ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Милости прошу вас в Линмут, милорд. — В голосе Скай он не различил никакой теплоты.

— В самом деле просите? — игриво переспросил он, целуя хозяйке руку.

— Королева всегда желанный гость в этом доме, а вы, лорд Дадли, — представитель королевы. Надеюсь, мои слуги достойно позаботились о ваших людях?

— Спасибо, мадам.

— Наверное, вы хотите увидеть графа. Но сейчас его светлость почивает. Утром, как только он проснется, я сразу же пошлю его к вам. Сожалею, лорд Дадли, что мы не можем вас должным образом развлечь, но весь дом в глубочайшем трауре. Вы извините меня за это, сэр.

Дадли почувствовал укол гнева. Его отсылали прочь, словно простого слугу.

— Нет, мадам, извинить я вас не могу.

— Но, милорд! — пришла в ярость Скай. — Вы не можете мне отказать в праве утешаться молитвой о муже.

— А разве мужчина во плоти и крови не лучшее утешение? Ее прелестные голубые глаза сделались необыкновенно большими:

— Уж не вы ли? После Саутвуда? — Она расхохоталась. — Если вы хотели меня повеселить, то вам это удалось. Со дня смерти Джеффри я еще ни разу так не смеялась.

Роберт Дадли побагровел:

— Вы испытываете мое терпение, мадам!

— А вы мое! — резко возразила она. — Как вы смеете врываться в мой дом и такое мне предлагать? Безнравственно было приставать ко мне, когда был жив мой муж, но продолжать преследовать меня теперь — просто мерзко!

— Мадам, вы будете моей. — Он заявил ей об этом прямо и открыто.

— Никогда.

— Позвольте напомнить вам, что я являюсь опекуном вашего сына.

— Но не меня!

— Но я всегда смогу увезти отсюда ребенка. И так и поступлю, если вы не согласитесь на мое предложение.

— Я пожалуюсь королеве!

— На что, милейшая Скай? Я сообщу королеве, что вы страдаете ужасной меланхолией после смерти Саутвуда и что ваше настроение плохо влияет на детей. Еще лучше, если дети останутся здесь, а вас я заберу с собой в Лондон. Там каждый из нас изложит свою версию королеве. Как вы думаете, кому она поверит?

— Нет! — До тех пор, пока не пришел ответ на ее последнее письмо королеве, Скай была беззащитна перед Дадли. Нельзя допустить, чтобы ее разлучили с Робином и Виллоу.

Вельможа улыбнулся, понимая, что она оценивает ситуацию и не видит из нее выхода.

— Сперва вы поужинаете со мной, а потом станете моей, — торжествующе настаивал он.

— Умоляю избавить меня от ужина, — попросила она. — То, к чему вы меня принуждаете, безнравственно, и у меня вовсе нет аппетита. Я приду к вам. В своей спальне, которую делила с мужем, я вас принять не смогу. Дайте мне несколько часов, чтобы подготовиться.

— Хорошо, любезнейшая Скай. Ужин я вам прощаю. Я поужинаю у себя, а в десять часов вы придете ко мне. Договорились?

— Хорошо, милорд. — Она повернулась и быстро вышла из комнаты. Если бы не дети, она бы бросилась с башни замка. Нет, вонзила бы в его грудь кинжал, а тело бы выкинула в море! Почему ей нужно страдать из-за этого отвратительного человека?

Дейзи поджидала госпожу в комнате Скай.

— По выражению вашего лица я могу судить, что лорд Дадли нисколько не изменился.

Скай поведала служанке свои секреты, зная, что когда-нибудь ей понадобится ее помощь.

— Он угрожал разлучить меня с детьми, если я буду строптивой. Я должна со всем согласиться. Он еще не знает, что пятерых детей здесь нет. А когда узнает, настоящий ад обрушится на нас, Дейзи.

— Конечно, если вы не ублажите его. Если он будет знать, что покорил вас, он будет более сговорчивым.

— Если королева согласится с тем, что я прошу у нее для будущего Робина, лорду Дадли будет нечем меня шантажировать.

— А тем временем вам придется греть его постель. Ведь он разозлится, если вы будете с ним холодны.

— Как я могу, Дейзи? Я его презираю. Не могу же я взять после Джеффри себе в любовники шута горохового!

— Боже, мадам! Речь не идет о том, что вы хотите или нет, — заметила практичная до мозга костей Дейзи. — Граф сам бы хотел обеспечить будущее Робина. А лорд Дадли теперь имеет вес. Мужчины всегда сильнее нас.

— Нет, Дейзи, не всегда. — Впервые за несколько лет Скай вспомнила свою юность. Защищенная любовью Джеффри, она успела позабыть, что является О'Малли из Иннисфаны. Сейчас она попала в западню, потому что Робин стал английским пэром, и она не в состоянии игнорировать его древний род, чтобы вернуться к своему. Но есть же какой-нибудь выход! Если бы только королева согласилась с ее планами. Но на сегодняшнюю ночь спасения от лорда Дадли не было. Скай содрогнулась.

— Я прикажу горничным приготовить вам ванну, миледи, — тихо сказала Дейзи. — А потом вам подадут на ужин грудку каплуна, салат и свежую клубнику со сливками.

Скай кивнула с отсутствующим видом. Машинально раздевшись, она залезла в ванну. Вода источала аромат ее любимых роз. Дейзи тщательно заколола ей волосы, и Скай погрузилась в ванну. Она не думала, что Дадли собирается перед всем светом выставлять напоказ их связь. С королевой нельзя вести себя подобным образом. К тому же он меньше двух лет как получил графство. Поэтому он планировал оставить ее в Девоне и получать удовольствие от эпизодических наездов, наведываясь сюда, чтобы по поручению королевы «проведывать крестника». Ему придется быть чрезвычайно осторожным, чтобы королева не заподозрила истинной причины его поездок.

Взяв мыло с фарфорового блюдечка, она хмыкнула, вспомнив, что привычка к ежедневной ванне осталась у нее от Алжира. Многие придворные дамы так же сторонились воды и мыла, как и кухни. Скай вышла из ванны, и Дейзи обернула ее теплым полотенцем. Две юные горничные помогали Дейзи. Скай подняла над головой руки, и Дейзи, вооружившись мягкой кисточкой, обильно припудрила госпожу порошком из розовых лепестков, бормоча себе под нос:

— Просто неприлично. За десять лет — пять детей, а фигура, как у девочки!

Скай рассмеялась. Хотя Дейзи была моложе ее на добрых пять лет, она как любимая служанка испытывала к ней материнские чувства. Все еще улыбаясь, Скай взяла хрустальный флакон с розовым благовонием и, надушив себя, внезапно вспомнила Ясмин. «Кажется, я развиваюсь назад, а не вперед», — горько подумала она.

Дейзи подала халат, и Скай скользнула в него. Из шелка цвета коралла, он имел свободные рукава и длинную юбку, ниспадающую изящными складками. Вырез был очень глубоким, а высокий пояс подчеркивал форму груди. Как бы Джеффри понравилось этот халат, представила Скай, подавляя слезы. Она сшила его в Лондоне прошлой зимой и не имела возможности показать Джеффри. На секунду Скай овладело желание сорвать халат с себя, а не идти в нем к Роберту Дадли. Но потом она поняла, что все, к чему бы она ни прикоснулась, будет напоминать о Джеффри.

— Теперь оставьте меня, — попросила она служанок. — Идите спать. — Дверь за тремя девушками закрылась, и Скай посмотрела на каминные часы. Время идти. Она попробовала ужин и с удивлением отметила, что голодна. Особенно хороша оказалась клубника. И ей пришло в голову, что со дня смерти Джеффри она не наслаждалась едой — ела только по необходимости, и все на вкус ей напоминало сухие листья.

Она нервно расхаживала по комнате. Как бы ей хотелось, чтобы у нее начались месячные, и под этим предлогом она смогла бы отказать Дадли. Боже, почему же она так и не сказала ему? Но что от этого толку. Он бы подождал. Уж лучше покончить со всем сразу!

Минуту она думала о мужчине, который ее поджидал, пытаясь подыскать что-нибудь такое, что бы сделало ее испытание легче. Нельзя было отрицать его красоту. Высокий, хорошо сложенный, с элегантной пшеничной шевелюрой и усами, с темно-карими глазами. Но глаза посажены слишком близко друг от друга, и Скай не раз видела, какими злыми они могли быть. И хотя он обладал безукоризненными манерами, человеком был заносчивым. Еще ярче проявлялось его самомнение и себялюбие. Нет, понравиться он ей никак не мог!

До назначенного часа оставалось пять минут, когда Скай набросила на себя темную бархатную накидку и вышла из комнаты. Замок затих — все спали. Слышался только перестук часов. Лорда Дадли поместили в восточном крыле, противоположной части замка от покоев Скай. Она быстро шла по коридорам, моля, чтобы никого не встретить по пути. Она не хотела, чтобы кто-нибудь стал свидетелем ее позора. Помедлив у комнаты Дадли, она глубоко вздохнула и, поборов порыв убежать, открыла дверь.

99
{"b":"25302","o":1}