ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Фактически это были те же многомиллиардные кредиты и ссуды, что давали «Балчугу» банки, но — замаскированные под программу по улучшению жилищных условий. Например, целых 7 млрд. рублей было уплачено за ремонт и передачу на баланс фонда всего восьми квартир на Страстном бульваре. Деньги «испарились», рабочие в указанные в договорах здания так и не пришли. То же самое произошло с ремонтом офиса, на который перечислили 11 млн. долларов.

В аналогичных комбинациях в 1992–1995 годах приняли участие 11 банков. Соответствующими их статусу были и капиталовложения. По самым скромным подсчетам, «Балчуг» собрал у своих клиентов в общей сложности около 60 млн. долларов.

Самый щедрый «взнос» — 42 млн. долларов — сделали новые хозяева Братского алюминиевого завода — после денежной приватизации БрАЗ, как и другие производители «крылатого металла», считается одной из «вотчин» небезызвестных братьев Черных.

И что самое любопытное, все эти вливания никак не отразились на финансовом состоянии ТОО «Балчуг-Девелопмент» и банка «Балчуг». Обе организации к концу 1996 года… обанкротились.

Для чего же строились все эти воздушные замки и куда все-таки исчезли изъятые из касс предприятий и банков миллиарды? Ответ на второй вопрос был неоригинален. Как минимум 31 млн. долларов по всем правилам валютных операций был переведен в зарубежные оффшорные зоны (в основном на Кипр). Переводы оформлялись как проплата по договорам на приобретение за рубежом продовольствия и ширпотреба. Надо ли говорить, что ни того, ни другого в большинстве случаев «Балчуг» не дождался. Правда, для проформы некоторые договоры были частично исполнены, но общая сумма импортированного товара не превышает 90 тыс. долларов.

Характерно, что «Балчуг» никаких мер для розыска и возврата «уплывших» капиталов не предпринимал. Абсурд? Напротив. Столичные сыщики выяснили, что это была тонкая и хорошо продуманная игра.

Наши комбинаторы изобрели оригинальную схему, позволявшую без проволочек и на вполне законных основаниях перевести деньги клиентов за границу, преобразовать их в валютные счета, а при желании и обналичить. Проще говоря, чиновник или банкир, заключая договор на строительство, в реальности заключал негласный договор на валютную обналичку капиталов своего учреждения за рубежом. За эти услуги, по оперативным данным, взимались «комиссионные»:

«Балчуг-Девелопмент» имел с этих операций 10 процентов, а холдингу отходили еще 12.

Немудрено, что внешне убыточные операции на благосостоянии руководства холдинга никак не отразились. Следователи получили информацию от зарубежных коллег об активной закупке недвижимости в Чехии и Бельгии. Стало известно и о строительстве под Москвой (в частности, в Нарофоминском районе) пяти элитных поселков с ультрасовременными коттеджами. Все они оформлялись на знакомых гендиректора ТОО «Балчуг-Девелопмент» г-на Романова (оказавшегося в итоге под следствием), а потом потихоньку переходили в собственность больших и нужных людей.

Однако вся эта недвижимость, конфискованные кредитные карточки с немалыми валютными средствами и иномарки, по предположению следствия, являлись лишь побочным продуктом глобальной операции холдинга по изъятию из денежного обращения страны нескольких сотен миллиардов рублей.

Столичным борцам с экономическими преступлениями совместно со следственным комитетом ГУВД Москвы удалось эту грандиозную аферу распутать и добиться ареста г-на Романова и главы Фонда социального страхования г-на Шатыренко.

Кстати, последний привлек внимание спецслужб прежде всего своей склонностью к роскоши и мотовству. Имея скромную зарплату чиновника, он, по оперативным данным, только на празднование своего 50-летия в элитном поселке «Голубая речка» (один из тех, что возвел г-н Романов) потратил 50 тысяч долларов.

Если верить информации, собранной сотрудниками УЭПа, распорядитель российского соцстраха — владелец 2,5 га земли в самых престижных местах Подмосковья, нескольких коттеджей в Нарофоминском районе, дома в Барвихе — а ко всему этому пяти многокомнатных квартир в Москве и роскошного «Крайслера». Только на одной из многочисленных квартир г-на Шатыренко правоохранители при обыске обнаружили 24 тысячи долларов наличными и аудиоаппаратуру примерно на такую же сумму.

Дело потихоньку двигалось к обвинительному заключению. И все было бы хорошо, если бы не вмешались судьи, которые решили продемонстрировать свою независимость.

Об этом инциденте я узнал почти случайно. Мне как-то довелось просматривать в канцелярии Тверского суда папочку, где были отмечены все случаи отпуска подследственных под залог. Сразу бросалось в глаза, что статьи УК, по которым проходили 70 счастливчиков, в первом полугодии 1997 года покинувших стены Бутырки до приговора, одни и те же. Это, как правило, мелкие хулиганы и наркоманы, задержанные с небольшой дозой наркотиков.

Из общего списка выделялись четыре уголовных дела, возбужденных по статьям о крупных хищениях. Каково же было мое удивление, когда я обнаружил, что двое из этой четверки счастливчиков — те самые комбинаторы, которых так долго пытались изобличить московские сыщики. Выложив за свою свободу соответственно 110 и 200 млн. рублей (рекорд 1997 года), из узилища вышли гендиректор ТОО «Балчуг-Девелопмент» Вячеслав Романов и бывший глава Фонда социального страхования России Юрий Шатыренко.

Между прочим, правоохранители тех стран, где осели деньги российского соцстраха, отпуская до суда грабителя или мошенника, берут такой залог, чтобы в случае бегства этого человека был бы адекватно возмещен причиненный им ущерб. У нас все наоборот: разве можно сопоставить 110-миллиардное хищение с 200-миллионным залогом?

Как бы там ни было, Юрия Шатыренко отпустили. В связи с плохим самочувствием: адвокаты раздобыли справку о том, что десять лет назад у него обнаружили злокачественную опухоль и удалили почку. В день, когда выпускали Шатыренко, к дому правосудия подкатила карета «Скорой помощи»: прямо из суда его отвезли в ЦКБ. Но уже через два дня «тяжелого» больного выписали. За нарушение режима. Как сообщил следователю ГУВД Москвы главврач Николаев, в десять вечера «пациент самовольно покинул территорию больницы… не ночевал… вернулся утром в состоянии алкогольного опьянения». В ту теплую апрельскую ночь «больной» бурно отмечал свое освобождение…

Кстати, решение об изменении меры пресечения экс-шефу Фонда соцстраха принимала сама председатель суда Ольга Сергеева. Возможно, рядовые служители Фемиды брать на себя такую ответственность отказались.

Надо ли говорить, что после выхода на волю наших комбинаторов расследование их авантюр сильно затормозилось.

Между тем компетентные органы выяснили, что махинация с «Балчугом» — не первая и не последняя афера в тот период, когда российским соцстрахом руководил Юрий Шатыренко.

Сорока одного миллиарда рублей ФССР лишился благодаря сотрудничеству с неким АОЗТ «Бразкомпани». Деньги были перечислены на поставку продовольственных наборов для нуждающихся ветеранов Великой Отечественной войны. Надо ли говорить, что вожделенные наборы так и не попали в холодильники наших дедушек. «Бразкомпани» отработала свои обязательства лишь на четверть. Глава фирмы, бывший советский гражданин Медведковский (он уехал на ПМЖ «в страну диких обезьян», но там у него бизнес не сложился, оказавшись в долгах как в шелках, он вернулся на родину), аналогичным образом «кинул» и крупный банк, и милицию, и несколько коммерческих фирм. Но финансисты МВД свои деньги все-таки вызволили, а глава ФССР г-н Шатыренко даже и не пытался — как и в случае с «Балчугом» — качать права. Об этой авантюре стало известно лишь при новом руководстве фонда.

Но и это не все. 269 миллиардов рублей Фонд соцстраха потерял на операциях с фондом «Реформа» — точнее, с одноименным банком, учрежденным как бы при фонде. «Реформу» возглавляли весьма известные люди — председателем был академик Станислав Шаталин, а генеральным директором — экс-кандидат в президенты России Мартин Шаккум.

19
{"b":"253048","o":1}