ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты ведь не просто крепостной, верно? – хмыкнул Мэрии.

– Меня зовут Сим, господин, и я при надобности замещаю начальника стражи Фулка, – сообщил парень. – Мой хозяин выказал вам свое уважение, послав сюда человека моего положения, а не какого-то безмозглого болвана. Могу я потолковать с госпожой? Всего несколько слов, чтобы успокоить ее супруга.

– Так и быть, – кивнул Мэрии, – но говори при всех.

– Я привез вам привет из Эшлина, госпожа. Мы каждый день молимся за ваше благополучное возвращение. Отец Ос-вин велел передать, что у нас все живы и здоровы, а Седрик, Аида, Вилла, Симон, Орва и Фулк шлют свою любовь. Ваш муж обещал освободить вас как можно скорее, леди Элинор.

Что мне ему передать?

– Как видишь, Сим, я не пострадала, и Мэрии Ап-Оуэн хорошо со мной обращается. Скажи господину и всем остальным, что я по ним скучаю.

Она широко улыбнулась и многозначительно кивнула. Сим учтиво поклонился, весьма довольный собой. Как ловко он ухитрился дать знать госпоже, что ее дитя не болеет. Валлийский разбойник и его шлюха так ничего и не поняли! Госпоже, разумеется, не терпелось получить вести о сыне, но все в Эшлине считали, что похитители понятия не имеют о ребенке, иначе украли бы и его.

– Поезжай к хозяину, – велел Мэрии, – и напомни, что терпение мое не безгранично, хотя и я тоже считаю, что осторожность не помешает. Явишься через месяц, условимся о времени и месте встречи. Но если твой хозяин попытается меня предать или получить жену без выкупа, я убью ее, – подчеркнул он. – Ты понял, Сим из Эшлина?

– Конечно, господин, но опасаться нет причин. Лорд Ранульф мечтает лишь о возвращении жены, ибо на всей земле нет для него человека дороже, – заверил Сим и снова поклонился. Сначала хозяину дома, потом Эльф.

– Иди с миром, – кивнул Мэрии. Сим удалился.

– Наглый ублюдок! – взорвалась Айлин. – Тебе следовало бы разрубить его на куски и в таком виде отослать господину.

– Ты слишком безрассудна, – возразил Мэрин Ап-Оуэн. – Какой смысл убивать простого посланца? Я не вижу в этом особой радости, а тем более выгоды. В чем провинился этот самый Сим? А вы, леди Элинор, думаю, будете дома уже к весне. Довольны?

– Очень! – не покривила душой Эльф. Как хорошо увидеть Сима, узнать, что Симон здоров, а Ранульф вернулся! Это означает, что король Стефан мертв, а на трон взошел Генрих Плантагенет. До Гвинфра новость еще не дошла. Впрочем, какая теперь разница?

– Вы должны закончить гобелен, – заметил Мэрин. – Я вывешу его здесь, в зале, на всеобщее обозрение.

– Это достаточно жалкая плата за кров и еду, господин, – проронила Элинор. Как он смотрит на нее! И хотя изо всех сил старается скрыть желание, ему это плохо удается. Только бы Господь смилостивился и не дал Мэрину надругаться над ней. Дошло до того, что она не смела поднять на него глаза и откровенно боялась наступления ночи. Последнее время она привыкла ложиться в постель сразу же после ужина, чтобы уснуть к тому времени, когда придет он. Но все усилия были напрасны. Она не могла уснуть до тех пор, пока не услышит храпа. Его чувства пугали Элинор и одновременно, как это ни странно, волновали. Это было искушение в самом чистом виде, и от нее требовалось немало сил, чтобы ему противостоять.

И еще Айлин. Она не так глупа, чтобы не понимать, что происходит, а если приревнует Мэрина, способна на любую подлость. И это тоже страшило Эльф.

«О Ранульф! Пожалуйста, поспеши! Я хочу домой! Хочу оказаться в твоих объятиях, снова ощутить вкус твоих губ, взять на руки сына. О Ранульф! Скорее! Скорее!»

Глава 18

«Сердце у него тверже кремня», – думала Айлин, сидя за столом рядом с Мэрином Ап-Оуэном. Он не любит ее и никогда не любил. Она тешила себя мечтами о том, что когда-нибудь завоюет его, но в конце концов признала поражение. Каким же ударом для нее было понять, что Мэрии способен на глубокое чувство! Только не к ней. Во всем, что касалось Элинор де Монфор, Мэрии был мягче масла. Ублюдок! А ее соперница, язык которой в последнее время жалил хуже осы, как ни в чем не бывало улыбалась Мэрину, поднося к губам чашу. Жаль только, что она не наполнена ядом до самых краев! Маленькая лживая ханжа!

Что же, настало время Айлин позаботиться о себе. Пусть чертов валлиец и лучший любовник из всех, какие у нее были, – этого недостаточно. Впервые в жизни Айлин поняла, что хороший любовник – это еще не все. Похоже, она не отличается от других женщин, и хочет, чтобы ее тоже любили, а если этому не суждено сбыться, значит, нужно подумать о своем будущем. Но почему ни один мужчина не любил ее?

Она ведь так красива!

Ричард де Монфор клялся, что не может жить без Айлин, но оказалось, что он всего-навсего сгорал от вожделения, как и остальные. И скоро надоел Айлин. Прошло совсем немного времени после свадьбы, а пыл его заметно остыл. Он ожидал, что она станет кем-то вроде экономки: будет вести хозяйство, лечить омерзительно смердящие раны и не менее гадкие хвори крепостных. Даже сейчас, при воспоминании об этом, Айлин брезгливо поморщилась. Она не из таких дур, чтобы заниматься всякой чепухой!

Всю жизнь Айлин нуждалась в поклонении и восхищении. Пусть другие служат ей! Для черной работы существуют слуги, но Ричард посмел требовать от нее исполнения хозяйских обязанностей, постоянно толковал о каком-то долге! О, ее мать со всем справлялась, но она просто старая клушка!

А ее кузен, Саэр де Бад, который соблазнил Айлин, когда та была совсем маленькой, хотя, по правде говоря, это она обольстила его. А отец договорился о ее браке с Ричардом де Монфором, потому что у де Бада не было ни денег, ни дома, и к тому же они находились в близком родстве. Сначала Айлин страдала, мучилась при мысли о том, что ее отдадут другому. Но Саэр успокоил ее, пообещав, что рано или поздно они будут вместе. Однако, пока она не взяла дело в свои руки и не начала поить мужа медленно действующим ядом, а потом не призвала к себе кузена, Саэр не давал о себе знать.

По приезде он начал рассказывать сказки, будто все это время старался стать достойным ее и поэтому искал выгодную службу. Лгун! Она, и она одна была его единственным средством добыть поместье и некоторое положение. Но, судя по тому, как он вел себя после смерти Ричарда, Айлин подозревала, что он и не подумал бы убить Элинор и мирно жил бы с ней в супружестве, сохранив Айлин в качестве любовницы. Теперь она радовалась, что их план не удался. Предательство Саэра было бы для нее слишком тяжким ударом.

Но все это ничто по сравнению с изменой Мэрина Ап-Оуэна. Что он находит в Элинор?! Подумать только, страдает, словно влюбленный молокосос! И даже ни разу не овладел ею! Или это не так?! Да уж не лжет ли он? Как можно любить женщину, с которой никогда не спал?!

Айлин такого не понимала и серьезно подозревала, что Мэрин Ап-Оуэн скрыл правду. Да, хитрая кошечка эта Элинор де Монфор. Не хочет, чтобы кто-то, тем более Айлин, узнало ее грешках! Должно быть, она и в самом деле пригрела Мэрина в постели, иначе почему выглядит такой спокойной и безмятежной? Распутная сучка! Что ж, Айлин не проведешь!

Да, но что теперь делать? Мэрии следит за своей драгоценной пленницей, как мать-наседка за цыплятами. А когда его нет, рядом вечно торчит проклятый Гвилл. Как бы ни хотелось Айлин расправиться с Элинор, шансов почти нет. Но она должна отомстить тем, кто так больно ее ранил! Кроме того, несмотря на все наслаждение, что она дарит Мэрину Ап-Оуэну, тот начал уставать от нее. И от швырнет так же легко, как любую деревенскую девку! И что тогда делать?

Она только недавно начала заниматься борделем Клауда, и еще не время вытеснить хозяина и занять его место. У нее нет достаточно денег, а Мэрии наверняка откажется помочь. Наоборот, с жестоким наслаждением прогонит ее, предоставив самой о себе заботиться. Подлец! Но без золота она бессильна.

И тут Айлин поняла, что выход прямо у нее под носом! Она украдет присланный Ранульфом выкуп, прежде чем деньги попадут в Гвинфр. Достаточно хорошей лошади, чтобы Айлин де Варенн отправилась куда глаза глядят и стала хозяйкой лучшего борделя во всей Англии.

70
{"b":"25301","o":1}