ЛитМир - Электронная Библиотека

Арвид опустилась на колени и поцеловала подол юбки Эльф.

– Госпожа, о госпожа! Ваша доброта спасла меня. Я с радостью поеду. И вынесу все испытания, потому что вина моя огромна. Я буду молить о прощении и клянусь Пресвятой Девой честно и преданно служить вам.

Эльф подняла девушку.

– Значит, решено, – спокойно сказала она. – Пойдем, нас ждут в зале. Господин Мэрии собирается отпустить меня. И мне не терпится отправиться домой.

Они спустились в зал, где уже подали завтрак. Эльф уселась за стол и с аппетитом принялась за крутые яйца, сыр, масло и хлеб, утоляя жажду разбавленным вином и весело кивая Симу, который тоже воздавал должное еде. После завтрака Мэрии Ап-Оуэн встал и объявил:

– Все вы можете подтвердить, что я – человек благородный. Господин Эшлина передал выкуп, который я потребовал за возвращение его жены, и в том, что золото украли, его вины нет. Я считаю нечестным и дальше удерживать леди Элинор и поэтому передаю ее под покровительство Сима из Эшлина. Пусть никто не смеет тронуть их и пальцем. Они покинут Гвинфр с миром, а после их отъезда мы отправимся по следу злобной ведьмы, посмевшей похитить мои деньги. Идите и готовьтесь в путь. Не знаю, долго ли нам придется скитаться, поскольку неизвестно даже, в каком направлении уехала сука, но мы затравим ее, парни. А потом…

Он зловеще рассмеялся, и от этого звука у Эльф мурашки пошли по коже. Тот человек, которого она знала, снова исчез, а его место занял незнакомец, вселявший страх одним своим видом.

Она встала и, молча спустившись с возвышения, подошла к Симу.

– Поедем домой, Сим, – попросила Эльф, и тот поспешно кивнул. Оба, не оглядываясь, проследовали во двор, где стояла Арвид, державшая под уздцы лошадей.

– Она едет с нами? – неверяще охнул Сим.

– Арвид – хорошая девушка, – твердо ответила Эльф. – И я не оставлю ее здесь. Вот увидишь, она будет верно служить мне.

Сим побоялся, что его хозяйка внезапно сошла с ума, но не стал возражать, ибо сейчас не было времени спорить. Кроме того, стоит господину узреть эту лживую тварь, он немедленно прогонит ее в шею.

Сим помог женщинам сесть в седла, вскочил на своего коня, и они медленно спустились с холма на узкую дорогу, ведущую к границе.

День выдался необычайно теплым, солнце ярко светило с безоблачного неба, и в воздухе пахло весной. Эльф уже забыла, каково это, когда с неба не льется дождь. Она посчитала такую погоду хорошим предзнаменованием, хотя Айлин де Варенн, которой грозила смерть, сейчас туго приходится. Куда она исчезла? Но какое дело до этого ей, Эльф? Даже если Мэрин Ап-Оуэн и не поймает Айлин, ее непременно ждет суд Божий за все преступления. Лучше выбросить ее из головы.

– Мэрин Ап-Оуэн считает, что мой муж неподалеку, Сим. Это так? – спросила она парня.

– Да, госпожа. Удивляюсь, почему мы его до сих пор не встретили. Я думал, что он окажется у ворот Гвинфра еще на рассвете. Возможно, увидев, что меня нет на холме, он догадался, куда я уехал, и решил выждать.

Не прошло и получаса, как на холме показался вооруженный отряд. Эльф напрягла зрение, пытаясь разглядеть всадников, и с радостным воплем пришпорила кобылку. Сим улыбнулся при виде знакомых лиц. Впереди скакал лорд Ранульф, подгоняя боевого коня. Наконец они сблизились и натянули поводья. Ранульф в мгновение ока очутился на земле и, сняв жену с седла, сжал в объятиях.

– Я люблю тебя, – прошептал он ей на ухо. – Люблю! И принялся жадно целовать жену, припадая к ее губам, как умирающий от жажды.

Эльф, задохнувшись, со смехом отстранилась и подняла на мужа счастливые глаза.

– Почему ты не признался мне в этом раньше! – воскликнула она. – Я умирала от желания услышать эти слова, ибо отчаянно люблю тебя.

– Ты любишь меня? – потрясений ахнул Ранульф. – Да, большой глупый болван! Как мне не любить мужчину, от которого я не видела ничего, кроме нежности и доброты?

– Но почему ты молчала?

– Считала, что такой умудренный жизнью человек посмеется над моими глупыми чувствами, сочтет их ненужным бременем, а меня – романтической дурочкой. Я добилась твоего уважения и доверия. И не хотела их терять, бормоча бессмысленные признания. А ты? Почему до сих пор не открыл своего сердца?

– Не думал, что ты способна любить человека, оторвавшего тебя от привычной жизни, для которой ты была предназначена, – вырвалось у Ранульфа. – Но, Элинор, я полюбил тебя с того момента, как впервые увидел, милую, доброжелательную, отчаянно старавшуюся спасти жизнь брата. Никогда не думал, что могу иметь настоящий дом, прекрасную женщину, которая станет заботиться обо мне и родит детей. Но король преподнес мне неслыханно щедрый дар. Я опасался, что, если скажу правду, ты мне не поверишь. Обольешь презрением, посчитаешь глупцом, пытающимся улестить тебя, чтобы овладеть твоим прекрасным телом. Опасался потерять твою дружбу, малышка.

Он легонько провел костяшками пальцев по щеке жены, вытер одинокую слезу.

– Не плачь, родная. Мы снова вместе. Больше я никогда не допущу, чтобы ты попала в беду. Продолжай путь в Эшлин, а я тем временем доберусь до Гвинфра и уничтожу его и его подлого хозяина. Больше Мэрии Ап-Оуэн не станет разорять округу.

– Нет! – вскинулась Эльф, положив руку ему на плечо.

– Означает ли это, что у меня есть причина для ревности?

– Давай немного прогуляемся, и позволь мне все объяснить, – попросила Эльф. – Не уверена, льстит мне твоя ревность или оскорбляет. Неужели ты способен подумать, что я была неверна тебе, Ранульф? Пойдем.

Она взяла его под руку и повела по лугу. Рассказ занял, казалось, целую вечность. Эльф поведала, как Айлин де Варенн замыслила похитить ее.

– Поверь, любимый, Мэрии Ап-Оуэн заслуживает той репутации, которую ему приписывают. Однако со мной он был неизменно учтив и добр. Защищал от всех попыток Айлин убить или искалечить меня. Мэрии по-своему благороден и великодушен. Вчера Айлин, переодевшись мужчиной, украла выкуп и исчезла. Поэтому меня и не вернули. Но Сим оказался храбрым человеком, Ранульф, и на закате приехал в Гвинфр. Тогда все и обнаружилось. Сегодня утром Мэрии освободил меня и дал слово, что больше набегов на Эшлин не будет.

– И ты ему веришь?

– Да, – спокойно отозвалась Эльф. – Как себе самой. Я четыре месяца была его пленницей и видела ту сторону Мэрина Ап-Оуэна, которую он никогда не показывает другим, кроме разве своего старого слуги Гвилла, который присматривал за мной. Он не настолько порочен, каким его считают. Все это время я спала в каморке рядом с его спальней, так как он боялся, что Айлин отомстит мне при первой же возможности. В его покои никто не имел доступа, кроме Гвилла. Там я была в безопасности. И он ни разу не попытался обесчестить меня. Я жила там, как в монастыре.

Слова Эльф обеспокоили Ранульфа, хотя он знал, что жена не солжет. Не в характере Элинор лукавить.

– А что ты делала днем? – полюбопытствовал он.

– Мы с Гвиллом нашли ткацкий станок, поставили у очага, и я ткала гобелен. Пока не выпал снег, собирала травы и растения и делала мази, отвары и снадобья для обитателей замка. У них нет лекаря. Я научила Гвилла, что делать в случае нужды.

Ранульф против воли засмеялся. Как это похоже на его жену! Неисправима! Неизменные сострадание и участие!

– Бьюсь об заклад, ты чинила одежду валлийца! – поддразнил он.

– Конечно, – кивнула Эльф, но тут же хихикнула. – В замке нет ни одной служанки, и Айлин таки ми вещами себя не утруждает. Не могла же я допустить, чтобы господин Гвинфра ходил оборванцем!

– Малышка, – едва выговорил Ранульф между взрывами хохота, – я люблю тебя всем сердцем и душой. Другой такой, как ты, просто нет на свете.

– Лорд Мэрин помчался в погоню за Айлин. Боюсь только, что ему нелегко придется, ибо она могла выбрать любую дорогу. Гвинфр уже полуразрушен. Оставь свою затею. Если Мэрии когда-нибудь вернется, у него будет хоть какое-то убежище. Поедем домой, к нашему сыну, Ранульф. Ему давно пора иметь брата или сестру.

75
{"b":"25301","o":1}