ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фома встал и чуть не приземлился во весь рост. Качало лучше, чем после недельной пьянки, сразу подступила тошнота, в глазах появились черные мухи и мгновенно разрослись до размеров слона. В спине проснулась адская ноющая боль, шея весила, как скала, голова кружилась, застучал в висках молот, и появился шум в ушах. Чтобы не упасть, он оперся о стену.

– Куда мы пойдем? Ты тут в «матрицу» уходишь, там «холодец» на полтора метра расползся, да и что дальше по коридору неизвестно. – Барон прихватил его за руку – Как самочувствие?

– Ты этого придурка попроси, чтоб он тебя пулеметом погладил, узнаешь! – Фома выдернул руку и разозлился. Как ни странно, но злость прибавила сил.

Он заметил, что Пижон все время сидит и вертит в руках что-то круглое. Приглядевшись, Фома опознал «Ведьмин шар». Пошарил рукой по карманам и не обнаружил – стало быть, малец спер артефакт.

– Шарик на исходную!

– Даже посмотреть нельзя?

– Руками не смотрят. Или вернешь, или одно из двух. Считаю до трех и «два» уже было!

– Да подавись своей стекляшкой, жмот! – Пижон со всего маху швырнул артефакт мимо него в стену.

Но вопреки опасениям Фомы артефакт не разбился. Более того, даже не отскочил от стены, а врезался в бетон, не оставив ни следа, и упал под стену, также без подскока. Выглядело это необычно – с виду обычный стеклянный шарик стукнулся о стену и об пол так, как ударился бы свинцовый шар об твердую влажную землю.

– Я тебя потом убью, когда мы к Янтарю подходить будем. – Бесцветно пообещал Фома, пошатываясь от головокружения – Жужа, подай ствол и шарик. И фонарь кто-нибудь дайте. А лучше на стволе закрепите.

– Куда собрался? – Жужа подал артефакт и М-16 с фонарем, примотанным скотчем к цевью.

– Выбираться буду. Или мне, как крысам и другим насекомым под землей лазить? Хотите, оставайтесь.

Фома включил и отрегулировал фонарь, проверил магазин и, взяв в левую руку «Проводник», а в правую оружие, пошел к «холодцу». Идти пришлось медленно. Во-первых, каждый шаг отдавался стуком в висках. Во-вторых, винтовку держал только правой рукой, положив ее цевьем на согнутую левую.

«Холодец» представлял собой светящуюся желеобразную лужу светло-салатового цвета. Полутораметровая круглая лужа густого «варенья» постоянно исходила из центра медленным бурлящим кипением, заканчивающимся волнами. Каждая из таких волн медленно докатывала до края, наплывая на предыдущие волны, и ничего больше не происходило. Аномалия не растекалась и была статична. Артефакт показывал невидимую границу аномалии, соответствующую видимой – то есть, не наступать в лужу и все в порядке. Но как назло, «холодец» расположился в низком проходе в другую часть коридора. Судя по изъеденным ржавчиной петлям, раньше здесь были металлические ворота.

– Ну и как переберешься, тебя шатает, как эпилептика? – Жужа стоял сзади, страховал с пулеметом наперевес.

– Авось справимся. Ну-ка, подержи. – Фома отдал винтовку, отошел на несколько шагов для разбега.

– Э, ты чего удумал? Не допрыгнешь! – запаниковал пулеметчик.

Но он уже бежал и перед аномалией нырнул вперед. Пролетев над ней, Фома сгруппировался и постарался упасть на бок. Удар об бетонный пол показался падением с километровой высоты, в голове зазвенел Царь-колокол. Кое-как встав, он вытянул руку, ожидая оружие.

– Ну ты и дурак! – поразился Жужа, бросая винтовку.

– Вернись, возьми ствол покороче, предупреди всех и давай со мной.

Жужа вернулся не один. Весь отряд со скарбом вплотную подошел к преграде, но все отказались идти дальше. Жужа перебросил «Гадюку», разбежался и с легкостью перемахнул через аномалию, совершив изящный нырок с кувырком по приземлении.

Дальше по коридору пошли вдвоем. Стены и пол, как и везде, были сухими, ответвлений или дверей не было. Через метров двадцать по прямой обнаружился поворот направо. За ним еще один налево и так далее до полного круга. В конце обнаружился спуск вниз.

На первом же лестничном пролете валялись несколько человеческих тел, находящихся в начальной фазе разложения. Вопреки сухому воздуху и недолгой смерти неизвестных рядом ржавели остатки оружия, и опознать марку штурмовых винтовок уже было нельзя. Во лбу каждого из пяти мертвецов зияла дыра от пули. Серая форма с коричневыми и зелеными вставками плохо сохранилась. Фома снял маску, чтобы лучше рассмотреть покойников и едва не задохнулся от уже знакомой мертвецкой кисловатой вонищи. Концентрация запаха была такой сильной, что хоть топор вешай, хоть сам…

– Жужа, кто это?

– Монолитовцы. Так им гнидам и надо. – Он злорадно пнул одного из мертвецов по ноге, и та с чавкающим звуком оторвалась от тела вопреки логике. – Хотел бы я увидеть того смельчака, который их уложил.

– Ты зачем их пинаешь, лично с ними знаком? И почему смельчака? – Фома аккуратно продвигался вниз, стараясь не наступать.

– Да из-за этих фанатиков ни один сталкер до Монолита дойти не может! Твари!

– Такие крутые бойцы?

– Звери лютые, видал я разок, как они воюют. Пуля ногу повредила, а он даже не пискнул, знай себе, прет танком. Меня кондрашка так и шарахнула.

– Ясно. – Хмыкнул Фома – А ты и впрямь веришь в Исполнитель? Бред же!

– Верю. И никакой это не бред.

– Чушь собачья!

– А даже и так, все равно верю!

– Ну и чем ты не фанатик? – насмешливо спросил Фома, но сталкер не стал продлевать спор, помня предыдущий опыт других.

Через пять пролетов все завершилось точно таким же коридором. Тупик, в котором был выход в коридор, был весь исклеван пулями. В пяти метрах далее лежали еще четыре тела. Три принадлежали монолитовцам и одно неизвестному сталкеру в обычной бежевой ветровке и противогазе. Рядом лежали две штурмовых винтовки и пистолет – все неизвестной марки из-за ржавой коросты.

– Вот твой смельчак, познакомься, – предложил Фома.

– А может, это они на него напоролись, потеряли троих и дальше пошли? Недаром весь тупик изрешечен. – Жужа выдвинул версию случившегося.

– Нет. Не логично. Гильзы рядом не валяются. Только четыре штуки, и думаю, что из его пистолета. Это он их всех убил.

– А его тогда кто?

– Дальше пройди, скорее всего, оттуда его и подстрелили. Думаю, там целая россыпь гильз.

– А ты чего? Смелость кончилась?

– А я его наладонник проверю, вдруг работает.

– Стервятник… – брезгливо выплюнул Жужа и пошел дальше.

Фома с отвращением снял с руки сталкера ПДА, проверил и приятно удивился – прибор был исправен, но батарея почти села. Он быстро порылся в нем и обнаружил еще одну приятную новость – был проложен маршрут по некоему подземному тоннелю. Но подробности остались в тайне – батарея разрядилась. Сам наладонник был зарегистрирован на сталкера Перца. Но проверять свои догадки досмотром личных вещей покойного Фома не стал.

– Точно, оттуда его убили. – Подтвердил возвратившийся Жужа – Я там кой-чего нашел. Там за поворотом шахта лифта. У тебя что?

– Батарея почти сразу села. Но, кажется, у него был маршрут именно этого подземелья. Лифт работает?

– А плоть его знает. Шахта пустая, только лампочка над ней светится.

Фома без слов направился к шахте.

– Э, ты куда? Если лампочка работает, это не значит, что лифт тоже. Если хочешь знать, во всех подземных помещениях по всей Зоне все целые лампы без питания работают.

Но Фома его и не думал слушать и уже свернул за угол, разбрасывая ногой гильзы. В трех метрах от угла была видна шахта подъемника. Лампочка действительно работала, одиноко топорщась из стены над шахтой. Ее красный свет почти не рассеивал мрака. Слева на стене была вмонтирована минипанель с двумя кнопками – красной и зеленой. Красная светилась изнутри. Сзади подошел Жужа.

– Пошли обратно. Лифт далеко внизу, я гильзу туда бросал – звука падения не было. А тросов, сам видишь, нет.

– Конечно нет, это же не лифт, а подъемник. И никуда я не пойду, пока не проверю.

Фома ткнул в тусклую зеленую кнопку, та засветилась, где-то в глубине шахты раздался почти неслышный металлический скрежет, хлопок и наступила тишина.

54
{"b":"253031","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Четыре соглашения. Тольтекская книга мудрости
Выбор Зигмунда
Дом на краю ночи
Лекарь
Благословите короля, или Характер скверный, не женат!
Музыка и зло в городе ураганов
Русская литература: страсть и власть
В постели с миллиардером
Люблю, люблю одну!