ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скай подняла крышку с самого большого блюда и обнаружила в нем два размятых яйца под соусом из хереса и укропа. На тарелке поменьше лежали несколько кусочков розовой ветчины и завернутый в салфетку горячий хлеб. На двух розетках подали масло, мед и графин красного вина. Внезапно Скай почувствовала, что ужасно голодна.

— Скажите поварихе, что мне все понравилось. Я съем все, Ховиз. Дейзи, принеси шкатулку с драгоценностями, во время завтрака я выберу украшения. Джейн, принеси платье, которое я выбрала для госпожи Сесили, и позови Виллоу с кормилицей.

Служанки побежали выполнять распоряжения, а камеристка принесла огромную шкатулку для драгоценностей. Раздумывая, Скай надула розовые губы. Жемчуг — слишком однотонно, бриллианты — слишком броско. Нужно что-то выбрать. Пальцы нетерпеливо перебирали многочисленные колье, пока она не нашла то, что требовалось. Вынув бирюзовое ожерелье, она улыбнулась. Каждый камень овальной формы окружали полупрозрачные жемчужины и искрометные бриллианты. В гарнитур входили серьги и заколки для волос в виде бабочек.

— Вот это, — она подала украшения Дейзи. — Теперь кольца… Бирюзовое — на счастье, с жемчужиной — для постоянства, а сапфир идет к моим глазам.

Дейзи хихикнула и отложила в сторону отобранные кольца, а шкатулку закрыла.

— Капитан Смолл просил вам передать, что в Гринвич лучше ехать в карете. Река хоть и спокойна, но дождь льет как из ведра.

— Хорошо, Дейзи. А вот и моя крошка, — вскричала она, когда дверь спальни открылась, пропуская няню с Виллоу.

— Мама! Мама! — обрадовалась девочка, бросаясь в объятия Скай. — Как ты вкусно пахнешь. Я так люблю. — И она ткнулась личиком в материнскую шею.

Скай подхватила ребенка на руки и любовно шлепнула:

— Сегодня, родная, я приведу тебе хорошего человека. У тебя будет папа. Ты хочешь этого, Виллоу?

— Нет! — решительно заявила девочка. — Мне не надо никаких новых пап! Хочу дядю Робби! Скай рассмеялась:

— Так твое сердечко, дорогая, завоевал дядя Робби. У тебя хороший вкус. Но вскоре ты полюбишь нового папу, и он полюбит тебя.

Виллоу насупилась и неодобрительно надула похожий на бутон ротик. Ее густые темные ресницы, обрамлявшие золотистые отцовские глаза, опустились на розовые щечки так по-взрослому кокетливо, что от неожиданности у Скай перехватило дыхание.

— А новый папа принесет Виллоу подарки?

— Конечно, — ответила изумленная мать.

— А какие? — вопрос прозвучал очень настойчиво.

— Не знаю, моя радость. Может быть, новое платье, или ожерелье, или корзинку конфет.

— Может быть, я и полюблю нового папу, — задумчиво проговорила Виллоу. — А ты, мама, его любишь?

Скай рассмеялась:

— Да, цыпленок, очень. А теперь поцелуй маму и беги с Молли. Будешь себя хорошо вести, привезу тебе что-нибудь из дворца.

Виллоу чмокнула мать и, довольная, засеменила с няней. Скай заканчивала завтрак, когда каминные часы пробили половину двенадцатого.

— Боже! — всплеснула руками Дейзи. — Чтобы вовремя добраться до Гринвича, нужно выехать отсюда в полдень. Джейн, Ховиз! Несите платье госпожи. — Она подала Скай пару кремовых тонких, как паутина, чулок. Госпожа осторожно надела их. Сияющая камеристка протянула подвязки с серебряными бантами, в середине которых сияли жемчужины чистой воды. Белье Скай было из натурального шелка. Корсет с косточками сделал ее тонкую талию еще изящнее. Юбка с фижмами не казалась пышной — Скай вовсе не хотелось выглядеть, как торговое судно под парусом. Прежде чем надеть юбку, она терпеливо дожидалась, пока Дейзи не расчешет ей волосы.

Расчесанные, они были разделены посередине на пробор. Густую шелковистую копну Дейзи уложила в элегантную прическу и закрепила волосы на затылке, спереди и сбоку заколов булавками в виде бабочек. В качестве завершающего штриха украсила голову госпожи двумя великолепными розовыми бутонами.

Скай взглянула в зеркало. Оттуда на нее смотрела женщина с безукоризненным лицом.» Это я?«— про себя задала она вопрос и за многие месяцы впервые задумалась, кто она была до того, как ее подобрал Халид эль Бей. Внезапно ей отчаянно захотелось это узнать.

— Мадам! — голос Дейзи прервал ее мысли. — Нам надо спешить!

Скай кивнула, поднялась и надела юбку. Настала очередь платья. Возбужденно болтая, Джейн и Ховиз застегнули пуговицы. Скай расправила складки и встала перед зеркалом — довольная улыбка осветила ее черты. Она выглядела вполне как графиня Линмутская. Джеффри сможет ею гордиться.

— О, миледи, — почтительно прошептала Дейзи. — Вы так красивы!

— Спасибо, Дейзи. А теперь дай мне плащ, чтобы дождь не испортил платья.

На плечи ей набросили синюю бархатную накидку, она вышла из своих покоев и начала спускаться по лестнице. Внизу ее поджидали Робби и госпожа Сесили. Скай присела перед ними в низком реверансе.

— Вы оба выглядите просто великолепно. — Она и вправду никогда не видела их такими красивыми.

На госпоже Сесили было элегантное платье из черного шелка с парчовой серебряной нижней юбкой. Шею обрамлял кружевной воротник, такие же кружева были на манжетах. На пышной груди красовалась серебряная цепь с кулоном в виде сердца, вырезанным из бирюзы. Светло-голубые глаза госпожи Сесили засияли от удовольствия.

— Дорогая Скай, как мне благодарить тебя за это прекрасное платье и горностаевый плащ? Я просто не знала, что приготовить для Гринвича, да еще за такой короткий срок!

Скай обрадовалась искреннему восхищению пожилой дамы:

— Я приготовила это вам в подарок на день рождения. Теперь к следующему месяцу придется готовить другой подарок.

— Дитя мое! Этого вполне достаточно. И какое имеет значение, если ты подарила мне его чуточку раньше.

— Тем не менее на свой день рождения вы получите подарок, — пообещала Скай.

— А меня ты так и не похвалишь? — пожаловался старый капитан.

— Как же, Робби, ты из нас самый красивый, — пошутила она.

— Ха, — возмущенно хмыкнул Роберт Смолл, но улыбка заиграла на его губах, и он, сам того не желая, сразу приосанился.

Таким элегантным Скай не видела его со дня их первой встречи. Как и сестра, он был во всем черном. Но если госпожа Сесили надела шелка, он облачился в бархат — куртка была обильно расшита золотой нитью, аквамаринами, жемчугом, рубинами; шпага с золотой рукояткой, украшенной большим рубином и филигранью.

— Пойдемте, — произнес моряк, заслышав стук колес подъезжающей к дому кареты.

Когда дверь растворилась, ветер взметнул их плащи, и брызги влетели в дом, увлажнив мраморный пол.

Не говоря ни слова, самый высокий из лакеев поднял Скай на руки и перенес ее в карету. Пришедшую в волнение госпожу Сесили и вспыхнувшую Дейзи точно так же доставили в экипаж. А Роберту Смоллу позволили идти самому.

Путешествие в Гринвич оказалось нетрудным, потому что дороги из-за сильного дождя опустели. Ливень хлестал в окна кареты. Выглянуть наружу не было никакой возможности, и Скай испытывала легкие угрызения совести, думая о кучере, восседавшем высоко на козлах, укутанном от непогоды и ею же избиваемом дождем. Еще хуже было лакеям, которые прилепились сзади к экипажу и были вовсе не защищены от ливня.

В карете Скай держала капитана за руку. Она не боялась, когда выходила замуж за Халида эль Бея, но сейчас была немного напугана. Тревога росла от сознания, что вскоре ей придется сказать Джеффри о его ребенке. Она могла представить его радость, но вдруг у нее родится не сын? Не поступит ли он тогда с ней так, как когда-то поступил с бедной Мари? Скай почувствовала, как напряглась ее спина: нет, она этого не допустит. Пусть только попробует, и она обратится к королеве.

Карета замедлила ход и остановилась: они прибыли в Гринвич. Слуги королевы перенесли дам во дворец. Гринвич, столь любимый Генрихом VIII, был построен вдоль реки и, казалось, был бесконечен. Дворцовый служитель проводил их в маленькую комнату рядом с часовней, где они могли привести себя в порядок и отдохнуть. Дейзи помогла Скай и госпоже Сесили снять плащи. Капюшон предохранил голову Скай от дождя, и прическу только чуть подправили.

73
{"b":"25302","o":1}