ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Снова послышался щелчок.

— Снимок выйдет просто превосходным, мистер Уайлд. Я в этом уверен. Какое образование вы получили?

— Я окончил среднюю школу. После службы в армии пару лет проработал в офисе, а потом снова поступил в армию и служил в Корее.

— Это характеризует вас как человека мужественного и настоящего солдата, — заметил голос. — Получили офицерское звание?

— Я три раза был сержантом, — ответил Уайлд. — Но служебная лестница оказалась для меня слишком скользкой.

— Догадываюсь почему. Бакарди и брюнетки, не так ли? А что произошло после Кореи?

— Я так и не дождался конца кампании. Уволился раньше срока.

— Несомненно, вы предпочитаете работать в одиночку. Где вы сейчас живете?

— До прошлого вечера я снимал плавучий дом в Брэйдингской гавани. Можно я закурю?

— Курите. Сигареты?

— Предпочитаю сигары. У меня есть свои.

— Что ж, мне это нравится. Пожалуй, мы можем сделать один снимок с сигарой. Брэйдингская гавань, вы сказали? Ну да, конечно, это Бембридж. Очень приятное местечко, я полагаю. Но при этом весьма привилегированное.

— Видимо, зимой бывают исключения, — сказал Уайлд. — Во всяком случае, меня туда пустили.

— Замрите. Вот так. Ну что ж, мне кажется, мы сняли вас во всех ракурсах, и при этом весьма неплохо. Расскажите мне, что заставило вас приехать в Лондон. Постойте, замрите в этой позе. Вот так, с сигарой, торчащей в сторону. Отлично. Прекрасно. Просто замечательно. Итак, мистер Уайлд?

— Вчера после обеда в моей уборной появился человек с заряженным пистолетом, — объяснил Уайлд.

— Это придает Бембриджу совершенно несвойственную ему увлекательность. Обязательно отправлю туда на лето жену и детей. И где теперь находится этот человек?

— В багажнике красного «мини-купера», припаркованного у гостиницы «Гринсливз» в Эпсоме, под несколькими дюймами снега.

— Ключи у вас?

— Я оставил их у портье.

— Не опасаетесь, что он туда заглянет?

— Я сказал ему, что машину заберут.

— Вот как. Полагаю, нам не стоит его искушать. Прошу меня извинить, я на минутку.

Кресло скрипнуло, и послышался слабый звонок телефона.

— Анджела? Нельзя ли кого-нибудь отправить в Эпсом? Гостиница «Гринсливз». Да. Надо взять ключи у портье в гостинице и перегнать красный «мини-купер» в город. Возможно, придется покопаться с мотором. И вот еще что, Анджела, будьте добры, передайте шоферу, чтобы он не открывал багажник, пока не заедет в гараж, а потом пусть предоставит мне подробный список всего, что там обнаружит. Большое спасибо.

Он повесил трубку:

— Вы знали этого джентльмена, мистер Уайлд?

— К сожалению, нет. Но я уверен, что он был профессионалом и знал обо мне все. Включая мой лосьон после бритья. Может быть, пора убрать эти лампы?

— Еще один вопрос. Каким образом вам удалось… э-э… уговорить вашего посетителя, чтобы он перебрался в багажник вашей машины?

— Я его ударил.

— Если можно, представьте более подробное клиническое описание.

— Я с размаху стукнул его в основание черепа ребром ладони в направлении сверху вниз, сместив и одновременно перебив хрящи спинного позвоночника с содержимым костного мозга.

Не в первый раз Уайлд спросил себя, каково это — умереть внезапной насильственной смертью, и ему пришло в голову, что есть что-то не совсем честное в том, что он является экспертом в своем деле и в то же время ничего не знает о его конечном результате.

— Происходящие при этом процессы, — продолжал он, — идентичны тем, что сопровождают повешение, за исключением того, что в первом варианте сила удара заменяет силу падения. Смерть наступает мгновенно — разумеется, только в том случае, если удар нанесен с нужной силой, в соответствующее место и под правильным углом.

— В этом вы, несомненно, преуспели. Да, звучит довольно тошнотворно. Но вы правы. Пора отбросить все эти уловки.

Снова послышался щелчок, и лампы погасли. В стене открылась задняя дверь.

— Соблаговолите войти, мистер Уайлд. Капитан Мокка ждет вас.

Глава 6

Задняя комната оказалась маленькой и без окон. Ощущение клаустрофобии подчеркивала узкая полоса электрического света, пересекавшая из конца в конец весь потолок. Но обстановка была подобрана со вкусом: письменный стол из красного дерева, кресла, обитые черной кожей; только одинокий шкафчик с ящиками и два служебных телефона вносили в нее дух официоза. Уайлд подумал, действительно ли его новому начальнику нравятся красно-желтые обои, или у него просто не было времени их переклеить, а потом он про них забыл, — но в этот момент из-за стола стремительно поднялся сам хозяин комнаты. Капитан Мокка отличался огромным ростом. У него была худая фигура, тонкие черты лица и самый широкий рот, который когда-либо приходилось видеть Уайлду, — это придавало внешности его нового начальника какую-то гротескную привлекательность. Глаза у него были серые, но их цвет почти терялся из-за огромных зрачков. Руки длинные, с тонкими пальцами, движения точны и изящны. Уайлд был ценителем человеческих рук, и его порадовало, что эта недурная пара оказалась на его стороне. Что его по-настоящему задело, так это молодость капитана. Уайлд обнаружил, что впервые в жизни он будет работать на человека моложе себя. От этой мысли ему стало не по себе.

— Садитесь, — пригласил молодой человек.

Уайлд сел.

Мокка молча обошел вокруг стола и встал над ним, скрестив руки и постукивая одним из длинных пальцев по нижней губе.

— Мне говорили, вы любите выпить. Хотите шерри?

— Предпочитаю «Московского мула».

— Вот как? Тогда я попытаюсь вам его устроить. Если, конечно, получится.

Нижняя часть шкафчика оказалась маленьким холодильником.

— Я люблю этот напиток за его простоту, — сказал Уайлд. — Просто добавьте в пиво две унции водки и пару кубиков льда. А подавать можно в пивной кружке.

— И правда, очень просто.

— Цвет должен получиться как у лимонного сока. Впрочем, это зависит от сорта пива.

Мокка протянул ему кружку и налил себе сухого шерри.

— Вам не кажется, что все эти коктейли уже давно устарели?

Уайлд отпил глоток.

— Я вообще довольно старомодный человек.

— В самом деле? А у меня сложилось впечатление, что люди вроде вас, напротив, всегда стараются быть в курсе последних новинок, особенно в области электронного оборудования. Или я просто слишком много смотрю шпионских фильмов?

— Электронное оборудование может быть полезно, если только вы уверены, что оно всегда сработает, как надо. И если вас не смущает, что при каждом шаге вы будете позвякивать, словно мешок, набитый железным ломом.

— Разумеется, лучшее оружие — это уверенность в себе. Из того, что вы рассказали Питеру, я заключил, что вы прекрасно владеете каратэ.

— Неужели? Никогда этим не занимался.

Мокка обошел вокруг стола. Он сел, сложив перед собой руки.

— Знаете, Уайлд, какую бы неприязнь вы ко мне ни испытывали, она не больше той, что я испытываю к вам. К сожалению, нам предстоит работать вместе. Скажите, как вы сами себя называете? Шпионом? Агентом? Или контрагентом?

— Я стараюсь вообще никак себя не называть.

— Потому что в своей работе вы никогда не получали и не находили ничего, что могло бы представлять интерес для вашей страны, не так ли? Я знаю, что вы предпочитаете ломать людям шеи, а не тренироваться на досках. Вы относитесь к определенному типу, Уайлд, — таких, как вы, обычно называют убийцами.

Широкий рот начальника превратился в тонкую струну.

Уайлд закурил новую сигару.

— Не хотите мне что-нибудь возразить?

— Я никогда не любил вписывать себя в определенный тип.

Мокка поднялся из-за стола, пододвинул стул поближе к Уайлду и сел на него верхом, сложив руки на спинке.

— Меня предупреждали, что вы парень с сюрпризами. Но мы все когда-нибудь совершаем ошибки, Уайлд. Чем больше вы за собой следите, тем серьезней может оказаться ваш промах. Какое качество вы считаете самым главным для вашей профессии?

7
{"b":"253020","o":1}