ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты больной? Какие правила? – возмутился Фома – Здесь только одно правило действует: убей или умри. Какой выбор сделать, я думаю, ты знаешь. Тебе их жаль что ли, я не пойму? Ты вообще в своем уме? Это же мутанты! Ты знаешь, сколько человек их предки угробили? А скольких они успеют? Не неси ахинеи, ладно?

Он поднял ногу и с замахом и усилием наступил на сверток, словно давил таракана – огромного, вонючего и уродливого чужеродного этому миру таракана, возомнившего себя почти человеком. Увлажненный хруст раздавленной головки разнесся по всей платформе. Все члены группы с ужасом и отвращением наблюдали с путей.

– Ты зачем? – с испугом спросил Жужа – Не надо!

– Надо. – Спокойно ответил Фома и уже выискивал новую цель, нашел и снова равнодушно раздавил. Попал не очень удачно и перед смертью маленький мутант коротко и жалобно пискнул.

– Угомонись! – Жужа забыв об осторожности заорал.

– Не мешай. – Новый хруст костей.

– Психопат! Всю группу угробишь! Их же родители нас и укокошат! – суровый пулеметчик паниковал, как пятилетний ребенок.

Фома медленно обернулся, направил ствол на паникера и со злостью и презрением в голосе зашипел:

– Заткнись, идиот! От твоих девичьих воплей быстрее загнемся! Орешь на весь тоннель! Боишься Зоны – иди, трясись в углу от страха! Мне бояться надоело! А будешь лезть, грохну вместе с ними, понял?! Пошел вон!

– Глупец… – с дрожью прошептал Жужа и осторожно пошел с платформы.

Фома не ответил, развернулся и уничтожил еще одного монстра. Никто не стал ждать и тем более наблюдать его расправу над тварями Зоны, все ушли дальше. С каждым новым хрустом костей уходящий бугай вздрагивал, словно ожидая немедленной кары от Зоны. Именно ему, потому что он не смог объяснить новичку правил поведения, а значит, и выживания.

Фома покончил с последним порождением Зоны и пошел следом за сталкерами, досадуя об окровавленных ботинках. Ушли далеко, и догнал их только у бетонной переборки с открытыми створками простых железных ворот. За створками фонари горели через один, а то и реже, но дальше ворот пока никто не двигался.

– Всех? – безнадежно спросил Жужа.

– Кого нашел – да. – Бесцветно ответил Фома – Чего ты трясешься, не пойму? Их надо было уничтожить и ты сам это знаешь. Вообще всю Зону нужно уничтожить. Она раковая опухоль на теле планеты.

– С твоими взглядами тебе в «Долг» нужно вступать. – Хмыкнул Барон – Только тебя и самого в «Долге» будут считать мутантом.

– Почему? – с интересом спросил Пижон.

– Из-за его способностей противостоять контролерам. Они его самого псиоником сочтут и из предосторожности ликвидируют.

– Фанатики. – Фома вынес вердикт.

– Вот-вот, «Свобода» тоже так говорит. В чем-то они, кстати, правы. Но и сами не лучше.

– А сами они какие взгляды имеют?

– Анархисты они и все тут. Вольных не трогают, с бандитами иногда дела имеют, а долговцев ненавидят. Короче, сейчас заправимся и дальше. – Барон первым сбросил рюкзак на пол.

Запасов концентратов оказалось неимоверно мало и с натяжкой хватило на всех. Куда, и главное, каким образом можно было потратить трехдневный запас Фоме ответить никто не смог. Ладно бы это были консервы, галеты и прочее из пайка, но концентраты! Он высказал им все, что думает о расточительности, обжорстве и вообще в целом.

После короткого отдыха, никого не дожидаясь, он встал и направился дальше по тоннелю, являя миру новый вариант пословицы «семеро одного не ждут», а именно: «один шестерых не ждет». С проклятиями и недовольными высказываниями – каждый по своим причинам – все последовали за ним.

Тоннель сильно изменился. Его стены были сплошь покрыты трещинами, а местами и дырами с торчащей арматурой. Отвалившиеся куски бетона стали попадаться все чаще. Свет порой отсутствовал совсем, несмотря на сохранность всей системы освещения. Вскоре вместо выбоин в стенах стали попадаться норы, уходившие далеко в грунт. Размеры говорили только об одном – все живое, не превышающее размерами семилетнего ребенка, могло быть причиной их возникновения. Под каждой норой высилась небольшая горка гнилой земли с глиной и песком вперемешку. Барон аккуратно придвинулся к одной из нор, снял маску и стал принюхиваться, попутно освещая горизонтальный лаз. Пижон, как всегда не смог одолеть любопытства и спросил:

– Чьи это норы?

– Бюрерские. Вонища такая же, как там, – Барон показал на пройденную часть пути – Вот что, идти придется предельно тихо. В случае чего ни в коем разе не взрывать ничего, не то нас всех завалит. Потихоньку идем вперед. Фома, я пойду первым, все-таки я с ними уже встречался. Все, пошли. Всем тихо.

Он осторожными, но быстрыми шагами стал пробираться между земляными завалами, стараясь не потревожить ни песчинки. Вся группа сохраняла молчание и двигалась гуськом максимально бесшумно. Через несколько сотен метров по прямой все закончилось. Но, как оказалось, радоваться было рано. Внезапно Барон остановился, и Пижон от неожиданности налетел на него сзади. Лидер вскинул руку, призывая замереть, а сам потянул с плеча «Винторез».

Посреди тоннеля стоял желтомордый карлик в черном гнилом тряпье с капюшоном. Серые глаза и желтая пергаментная кожа говорили только об одном – перед ними взрослый бюрер. Точно так выглядела мелюзга, которую уничтожил Фома. Ростом он был с мальчика лет пяти. Но вот только этот «мальчик» был чуть ли втрое шире настоящего ребенка. Мутант стоял и разглядывал пришельцев из надземного мира с нескрываемым гастрономическим интересом.

Барон взял его на прицел и только собирался выстрелить из бесшумной винтовки, как карлик неожиданно вскинул руки. В следующий миг Барон отлетел назад, роняя по принципу «домино» всех остальных. Так как Фома был предпоследним в строю, он не смог проверить правдивость записей Колобка о том, что эти твари владеют телекинезом и могут перемещать предметы силой воли. Когда на тебя падает тяжелый иностранец в спецкостюме, да еще и при вооружении, не до проверок. Никто и не думал паниковать, все понимали, что шуметь нельзя. И только Барон хотел завершить начатое, как тишину разорвал хлопок дробовика Пижона – у парня не выдержали нервы. Не ожидавший атаки с его стороны карлик схлопотал заряд дроби под капюшон и отлетел назад.

– Твою мать, Пижон!!! – крик Барона был даже громче выстрела – Ты дебил! Я же сказал, тихо! Быстро все поднялись! Бегом вперед! Дробовики убрать, про гранаты забыть!

Он понесся бегом по тоннелю, часто оглядываясь. Жужа бежал последним, не давая никому отстать, и оглядывался вдвое чаще. Через пару десятков метров загрохотал его пулемет. Фома резко оглянулся и, увидев толпу карликов позади тоже открыл огонь. За спиной закричал Барон:

– Ганс, уводи их дальше! Осторожней будь!

Жужа бил короткими очередями, и передние карлики валились раньше, чем успевали что-то предпринять. Присоединился Барон, поливая напирающую ораву бюреров из «Грозы». Фома видел, как передние из мутантов останавливались, вскидывали руки и в воздухе перед ними появлялись радужные сгустки, переливающиеся как бензиновые пятна на воде. С их появлением Жужа стал стрелять намного хуже и его пули летели даже в своды тоннеля, а Барон и вовсе прекратил стрельбу и закричал:

– Бежим!

Прежде чем развернуться и броситься бежать, Фома расстрелял полный магазин. Пули скосили нескольких карликов, в том числе и тех, которые создавали перед собой нечто.

Когда им в спины стали лететь комья земли, и куски арматуры стали проноситься со всех сторон, высекая снопы искр из стен и пола, Барон резко развернулся и быстро расстрелял магазин. Еще несколько тварей упали замертво, но от этого их не становилось меньше. Бегали бюреры получше любого спринтера и появлялись в поле зрения с завидным постоянством и в большом количестве. Карлики напирали, и Жужа снова остановился для прикрытия.

– Последняя лента, – раздался его крик сквозь грохот пулемета.

– Отходи по краю! – снова завопил Барон и принялся отвлекать врагов на себя, прикрывая отход.

56
{"b":"253031","o":1}