ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отец гордился Джеффри. В семь лет Джеффри отправился из дома на воспитание к графу Шрусбери; потом он так же поступил и с собственным сыном. С полдюжины сыновей знати постигали там хорошие манеры, науки, политику, искусство быть вельможей. Но в той жизни не было места любви. Дом он увидел лишь через три года и за все это время только на месяц вырвался к своим. Дома оказалась лишь младшая сестра по отцу Элизабет, две другие девочки жили в чужих домах, где их учили, как быть женой и матерью. Бет пришла в восторг от блестящего десятилетнего брата, но он остался холоден к маленькой девочке.

На следующий год Бет уехала. А в двенадцать лет он женился на девочке, чья жизнь для него ничего не значила, но чья смерть сделала его богатым. Его мать и мачеха умерли, сестер он едва знал, отец не поощрял сантиментов, а серенькая робкая жена была вовсе не в его вкусе. Таинственная и прекрасная женщина, которая теперь лежала рядом с ним, дала ему больше, чем кто-либо другой. Неудивительно, что он влюбился в нее с невинностью, несвойственной светскому человеку

Он крепко обнял ее и прижал к себе. Мысли Скай начинали проясняться. Ее незабвенный Халид доставлял ей много радости, но такой страсти она еще никогда не испытывала — пугающей и в то же время восхитительной. Казалось, их тела сливались воедино.

С самого начала стало ясно, что Джеффри хотел от нее больше, чем интрижку на одну ночь. Он сказал, что любит ее, и она начинала в это верить. Скай не была наивной. Она понимала, что, приехав из Алжира, живет в этой стране иностранкой. И когда уедет Робби, а он вскоре собирался в плавание, она останется без защиты мужчины. Дела требовали ее присутствия здесь, в Лондоне, а не в Девоне. И если она намеревалась здесь жить, ей нужен был покровитель.

Она вышла бы замуж снова. Но кто сравнится с Халидом эль Беем? Она была слишком своенравна и образованна, чтобы выходить замуж за обыкновенного лондонского купца. А для лорда ее происхождение казалось недостаточно высоким. И поскольку Джеффри был женат, у нее оставался лишь один путь. И хотя он ей претил, она знала, что у нее нет выбора. К тому же нужно думать о Виллоу.

Страшного в этом ничего не было. Джеффри любил ее и казался мил. Она не нуждалась в его деньгах и останется независимой. Ее признают любовницей графа, и другие мужчины не будут докучать ей. Никто в здравом уме не посмеет приблизиться к женщине графа Линмутского!

Дыхание Джеффри стало глубоким и ровным. Как он красив во сне! Ангельский граф, как прозвала его молва. Сон стер циничное и себялюбивое выражение, лицо сделалось почти беззащитным, хотя в нем и чувствовался характер. Глаза Скай скользнули по широким плечам и груди графа, ниже к поясу и бедрам. Длинные стройные ноги Джеффри покрыты золотистыми волосками, ступни узкие, слегка изогнутые с ухоженными ногтями. Взгляд остановился на его мужской сущности: член был мягок и гнездился среди мягких светлых волос. Сейчас он казался беспомощным, а еще недавно был огромным, способным доставлять невиданное удовольствие. Ей захотелось его потрогать.

— Надеюсь, ты его одобрила?

Скай отдернула руку и покраснела. Потом судорожно вздохнула.

Джеффри усмехнулся, протянул руки и привлек ее к себе:

— Ну что, ведьмочка, изучаешь меня? Так я спросил, он тебя устраивает? — спрашивая, он обвел языком вокруг ее уха, потом пощекотал внутри. Скай дернулась и от восторга поежилась.

— Прекрати, Джеффри! Да! Да! Он меня, безусловно, устраивает.

Граф потянулся рукой к ее груди и потер сосок.

— Несколько дней королева будет отдыхать, и я хочу увезти тебя куда-нибудь из Лондона и все время любить.

— Хорошо, — ответила она, немного удивляясь себе. Граф снова усмехнулся:

— Как приятно. Ты так прямодушна; мне это нравится. Вверх по реке я знаю один постоялый двор — небольшой и приятный, там отменная еда. С тамошним землевладельцем я знаком.

— Ты всех своих любовниц возишь туда? — спросила она резче, чем ей бы хотелось.

— Я не брал туда ни одну женщину, — понимающе ответил он. — Там я отдыхаю от забот, которые накладывает на меня мое положение. Побудем там несколько дней, а потом ты решишь, хочешь ли стать моей любовницей. Если откажешься, наша связь останется тайной. И хотя мне на весь мир хочется кричать о своей любви, я не скомпрометирую тебя в глазах света.

— Извини, Джеффри, за мои поспешные слова. И спасибо тебе за заботу.

— Родная, у меня было несколько любовниц, а ты всегда была замужней женщиной. Я знаю, тебе трудно примириться с таким положением. — Он взял в свои ладони ее лицо и нежно поцеловал. — Какой у тебя сладостный рот!

Скай почувствовала, как желание вновь просыпается в ней:

— Черт побери, Джеффри, от одного твоего поцелуя я слабею и тут же возгораюсь. Что ты со мной делаешь?

— А что со мной делаешь ты, Скай? Я становлюсь просто ненасытным.

Они снова бросились в объятия друг друга; их губы, руки и тела слились. Они целовались до боли, пока не задохнулись. Вновь твердый член касался ее бедра. Скай потянулась вниз и принялась его ласкать. Удивленный, он застонал от наслаждения.

На этот раз обошлось без мучительного ожидания. Скай развела бедра, и он оказался в ней. Она напрягла мышцы, как учила ее Ясмин.

— Боже! — воскликнул Джеффри, когда волна наслаждения нахлынула на него. Он попытался проникнуть глубже, и снова обволакивающе она сжала его.

— Прекрати, ведьма! — взмолился он. — Это самая сладостная пытка. Но от нее я сейчас умру. Я хочу, чтобы и ты наслаждалась!

Руки Скай, крепко обнимавшие его, ослабили хватку, и Джеффри нежно забормотал:

— Я знал, ведьмочка, что под внешностью дамы кроется пылкая развратница. Откройся мне, дорогая. Как же ты горяча и сладостна!

Он двигался напористо и ритмично, с каждым разом, казалось, проникая все глубже и глубже. Она раскрылась перед ним, охватывая его всего. О Боже! Ей все было мало! Оргазм налетел на нее, как вихрь, сокрушая с такой силой, что она потеряла сознание и, проваливаясь в темноту, услышала его крик.

Первое, что она почувствовала, приходя в себя, — поцелуи, покрывающие ее лицо. «Невероятно, до какой степени он меня возбудил», — подумала Скай. Она открыла глаза и из-под дрожащих век посмотрела на него — на ресницах сверкали слезы. Он в ответ улыбнулся ей и тонким пальцем провел сверху вниз по носу.

— Ты совсем, голубоглазая, заморочила меня. Завтра после полудня мы отправимся вверх по реке в «Утку и селезня». И несколько дней будем только любить друг друга в красивой комнате с окнами на реку, есть и пить сладкое вино. Ты так привяжешься ко мне, что никогда не захочешь меня оставить. — И, поцеловав ее, быстро оделся. — А пока, любимая, нам лучше сохранить нашу связь в секрете. Спи спокойно, дорогая. Не сомневаюсь, что ты устала со мной. — Граф пересек комнату, приподнял гобелен на стене и нажал рукой на панель. За ней открылся проход.

Скай ахнула.

— Куда ведет этот коридор? — спросила она.

— В мой дом, — рассмеялся Джеффри. — Разве ты забыла, что дед построил этот дом для своей любовницы?

— Тогда зачем же ты карабкался в окно?

— Я подумал, что это очень романтично. Скай расхохоталась.

— Джеффри, да ты просто сумасшедший. Он ухмыльнулся, затем, расцеловав ее, скрылся в проходе, и дверь закрылась за ним.

— Что это за человек, с которым я связалась? — вслух спросила себя Скай. «Чертовски интересный человек», — ответил ей внутренний голос, и она рассмеялась в темноте.

16

Утром Скай отправила Дейзи на розыски Роберта Смолла. Маленький капитан объявился после восхода сильно потрепанным, с красными глазами. Она ужаснулась:

— О, Робби, сколько же ты выпил? Он слабо улыбнулся:

— Не в выпивке дело! Близняшки шестнадцати лет… Эх, молодость!

— А твой приятель де Гренвилл остался жив?

— Едва-едва. Слава Богу, у нас была твоя карета. Я сдал его на руки его мажордому. Для девонского моряка у него слишком слабый желудок/

63
{"b":"25302","o":1}