликнула она. – Жаль только, что повод для твоего визита столь печален.

Эльф внезапно сообразила, что невестка могла бы послать за ней раньше, в более спокойные и счастливые времена, но тут же постаралась выбросить из головы непрошеную мысль. Приветственно протягивая руки, она направилась к Айлин и расцеловала ее в обе щеки.

– Да благословит тебя Бог за то, что позвала меня, Айлин. Твой кузен рассказывал, как преданно ты заботишься о Ричарде, а теперь я здесь и помогу тебе. Где мой брат?

– Вон там. – Айлин показала на стоявший у очага топ-Чан. – Сейчас он спит, но проснется, если ты окликнешь его. Я оставлю вас одних, поговорите свободно, вспомните прошлое. Пойдем, кузен. Я хочу немного прогуляться по саду, подышать свежим воздухом.

Эльф даже не заметила ухода новоявленных родственников. Бедняжка в ужасе воззрилась на спящего брата. Настоящий скелет, обтянутый желтовато-серой кожей! Некогда красивый мужчина теперь стал почти уродом: впалые щеки, резко выдающиеся скулы, слишком большой для исхудавшего лица нос. Когда-то густые волосы поредели, и теперь он почти облысел.

Эльф встала на колени у ложа брата.

– Дикон, – позвала она со слезами на глазах, – наконец я дома и помогу тебе поправиться.

Глаза Ричарда медленно открылись. Костлявые пальцы сжали ее руку.

– Кто ты? – прохрипел он.

– Это я, Дикон, Эльф! Твоя сестра. Распустив тонкие завязки апостольника, она тряхнула головой и храбро улыбнулась.

– Эльф, – прошептал он, – это в самом деле ты? Ты выросла.

– Надеюсь, что так, братец. Прошло девять лет с тех пор, как мы виделись. Я собираюсь принять постриг, но тут приехал сэр де Бад и сказал, что ты тяжело болен. Знаешь, я помогала монастырской лекарке и, наверное, сумею тебя вылечить.

– Я умираю. Эльф, – печально усмехнулся Ричард, – и мне уже никто не поможет. Когда я покину этот мир, сестра, Эшлин будет твоим.

– Но что станется с Айлин? – пробормотала пораженная Эльф. – Ведь она твоя жена, Дикон. И поместье должно перейти к ней.

– По закону ей причитается вдовья часть, и она возвратится к де Вареннам, – возразил Ричард. – Эшлин твой. Ты еще не постриглась и, если такова будет твоя воля, найдешь мужа. Эшлин невелик, но может стать неплохим приданым. Оставь в монастыре те деньги, что я внес. Так будет вполне справедливо. Что ни говори, а монахини заботились о тебе все это время.

– Но мне не нужен муж, – запротестовала Эльф. – Я готова служить Господу, Дикон, и, кроме того, не позволю тебе умереть. Я знаю все целебные травы. Расскажи, что тебя мучит. Когда ты заболел?

– Больше года назад. Сначала ныл живот, и я не мог есть жирное, но через день или два все проходило. Потом мне все чаще становилось плохо. Все внутренности горели огнем. Я ослабел так, что почти не мог ходить, ездить верхом и даже стоять. Потом хворь внезапно отпускала, и я вроде как немного приходил в себя, только чтобы снова свалиться. Теперь я ничего не могу удержать в животе и, как видишь, почти лишился зубов и волос. Я понимаю, конец недалек, Эльф, и не верю, что ты исцелишь меня, сестричка.

– Но я попытаюсь, – перебила она. – Обязательно попытаюсь, Дикон.

– Хуже, чем сейчас, мне уже не будет.

– Почему у тебя нет детей? – прямо спросила Эльф.

– Айлин бесплодна, хотя я не смею сказать ей правду, ибо это разобьет ей сердце. У меня два сына и дочь от крепостных женщин, только не говори ей ни слова. Она уверена, что во всем моя вина, хотя это не так. Ты сохранишь мой секрет, Эльф, правда? Я признался тебе в грехе, а разве ты не связана обетом хранить тайну исповеди?

Но ведь Ричард так любил жену! Почему же искал утешения в постелях других женщин?

Однако Эльф решила, что это ее не касается. Сейчас главное – здоровье брата!

– Можешь положиться на меня, Дикон, – успокоила она его. – А теперь усни. Я тем временем попрошу Айлин отвести место для моих трав. Нельзя терять ни минуты. А где старая Аида?

– Она не разговаривает со мной с того дня, как тебя отправили в монастырь. Ноги ее не было в этом доме.

– Я найду ее, и она поможет мне вылечить тебя, Дикон, – выдохнула Эльф и, поднявшись, окликнула служанку:

– Где хозяйка дома?

– В саду, госпожа.

– Отведи меня к ней и отправляйся на поиски Айды. Передай, что я дома и нуждаюсь в ее помощи Девушка последовала за служанкой в сад, утопавший в цветущих розах. По дороге она отметила, что, пока мать была жива, за садом ухаживали куда заботливее.

Оглядевшись, она заметила невестку. Та сидела в самом дальнем конце сада, рядом с кузеном. Они о чем-то шептались, склонив друг к другу головы. Служанка поспешила прочь, а Эльф громко окликнула Айлин. Та вскочила словно ужаленная и бросилась к Эльф.

– Господи, как ты меня напугала, Элинор! Щеки женщины полыхали, и от этого она казалась еще красивее.

6
{"b":"25301","o":1}