ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кинезитерапия на каждый день. 365 советов доктора Бубновского
Путь художника
Война ангелов. Игнис
Рождение сложности. Эволюционная биология сегодня: неожиданные открытия и новые вопросы
World of Warcraft: Джайна Праудмур. Приливы войны
Мальчик в свете фар
Сердцеедка с острова соблазнов
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Куплю невесту. Дорого

– Да. Не повезло. И задерживаться далее в Вашем Мире нет никакой необходимости, в ближайшие пару суток мы планируем Вас покинуть.

– Не спешите, разве мы плохо вас принимаем?

– Нет нет. Все просто прекрасно, но нам нет больше необходимости здесь задерживаться, навестим Ратибора и покинем ваш Мир навсегда.

– Ясно. Марк, ты что-то хотел сказать нашим гостям?

– Да, конечно, Ваше Величество. Господа, хотя ваши поиски и не увенчались успехом, но я смею надеяться, что и мы сможем вам помочь. Лет двадцать назад, при некоторых обстоятельствах к нам в руки попало одно устройство, точнее один космический корабль, неизвестной нам расы. Сопоставив некоторую информацию, мы пришли к выводу, что это именно то что вы ищете.

– И как давно Вы сопоставили эту информацию?

– Давно, достаточно давно. Но сейчас мы готовы поделиться всем что знаем.

– А самой находкой, Вы готовы поделиться?

– Поймите, мы очень не хотим потерять образец технологий высокоразвитой цивилизации. Тем более, что за два десятка лет изучения мы не плохо продвинулись.

– Вы дадите нам доступ к этому артефакту?

– Да да, конечно. Только проблема в том, что этот, как Вы выразились, артефакт практически невозможно перемещать. Дело в том, что в свое время его поместили в секретный исследовательский центр, точнее, исследовательский центр построили над ним, и для того чтобы переместить этот корабль, пришлось бы снести добрую половину одного из городов. За два десятилетия городок ученых сильно разросся.

– Вы хотите сказать, что нашли корабль на планете?

– Нет, корабль обнаружили в космосе, но исследовать его там было достаточно проблематично, поэтому его доставили на планету, а тут уже в укромном месте и занялись его изучением. Принимая во внимание натянутые отношения с правительством Земной Федерации, это место было очень укромным. Это был старый карьер, очень глубокий и большой карьер. Сейчас там находится один из наших крупнейших городов-курортов.

– Ясно. Нашим ученым будет предоставлен доступ к этому артефакту?

– Конечно, незамедлительно. В настоящее время нашу исследовательскую группу возглавляет профессор Акоева, да, Людмила Тазаретовна. Очень талантливая ученый и грамотный специалист. Но некоторые издержки деятельности не позволяют ей быть в курсе всего происходящего на планете. А, к черту! В общем, последние три года она и ее сотрудники практически не поднимаются на поверхность и абсолютно не в курсе всего происходящего, энтузиасты, ничего не хотят видеть кроме своей работы. Так что договариваться Вам придется с ней. По-моему, они там даже и о войне ничего не знают, а уж тем более о Империи и гибели Земной Федерации. Вот такие вот пироги.

– Ученые везде одинаковы. Наши вон, один раз, из чисто научного интереса целую систему уничтожили и ничего, дальше энтузиазят.

Опасения Императора и начальника Генштаба оказались полностью не состоятельны. Профессор Акоева оказалась очень здравомыслящим человеком и согласилась с нами сотрудничать моментально. Как она выразилась "свежий взгляд на проблему, каким бы дилетантским он не был, помогает понять если не проблему, то хотя бы ее суть".

Спустившись в научно-исследовательский бункер, мы еще очень долго шли по узким коридорам, пока не попали в огромную, даже и не знаю как сказать, наверное всё-таки пещеру. Массивные, с минимальными следами обработки стены и многометровое бетонное перекрытие свода создавали немного мрачную обстановку. Казалось, что маленький кораблик погребен в своеобразной могиле. Одного взгляда на корабль было достаточно, что бы в душе мелькнула мысль узнавания, было в нем что-то до боли знакомое, но в тоже время и абсолютно чужое, чужое не только землянам или Джоре, но и человеческой расе в целом. Это было как будто человек поселился в огромном термитнике, слегка подогнав его под свои нужды и чувство прекрасного. Вроде и чужое, но свое родное. В какой-то момент, мы видимо пересекли невидимую границу, на наши нейросети пришел четкий и ясный запрос на идентификацию. Чего-то подобного мы и ожидали, нет, скорее надеялись, что и корабль и ИскИн еще живы, поэтому свои действия согласовали заранее.

– Тимур Ненашев, Глава Верховного Совета Земли.

– Ар Ес, полковник СБ Великого Дома Слав, расы Джоре.

– Полковник Ар Ес, сообщите личный код опознавания.

– 00137А78ТРО25008альфаZQ234омега6.

– Код принят, доступ подтвержден. Добро пожаловать на борт, полковник. Сообщите статус сопровождающих лиц.

– Союзник. Доступ, полный.

Спустя мгновение, в монолитном борту судна, засиял контур входного шлюза.

– Ар, насколько я понимаю это корабль Джоре?

– Сомневаюсь, Тим, сомневаюсь. Что-то здесь не так. Мой личный код не может действовать до сих пор, слишком много времени прошло.

– Для кого? Для тебя или ИскИна?

– Может ты и прав, но я бы не спешил входить.

Наши переговоры по нейросети прервала профессор: – Господа, товарищи, что происходит, как у вас получилось его открыть? Мы двадцать лет бьемся и все без толку, мы его даже резать пытались, но не смогли добраться до корпуса. Кто-нибудь мне объяснит что тут происходит?

– Людмила Тазаретовна, не беспокойтесь, просто корабль признал хозяина. Мы на это надеемся.

– ИскИн, как к тебе обращаться?

– Последний хозяин звал меня – Мара.

– Мара, скинь нам на нейросети копию бортового журнала.

– Выполняю.

– Мара, статус корабля?

– Судно разведки и наведения Совета Объединенных Домов Расы Джоре, статус – частичная консервация. Состояние энергонакопителей – критическое, наличие топлива – менее одной сотой процента, заполнение памяти – более девяноста девяти процентов, вооружение отсутствует, средства связи и навигации в полном порядке, маневровые и разгонные двигатели – исправны, эмиттеры защиты – исправны, реактор – на консервации, система жизнеобеспечения – консервация, гипердвигатель – неисправен, повреждение сто процентов, система гибернации – аварийное отключение.

– Мара, спецификация и назначение судна?

– Корабль – якорь. Обнаружение и исследование естественных червоточин между сопряженными континуумами. Обеспечение перехода основных сил Флота, поддержание работоспособности червоточины, обеспечение бесперебойной связи с Адмиралтейством. Наведение и прием резервов.

– И что скажешь, Ар?

– А что тут говорить, почти все ясно. Скорее всего, мы могли вернуться домой в любой момент, только наша зашоренность нам этого не позволяла.

– Что ты имеешь в виду?

– Пока ничего не буду говорить, надо просмотреть бортовой журнал. Могу сказать только одно эта цивилизация Джоре пошла несколько по другому пути, они не прорывают пространственно-временной континуум, а находят слабые точки соприкосновения и продавливают их, а этот кораблик, судя по всему, служит для обеспечения устойчивого канала перехода, он как якорь, не дает оторваться от родного Мира. Надо разбираться. Скажу одно, у нас появился огромный шанс на возвращение, в том числе и в любой Мир где мы уже побывали. По крайней мере вероятность вернуться домой, по своим так сказать следам, почти стопроцентная. Как мы сюда прыгали из Мира в Мир, так можем и обратно. Главное найти в другом Мире НАШ якорь. Мара, какова причина ограничения функциональности и частичная консервация на десятом цикле нахождения в этом пространстве-времени?

– Выход из строя основного элемента Якоря.

– Возможность восстановления?

– Отсутствует, нарушение функционирования биологической составляющей.

– Вот ОНО! Биологическая составляющая – ЧЕЛОВЕК. Человек, вот настоящий Якорь, остальное всего лишь средство доставки и поддержания жизнедеятельности.

– Полковник, Ваши выводы обоснованы. Полная функциональность возможна при наличии биологической составляющей корабля, обеспечения топливом и активным веществом для реактора.

– Мара, скинь мне все данные по настройке и управлению Якорем.

– Ар, что ты делаешь? Зачем это все тебе.

156
{"b":"253029","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зеркало грядущего
Как начать разбираться в искусстве. Язык художника
Где живет моя любовь
Страна утраченной эмпатии. Как советское прошлое влияет на российское настоящее
В самой глубине
Рыцари Порога: Путь к Порогу. Братство Порога. Время твари
Сердце дракона
Дверь в Лето
Дом на Манго-стрит