ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Найл видел, как с корабля быстро спускали лодку, и через несколько минут рассчитывал снова оказаться вместе с собакой на борту «Чайки». На борту суетилась Скай:

— Боже! Скорее же, идиоты! Быстрее опускайте лодку, пока он не утонул. Если он или собака утонут, я вас всех протащу под килем по пути в Ирландию!

Лодка коснулась воды, и гребцы быстро направили ее к лорду Бурку и Инису, барахтающимся в воде. Скай, свесившись с юта, лихорадочно руководила спасением. В пенном море темная голова Найла качалась рядом с серебристо-черной головой собаки. Увлекшись спасением, все совершенно забыли про пиратов. Вначале корсары были поражены, потом капитан кивнул одному из моряков.

Пиратское судно приблизилось к «Чайке». Матрос обхватил Скай поперек талии, и они вместе перелетели на разбойничий корабль.

Она яростно завопила, ногти вонзились в моряка, но он только рассмеялся — белоснежные зубы блеснули в черной бороде на фоне загорелого лица. Отбиваясь от пирата, Скай слышала крики, летевшие с ее корабля. Разбойники взялись за мушкеты и начали стрелять в воду, стремясь помешать спасению лорда Бурка. Наконец лодка достигла Найла, его с собакой подняли из воды.

— Слава Богу, — всхлипнула Скай. Она слышала, как Найл зовет ее, и, воспользовавшись секундным замешательством пирата, вырвалась и закричала:

— Найл! Найл!

В отчаянии он стоял в лодке и простирал к ней руки:

— Мы идем к тебе, любимая! Идем!

Раздался яростный залп мушкетов, и Скай увидела, как на его груди раскрылся красный цветок. В ужасе она не отводила глаз, а потом неистово закричала, когда лорд Бурк замертво свалился на дно.

— Боже, я убила его. Я его убила! — Она зарыдала. А потом ее сознание померкло, и она погрузилась в спасающую от боли темноту.

ЧАСТЬ 2. АЛЖИР

8

Сад Халид эль Бея был прекрасен. Квадратный, он раскинулся за его виллой — двухэтажным мраморным зданием, парящим над городом Алжиром. Из дома и сада открывался великолепный вид: панорама города и ниже — недавно выстроенный турецкий форт Касбах, подножие которого лизали голубые волны Средиземного моря.

В саду росли лимонные и апельсиновые деревья, громадные лиственницы, пестрели розы всех мыслимых цветов и оттенков. Во всю длину протянулся Т-образный бассейн с фонтанами. Вдоль ухоженных дорожек из гравия то тут, то там располагались мраморные скамейки. В саду Халид эль Бея звонко переливались фонтаны, пели птицы, шелестел ветер в кронах деревьев, гудели пчелы.

Единственной обитательницей сада в тот миг была красивая женщина, устроившаяся в кресле. На ней был простой белый с голубым кафтан, изящные ноги обуты в кожаные сандалии. Кожа отливала белизной, лишь на щеках розовел румянец, глаза подведены синей краской. Густые иссиня-черные волосы в беспорядке разбросаны по плечам.

Халид эль Бей, вышедший из дома в сад, молча наблюдал за женщиной. Это был высокий мужчина средних лет, темные волосы только начинали седеть на висках. Кожа слегка золотилась, короткая черная борода, сияющие угольно-черные глаза, необыкновенно длинные для мужчины, красивые ресницы — весь его облик дышал достоинством и красотой. Он был не тучен, его тренированное тело бугрилось мускулами. Лицо имело форму овала, глаза широко расставлены, длинный нос по-аристократически прям, губы тонки, но чувственны.

Глядя на миловидную женщину, Халид эль Бей понимал, инстинкт его не обманул. Она и в самом деле очень красива, хотя два месяца назад это трудно было определить. Но Халид эль Бей под слоем грязи разглядел жемчужину и купил ее, несмотря на возражения Ясмин.

Она поправлялась медленно. В первую неделю эль Бей сам вливал ей между губ целительный куриный бульон. Она почувствовала его доброту и заговорила с ним с первым.

— Кто вы?

— Меня зовут Халид эль Бей.

— Где я?

— В моем доме в городе Алжире.

Она снова замолчала, но через мгновение вновь решилась задать вопрос:

— Как я попала сюда?

— Тебя привез капитан Райз эль Абдул. Скажи, красавица, как тебя зовут?

— Скай, — ответила она.

— Откуда ты?

Ее огромные, точно сапфиры, голубые глаза наполнились слезами.

— Не знаю, — всхлипнула она. — Спросите у капитана Райза эль Абдула. Он должен знать. Халид эль Бей покачал головой:

— Нет, тебя перенесли к нему с другого корабля. Он только что вышел в плавание, а эль Абдул возвращался домой, и его окликнули с палубы. — И, заметив страх на ее лице, успокоил. — Не надо бояться, красавица Скай. Я уверен, вскоре память вернется к тебе. Ты — из Европы: мы ведь говорим по-французски, хотя твой акцент говорит о том, что ты не француженка. А сейчас отдохни. У нас еще будет время поговорить с тобой.

Но память к ней до сих пор не возвращалась Мавританский врач внимательно ее осмотрел и нашел, что ей от восемнадцати до двадцати лет, что она не девственница и, вероятно, родила больше одного ребенка. Она не больна, зубы ее оказались целыми. Поскольку врач не нашел никаких повреждений, он заключил, что потеря памяти вызвана сильнейшим потрясением, о котором мозг старается не вспоминать.

Прекрасные глаза, которые в зависимости от настроения изменяли цвет от небесно-голубых до зеленоватых, открылись и посмотрели на него.

— Господин Халид. Он улыбнулся.

— Как ты себя чувствуешь, красавица? — Присел рядом и погладил ее по волосам.

— Мне гораздо лучше, господин.

— Мы должны поговорить с тобой, Скай.

— О чем, господин?

— Ты знаешь, меня зовут Халид эль Бей. Но у меня есть и другое имя. Меня прозвали Алжирским Сводником. Я владею множеством домов, наполненных красивыми женщинами, единственный смысл существования которых ублажать приходящих к ним мужчин. Я владею ими так же, как владею тобой.

— Мной? — не поверила Скай. — Вы владеете мной?

— Да. Капитан Райз эль Абдул купил тебя у капитана, а потом продал мне.

— А зачем вы меня купили?

Халид эль Бей улыбнулся. Потеря памяти затронула многое в ее голове.

— Я купил тебя, Скай, потому что намереваюсь сделать из тебя изящнейшую куртизанку, которую только знал Алжир. А потом помещу в свой лучший дом, именуемый «Счастьем».

— И что я должна буду там делать, господин?

— Ты не помнишь, как люди любят друг друга? Скай покачала головой.

— Я прикажу Ясмин просветить тебя в некоторых вопросах, — вздохнул эль Бей. — А потом буду учить тебя сам. Завтра же и начнем — доктор уверил меня, что ты достаточно окрепла.

— Ясмин меня не любит, господин Халид.

— Ясмин рабыня, как и ты, Скай. И будет выполнять все, что я прикажу. Если она чем-нибудь тебя обидит, сразу же скажи мне об этом.

— Хорошо, господин. И спасибо вам, — тихо произнесла она. — Я буду старательно учиться, чтобы угодить вам.

Он размышлял над ее ответом. Халид эль Бей считал, что Скай — из благородной семьи и христианка. Но потеря памяти совершенно лишила ее всяких этических и религиозных принципов. Если бы удалось привить ей склонность к физической любви, она бы затмила всех куртизанок со времен Аспасии. Перспектива была блестящей, и Халид эль Бей взирал на нее с воодушевлением.

Вечером после ужина, отпустив рабов и отдав распоряжение мажордому относительно партнерши на ночь, он пригласил женщину, надзирающую за его знаменитым борделем. Ясмин расположилась напротив, и он в который раз восхитился ее красотой. Ей было около сорока. Но она была христианкой, а христианки — самые красивые рабыни. Он купил ее более двадцати лет назад. Она была обучена древнейшему ремеслу и стала его первой женщиной такого сорта. Благодаря ей он сумел поставить дело так, что далеко опередил своих конкурентов.

Бордели в Алжире большей частью располагались в портах и служили матросам всех национальностей. Богатые горожане имели собственные гаремы и не нуждались в подобных услугах. Но торговцы плотью приглядели один известный базар. Главный город северного побережья Африки — Алжир — встречал многих важных гостей. Они не желали женщин ни из борделей, ни с базара. Их-то нужды и решил удовлетворить Халид эль Бей и весьма в этом преуспел.

27
{"b":"25302","o":1}