ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лернер и Листьев

Об израильском следе в деле об убийстве Влада Листьева всерьез заговорили после ареста в Швейцарии Михася — солнцевского авторитета и доброго знакомого Лернера (что можно заметить хотя бы по опубликованным фотографиям). Михась, который одно время вместе с Сильвестром руководил объединенной солнцевско-ореховской группировкой, был хорошо знаком с бизнес-проектами Лернера и, что пока не исключается, сам в некоторых из них участвовал. Михась, его друзья и коллеги братья Аверины и Лернер фигурировали в одном списке «особо опасных русских мафиози», который МВД Израиля составил осенью 1996 года. Любопытно, что Лернер в нем значится под номером один.

Швейцарский следователь Жорж Зеккин, ведущий дело Михайлова, на встрече с журналистами в августе 1997 года сообщил, что нашел документы, которые однозначно свидетельствуют о связях его подследственного с Лернером. О личном знакомстве Михася и Лернера говорят и многочисленные фотографии, изъятые у солнцевского авторитета после ареста. Швейцарский следователь сообщил, что намеревается допросить Лернера по делу Михайлова.

В свою очередь, в женевскую тюрьму, где сидел Сергей Михайлов (Михась), неоднократно приезжал следователь из Израиля. Официально предметом интереса этого правоохранителя были израильские паспорта и гражданство Михася — точнее, каким образом он все это получил. Но, возможно, к Михайлову были и другие вопросы. В том числе вопрос о причастности контролируемой им израильской фирмы «Эмпайбонд» к сомнительным проектам (в области рекламного бизнеса) на ОРТ. К тому же появилась информация, что бывший телохранитель Михася признался сотрудникам одной из западных спецслужб, что именно его шеф организовал убийство Листьева — как раз из-за споров по поводу телерекламы.

В разное время появлялись и другие сообщения о причастности к убийству Листьева Михася и его израильских компаньонов. Еще в 1995 году в «Комсомолке» напечатали анонимное письмо, общий смысл которого сводился к тому, что некая фирма, контролируемая солнцевскими и участвовавшая в коммерческих проектах телекомпании «ВИД», после возвышения Листьева была отодвинута от основного финансового ручья, за что Листьев и поплатился.

Наконец, появилось сообщение, что один из непосредственных исполнителей убийства тележурналиста (а их, как утверждают правоохранители, было не меньше трех) скрылся после совершения преступления именно на территории Израиля. Там же, в одной из тель-авивских гостиниц, этот человек погиб от рук неизвестных. На встрече с журналистами, на которой присутствовал автор этих строк, Генеральный прокурор Юрий Скуратов прямо связал это происшествие с чрезмерной откровенностью бывшего заместителя Генпрокурора Олега Гайданова. Из оптимистичного заявления последнего следовало, что в «деле Листьева» произошел прорыв и правоохранителям уже известны имена исполнителей. Вскоре одно из этих имен появилось на могильной плите.

Словом, следы ведут в Израиль. По одной из версий, смерть тележурналиста напрямую связана с неудавшимся проектом прокрутки рекламы для израильского телевидения. Тем более что, по словам Генпрокурора, этот эпизод недавно решили выделить в отдельное производство.

Речь идет о проекте «Москва глобальная»: система спутниковой связи под этим наименованием существовала еще во времена Союза. Позже на ОРТ эту систему решили использовать под совместный с Израилем проект, который предусматривал передачу российских программ в Израиле через спутник. В самом Израиле предполагалось распространение этих программ по кабельному телевидению среди русских эмигрантов. Естественно, в проекте планировалось использовать большой объем рекламы. Именно вокруг прокрутки рекламы и разгорелась борьба между российскими и израильскими криминальными структурами. Возможно, ее первыми жертвами и стали продюсер ОРТ Олег Слабынько и Влад Листьев.

По сообщению израильских правоохранителей, арестованный по «делу Лернера» его ближайший компаньон Зеев Орбах подозревался в том, что он создал совместную фирму, которая организовала передачу по израильскому телевидению рекламных материалов. Причитающиеся за это российскому партнеру деньги Орбах переводил на личные счета в Израиле и за границей. По некоторым данным, компания Орбаха не выплатила руководству российского телеканала около 20 миллионов долларов, вырученных от рекламы.

Любопытное сообщение по этому поводу прозвучало по 1-му каналу израильского ТВ в июне 1997 года. По данном тележурналистов, к последнему аресту Лернера привела информация, полученная израильской полицией от высокопоставленного представителя МВД России. В переданной информации сообщалось, что Лернер причастен к борьбе влиятельных сил за рекламный эфир на российском телевидении и в том числе к убийству Листьева. Причем Лернера якобы просил арестовать сам президент России Борис Ельцин.

В этом телесюжете говорилось также, что еще до убийства Листьева руководство одного из российских телеканалов сообщило Лернеру о прекращении трансляции (в том числе и на Израиль) рекламных роликов совместной компании Григория Лернера и Зеева Орбаха. После убийства Листьева группа криминальных элементов ворвалась в студию телеканала и посредством угроз заставила возобновить трансляцию рекламных роликов. Лишь последующее вмешательство сил правопорядка избавило телеканал от давления уголовников. Один из свидетелей тех событий, доверенное лицо Бориса Березовского, находится в Израиле — сообщил в заключение тележурналист.

Это было не первым и не последним сообщением о тесных связях Лернера и руководства Останкина. Неудавшийся журналист (по словам Григория Львовича, его не взяли в газету из-за пятого пункта), он решил отомстить природе за свой давний позор — и въехать в российское и израильское информационное пространство на коне телевизионного и газетного магната.

В ходе следствия генеральный секретарь израильской Партии труда г-н Звили сообщил, что Лернер предлагал подключить к ее предвыборной компании Останкино. Правда, г-ну Звили показалось такое предложение подозрительным, и от него отказались. Однако Лернер вряд ли переоценивал свои возможности. Об этом свидетельствует еще одна любопытная история, о которой я узнал благодаря коллеге из иерусалимской газеты «Вести» Евгении Кравчик.

Лернер и Гусман

Уже задолго до ареста Лернер стал интересоваться русскоязычными изданиями Израиля. В одном из последних начинаний Лернера странным образом переплелись бизнес-проект по раскрутке русскоязычной газеты «24 часа», рекламная поддержка этого проекта телекомпанией «ВИД» и… торговля оружием с Азербайджаном…

5 августа по 1-му российскому телеканалу в передаче «Тема» шел выпуск ток-шоу под названием «Наши в Израиле». Ведущий Юлий Гусман объявил: «Спонсор нашей программы еженедельник «24 часа». О том же свидетельствовал рекламный щит и рекламные заставки. Среди гостей ток-шоу были и два редактора «24 часов» (прежний и нынешний) — Давид Маркиш и Йосеф Шагал. Зрительный зал состоял в основном из творческих сотрудников газеты. Среди них, как скромный зритель, сидел некто Ахмед-паша Алиев, купивший газету «24 часа» полгода назад. В студии не было лишь Григория Лернера — могущественного компаньона г-на Алиева и опекуна газеты. По понятным причинам. Судьба его в эти дни как раз определялась в иерусалимском суде.

Русскоязычный Тель-Авив, прильнувший к голубым экранам, смотрел эту передачу с большим изумлением. Уж там-то хорошо знали, что «24 часа» пока выходят, но в сокращенном варианте, роскошный офис газете пришлось оставить, а редактор Маркиш давно перестал там появляться. И что судьба именно этих «наших в Израиле» складывалась совсем не в жанре ток-шоу.

Как сообщил в беседе с автором этих строк координатор программы Тимур Вайнштейн, передача снималась еще до ареста Лернера — в конце апреля, — но задержалась с выходом до августа. Инициатором съемок в Израиле было руководство еженедельника. Йосеф Шагал приезжал в Москву, встречался с генпродюсером телекомпании «ВИД» Андреем Разбашем и Юлием Гусманом.

26
{"b":"253048","o":1}