ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А ночью муж лишил вас невинности? – невольно вызвалось у Повелителя.

– Нет, – покачала головой Люсинда. – Прошло несколько месяцев, прежде чем Роберт сделал меня женщиной. Он хотел, чтобы я наслаждалась в его объятиях. Он оказался очень искусным любовником. Твердил, что, даже если я никогда не полюблю его, он сделает все, чтобы доставить мне удовольствие.

– Так и было? – допытывался Повелитель.

– Так и было. И к моему удивлению, я все-таки полюбила его. Безумной страсти не было. Жаль, что я не могла выполнить единственную обязанность, которую он от меня требовал: дать ему наследника. После нескольких лет мирной супружеской жизни он заболел, и я как могла преданно ухаживала за ним. Когда он умер, никто больше меня не был удивлен тем, что все состояние перешло ко мне. Само поместье было майоратом, поэтому вместе с титулом перешло к ближайшему родственнику.

– Почему же вы: в таком случае живете с братом? – допрашивал Повелитель, обвивая густую каштановую прядь но круг пальцев.

– При имении не было вдовьего дома. Перси, племянник Роберта, еще совсем молод, а его мама, леди Блайт, очень рассердилась, не получив денег, на которые рассчитывала. Она тоже вдова и при таких экстравагантных привычках, как у нее, вечно сидит в долгах. Позволь она мне остаться, я бы с радостью несла расходы по хозяйству, но разочарованная леди Блайт обвиняла меня в том, что я улестила мужа составить завещание в мою пользу. Сочиняла обо мне грязные сплетни. Утверждала, что я заработала расположение сэра Роберта в постели, позволяя делать с собой немыслимые пакости. Преследовала его, пока не поймала в сети брака. Поверьте, всегда найдутся люди, готовые слушать подобные сплетни и передавать другим. Я с радостью покинула этот дом. Мерзавка даже посмела обыскать мои сундуки, якобы с целью убедиться, что я не увожу ничего, принадлежащего поместью. Она в самом деле ужасная женщина. Роберт терпеть не мог ни ее, ни ее гнусное отродье, но не мог приберечь Харрингтон-Холл для меня, если я не рожу ему дитя, а я так и осталась бесплодной.

– Поэтому вы явились в Лондон, чтобы поискать другого мужа, так ведь?

– Я приехала в столицу, чтобы купить свой дом, – без обиняков пояснила Люсинда. – Правила приличия вынудили меня поселиться с Джорджем и Каро. Они тащили в дом всевозможных женихов, но я пока еще не собираюсь связывать себя. Родные отказываются это понимать. После того как я отказала всем и каждому, Кэролайн предложила провести сезон в Лондоне. Я согласилась, но не потому, что жаждала выйти замуж. Просто решила наконец обзавестись собственным жилищем. И только что приобрела восхитительный особнячок на Трейли-сквер.

Повелитель был поражен ее бесхитростным рассказом. Такого он не ожидал. Значит, она не гоняется за женихами! Ему дали понять, что леди Люсинда Харрингтон – бесстыдная кокетка, позволяющая мужчинам многое, но ускользающая в последний момент, и поэтому ее давно следует проучить, усмирить, превратить в покорное бессловесное существо и только потом позволить выбрать мужа из трех достойных поклонников. Но вот выбирать-то она и не собиралась!

– Вы задели трех влиятельных джентльменов, – начал он, – которые стараются скомпрометировать вас, с тем чтобы заставить сделать выбор. Не знаю их имен, ибо это для меня не имеет значения. Я нанят выполнить работу для «Учеников дьявола» и делаю все, что могу. Однако, как вам известно, впервые на моем попечении оказалась леди. История, рассказанная вами, разительно отличается от всего, что я слышал раньше. Чему прикажете верить, мадам?

– Здравый смысл должен подсказать вам, сэр, – улыбнулась Люсинда. – Кстати, я могу открыть вам имена тех джентльменов, которые все это затеяли. Герцог Рексфорд, маркиз Харгрейв и лорд Бертрам. Подозреваю, что и мой братец тоже в этом участвует, иначе эти трое просто не посмели бы похитить меня. Если бы он действительно намеревался отправить меня к сестре Джулии в Ирландию, представляете, какой бы шум поднялся, не явись я к назначенному сроку?! Эти негодяи прекрасно все рассчитали, поэтому я и заключаю, что Джордж с ними в заговоре. Но, боюсь, он тоже безмозглый осел!

Повелитель рассмеялся этой откровенной реплике, но тут же покачал головой.

– Почему же вы не сопротивлялись мне? Ни словом не возразили? Я уж и не знаю, что думать об этом, миледи.

– А вам не пришло в голову, сэр, что я люблю плотские забавы? Я женщина порядочная и не распутница, но наслаждалась ласками мужа. Прошло несколько лет с тех пор, как я в последний раз была с мужчиной, поскольку его болезнь не позволяла нам спать вместе последние два года его жизни.

– И еще два года вы вдовеете, – заметил Повелитель. Люсинда печально кивнула.

– Наши любовные игры всегда были несколько… осмотрительными. Как раз перед болезнью Роберта мы обсуждали такие способы, как… словом, мне хотелось сосать «петушок» мужа, а ему – взять меня сзади, но дело до этого так и не дошло.

– Значит, сегодня вечером вы не испугались? – допрашивал он, сверля ее глазами.

– Нет, конечно. Меня ужасно возбуждало, когда Джон лег на меня и вонзил свое орудие в мои ножны, а вы запихнули свое копье мне в рот. Сначала я думала, что задохнусь. Вы человек немаленький, но тут я обнаружила, что, расслабив горло, смогу принять вас целиком. Надеюсь, вы не обескуражены моей исповедью, сэр.

– Я очарован, мадам, – признался он.

– Теперь вы понимаете, что меня никто не заставит взять одного из этих трех ослов в мужья, – добавила Люсинда.

– Боюсь, что так, леди Люсинда, но теперь я попал в затруднительное положение. Деньги «Учеников дьявола» помогают мне содержать маленькое поместье и разводить лошадей. Признав свое поражение, я потеряю репутацию, а с ней и все остальное. Что же мне делать?

– Позвольте мне увидеть ваше лицо, – взмолилась она, касаясь узкой шелковой ленты, прикрывавшей лоб и скулы.

– Нет, миледи, не могу, по причинам уже изложенным, – нерешительно протянул он.

Люсинда лукаво улыбнулась:

– Я помогу вам сохранить вашу репутацию и доход в обмен на вашу помощь.

– Но как?! – резко бросил он.

– Я желаю отомстить этим троим за наглость и самонадеянность, с которой они позволили себе вообразить, будто меня, как какую-нибудь безмозглую идиотку, можно сломать и покорить чужой воле. Научите меня всему, чему можете: тонкостям эротического искусства, умению покорять мужчин. Когда придет сентябрь и меня снова поставят перед «Учениками дьявола», я притворюсь, будто полностью укрощена и готова склониться к ногам любого мужчины. Вы же сообщите, что мой дорогой брат, епископ Уэллингтонский, объявит о помолвке на первом же балу нового сезона, который дает графиня Уитли. – Люсинда коварно усмехнулась. – Это добавит драматизма к общей сцене, и трое идиотов проведут следующие несколько недель, гадая, кого я избрала. Я же, со своей стороны, стану показываться на людях с ними по очереди и не премину настроить их друг против друга.

– А что же случится в ночь бала графини Уитли? Люсинда пожала плечами.

– Мой брат объявит о помолвке с человеком, которого я полюблю, и ни с кем другим, сэр. Если поможете мне, значит, не потеряете ни своей драгоценной репутации, ни источника доходов. Кстати, – помедлив, осведомилась она, – почему вы это делаете? Почему позволяете использовать себя подобным образом?!

– Не всем из нас, мадам, повезло получить наследство. Это имение оставалось во владении моей семьи много веков. Я родился здесь, вырос и люблю эти места.

– Вы женаты?

– Как я могу?! – горько вздохнул он. – Мне нечего предложить женщине, и мой род закончится вместе со мной, но я никогда не покину своего дома, миледи.

– Так вы поможете мне? – снова спросила она.

– Да, – не задумываясь, пообещал он. – Я нахожу ваш план забавным, и, кроме того, это означает, что целых три месяца вы будете у меня в руках. Честно говоря, эта мысль безмерно меня возбуждает. А теперь, мое сокровище, вам нужно отдохнуть, потому что завтра на рассвете я начну свои уроки.

9
{"b":"25304","o":1}