ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За все это время, как рассказал мне новый гендиректор фонда Сергей Комков, на нужды соотечественников не было потрачено ни копейки. Как выразился г-н Комков, фонд был местом, где «одни зарабатывали политические дивиденды, а другие нашли очередную кормушку». Между прочим, таким местом он оставался и при самом г-не Комкове. Хотя у Минмашбанка, где хранились деньги «соотечественников», была отозвана лицензия и около 100 млн. рублей (старыми) оттуда удалось выдернуть, — однако и они пошли не соотечественникам, а в основном на зарплату избранным сотрудникам.

Между тем г-н Джафаров выиграл-таки суд у президентской администрации. То есть требование довести до президента информацию о положении дел в той организации, в которую президент вложил такую серьезную сумму — став в итоге «обманутым вкладчиком», — это требование было удовлетворено. Но к тому времени, когда состоялся суд, Борис Николаевич находился уже в том состоянии, когда поступающую к нему информацию дозировали даже не чиновники, а врачи.

Такова печальная судьба миллиона долларов, который очень бы помог нашим соотечественникам, — если бы совершенно случайно попал по назначению. Но чуда не произошло.

Меняем баксы на гражданство

Это далеко не первый пример того, как чиновники из президентской администрации делают бизнес на бедах наших соотечественников. Похожие истории происходили и раньше — в 1994–1996 годах, когда Управление по вопросам гражданства и одноименную комиссию возглавлял известный химик Абдулах Микитаев.

Находясь на государственной службе, он, как установили проверяющие из Контрольно-ревизионного управления президентской администрации, совмещал при этом сразу шесть должностей (из которых государственной была лишь одна). В частности, Абдулах Касбулатович возглавлял некий Конгресс гражданского согласия. Заместителем же Микитаева в этом конгрессе был Георгий Трапезников, он же глава еще одного фонда — Международного фонда российско-эллинского духовного единства. Красивые, но труднопроизносимые названия. Психоаналитик, наверное, заметил бы, что они свидетельствуют как минимум о двух характерных чертах сочинивших эти вывески господ: об их тяге к красивой жизни и о чрезвычайной запутанности их бизнеса. И он был бы прав, этот психоаналитик.

На чем же строился сей бизнес? Вы не поверите — на 32 миллионах россиян, после распада Союза оказавшихся за пределами Российской Федерации. По закону о гражданстве получить статус россиянина — то есть гражданина РФ — может любой, кто родился или не менее пяти лет проживает в нашей стране. Он, по существу, уже является россиянином — ему надо всего лишь пройти процедуру оформления своего статуса в консульстве (если он оказался за границей) или в отделе внутренних дел (если он находится в России). Простая, быстрая и бесплатная процедура. Но это — в законе. То есть в теории.

А на практике согласно чиновничьим инструкциям — разработанным в Управлении вышеупомянутого г-на Микитаева — 32 миллиона человек, родившихся и живших в России, свое конституционное право — быть гражданином своей Родины — должны были получать как бы заново. Оформляя кучу документов, отстаивая очереди в консульствах, выкладывая подчас последние деньги, они оставались апатридами — людьми без гражданства.

Дело не только в том, что апатридом быть унизительно. Вместе с гражданством людей в одночасье лишили права на защиту и покровительство в случае инцидентов и конфликтов, права быть вынужденными переселенцами со всеми полагающимися им материальными льготами, права на пенсию, права на приобретение земли в частную собственность, права на бесплатные образование и медицинскую помощь.

Теперь уже можно с уверенностью сказать, что эта громоздкая процедура — получение россиянами де-факто гражданства де-юре — была усложнена искусственно и намеренно. Иные плюнули — обойдемся и без «дубликата бесценного груза». Иные выстроились в многомесячные очереди — не случайно к исходу пятого года «реформ» гражданство получили только 600 тысяч человек. При тех же темпах для принятия всех потенциальных желающих ушло бы 250 лет. Тот же, кто хотел побыстрее и без очереди, — был вынужден платить.

Официально эта процедура в 1996 году стоила около двух тысяч рублей — госпошлина за оформление плюс так называемый консульский сбор — 3,5 доллара. На деле же сумма устанавливалась «от фонаря». В чем автор этих строк убедился, обзвонив российские консульства в бывших республиках СССР.

Если же верить письмам, которые в свое время передали мне сотрудники президентской администрации, картина получалась и вовсе запредельная. От одного из авторов письма за право считаться гражданином России потребовали 570 долларов: 370 — за то, чтобы выйти из киргизского гражданства, и 200 — за вожделенное право получить статус россиянина. Платить он должен был российскому консульству. Обращался и в микитаевскую комиссию. Ответа, естественно, не получил.

Другой страдалец писал: «В посольстве России в Грузии, куда моя мама, живущая в Тбилиси, подала заявление, объяснили, что гражданство ей обойдется в 100 000 российских рублей. Пенсии, которую она получает в купонах, хватает на 20 буханок хлеба. Перевести деньги из России не могу, так как нет соответствующего межгосударственного договора. Это что — материальный запрет на получение гражданства РФ для русских? Или новая кормушка для чиновников?»

Третий несчастный, напротив, хотел выйти из российского гражданства — с чем и обратился в Управление по вопросам гражданства. Девять положенных месяцев он терпеливо и напрасно ждал решения. Потом начал интересоваться судьбой своих документов. Тишина. Потребовался запрос посольства Германии (гражданство которой этот господин готовился получить), чтобы узнать: документы утеряны. При вторичном обращении в Управление по вопросам гражданства этому бедолаге мягко намекнули: документы не потеряются, если выложить 150 долларов…

Дело в том, что Управление по вопросам гражданства должно было вмешиваться в самых трудных и исключительных случаях. Например, когда человек не родился в России, но зато там живут его родители. Или человек просто был гражданином СССР, проживая в одной из республик, — закон предусматривает, что такие люди хотя и не могут считаться российскими гражданами, но имеют право это гражданство получить в приоритетном порядке. В этих случаях издавались именные указы президента, в которых перечислялись все «новороссияне».

Итак, с одной стороны — очень сложная, далеко не бесплатная и вдобавок необычайно длительная процедура, с другой — всемогущие чиновники со Старой площади, которым ничего не стоило включить ту или иную фамилию в именной указик. Но как достучаться до сердца этих неприступных чиновников, как к ним «подъехать»? Логично было предположить, что может возникнуть некая посредническая структура, приватизирующая этот своеобразный сектор «экономической деятельности».

Тут-то мы и вспоминаем снова про г-на Трапезникова — заместителя г-на Микитаева в некоем Конгрессе и владельца некоего фонда.

24 марта 1995 года сотрудники УЭП Северо-восточного округа Москвы совместно с коллегами из ГУЭП МВД России задержали Георгия Трапезникова с поличным — по подозрению в получении 46-миллионной взятки. Как предположили сыщики, указанную сумму глава Фонда российско-эллинского духовного единства ждал от фирмы «Марго», с которой фонд имел весьма запутанные хозяйственные отношения. О помещениях, которые занимал фонд и которые он сдавал в субаренду, — разговор особый. Пока же скажем, что сыщиков очень заинтересовала находка в столе президента фонда.

А нашли там оперативники 15 заявлений на имя президента России с просьбой о предоставлении гражданства. Правда странно? Пишут президенту России — но отдают почему-то не представителям консульств и органов внутренних дел, не в Комиссию по гражданству присылают — а некоему президенту некоего фонда. Позже контролеры из президентской администрации обнаружили еще 300 таких же — однотипных — заявлений. В некоторых было прямо сказано: заявитель надеется на быстрое рассмотрение своего дела благодаря своему участию в деятельности трапезниковского фонда. Выяснилось также, что эта гора заявлений была передана Трапезникову несколькими увесистыми пачками в течение двух-трех дней. То есть все они явно из одного источника.

16
{"b":"253048","o":1}