ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Я делал все, чтобы сохранять и развивать алмазное производство, созданное на государственные деньги, — писал Чернухин. — Например, когда Роскомдрагмет ввел запрет на поставку сырья из России, мы компенсировали это алмазами из Ботсваны и Намибии. По моей рекомендации были привлечены опытные специалисты-руководители — как русские, так и африканцы».

Даже если предположить, что в утверждениях Чернухина есть какая-то доля истины, ясно одно: долго хозяйничать ему не дали. Уже через три месяца после того, как у Козленка отняли его акции, все счета компании были арестованы.

8 ноября 95-го года финансовые операции «Голден АДА» были заморожены налоговыми службами США, уличившими руководство фирмы в неуплате 63 миллионов долларов федеральных налогов. На имущество компании был наложен арест. Сотрудники налоговой полиции с 20-летним стажем отмечали, что такого крупного надувательства они в своей практике не видели. Имущество состояло из пасхального яйца работы Фаберже (из коллекции Николая II), дюжины роскошных автомобилей (включая «Роллс-Ройс» стоимостью 377 тысяч долларов), 9 моторных катеров, 6 яхт, реактивного самолета (стоимостью 20 миллионов долларов), оцененного в 1,5 миллиона долларов особняка и поместья на озере Тахо стоимостью 4,4 миллиона (по другим данным — 20 миллионов долларов), которое в свое время использовалось для съемок фильма «Крестный отец». Все это, естественно, утаивалось от налоговых органов.

При обысках налоговые полицейские обнаружили и ценности иного рода. В офисе «Голден АДА» в Сан-Франциско хранились десятки единиц автоматического оружия, тысячи упаковок патронов, пуленепробиваемые жилеты и 25 фунтов взрывчатки. Зачем алмазным дельцам понадобился этот внушительный арсенал, остается только догадываться. Неужели они всерьез опасались «наездов» со стороны местных гангстеров?

Американские спецслужбы продолжали крупномасштабное расследование. В это же время начали проявлять первые признаки активности и российские правоохранители.

Тайные цели аферы

Как мы помним, об этой удивительной авантюре наши сыщики узнали еще в начале 1994 года, когда возбудили дело против российского партнера Козленка. Однако почему-то потребовался целый год для того, чтобы прийти к выводу о необходимости возбудить уголовное дело в отношении Евгения Бычкова и прочих «драгоценных» деятелей. Лишь 14 июня 1995 года было начато официальное расследование. Характерно, что обвинение было выдвинуто не по поводу крупномасштабного хищения, а всего лишь по фактам «злоупотребления служебным положением» и «нарушения порядка валютных операций» (статьи 164 и 170 УК РФ).

Но и после этого председатель Роскомдрагмета оставался при исполнении. Прошло еще около девяти месяцев, прежде чем Генпрокуратура разродилась: 7 февраля 1996 года Евгению Бычкову наконец-то было предъявлено официальное обвинение, а в кабинете чиновника и на его даче был произведен обыск. Арестовывать, однако, чиновника не стали, ограничившись подпиской о невыезде.

Несмотря на подписку, буквально через пять дней глава Роскомдрагмета отправился в очередную рабочую поездку в Намибию и Ботсвану, где его принимали на высшем уровне.

Более того, подследственный чиновник вошел в состав российской делегации, которая в 20-х числах февраля села за стол переговоров с представителями «Де Бирс»: обсуждалось подписание очередного многолетнего соглашения, и Россия пыталась выторговать себе максимально благоприятный режим внешней торговли алмазами. Переговоры шли трудно и нервно. И как гром среди ясного неба — в самый разгар переговоров — пришло сообщение о президентском указе о том, что Евгений Бычков все-таки освобожден от занимаемой должности.

Впрочем, в роли подследственного он пробыл недолго: через несколько недель подоспела очередная амнистия по случаю победы над фашизмом. Поскольку экс-министр не был обвинен в тяжких преступлениях и к тому же достиг пенсионного возраста, он был амнистирован по всем статьям.

А вскоре нашел весьма престижную работу: он стал вице-президентом банка «Российский кредит». Это назначение никого не удивило. Ведь именно «Роскредит» был уполномоченным банком Роскомдрагмета. В шикарном здании министерства был расположен офис этого банка (так что Бычкову практически не пришлось менять места работы), а на руководящей должности в «Роскредите» еще до Бычкова трудилась супруга его зама Котляра.

Амнистия спасла от тюрьмы и четырех сотрудников Министерства внешнеэкономических связей. Замминистра Андрей Догаев, начальник главного управления нетарифного регулирования внешнеэкономической деятельности министерства Марк Колесников, уполномоченный МВЭС Николай Соловьев и его заместитель Олег Горский обвинялись в преступной халатности. Они не имели права давать лицензии на вывоз из России драгоценных камней без соответствующих согласований. Однако следователи сочли, что корысти в действиях этих чиновников не было, — и дело против них закрыли.

Впрочем, расследование следственной бригады под управлением следователя по особо важным делам Генпрокуратуры Руслана Тамаева еще только разворачивалось. Для начала в столице было арестовано имущество, принадлежащее «Голден АДА»: 13 квартир, обставленных в основном антикварной мебелью, 5-этажный дом в Глазовском переулке, предназначенный для представительства «Голден АДА» в Москве, здания дочерних организаций, дорогие станки для огранки алмазов, оргтехника, офисная мебель. В придачу к этому следователи арестовали более 20 автомобилей, в том числе «БМВ», «Мерседесы» и «Шевроле», а также 44 картины, среди которых были полотна Бенуа, Поленова и Коровина.

По разным оценкам все арестованное в Москве имущество можно реализовать за 15–30 миллионов долларов.

Но найти и арестовать имущество мошенников — полдела. Самое трудное было впереди. Сыщикам требовалось установить роль в этой афере всех ответственных должностных лиц: ведь золото и камушки вывозились не контрабандным путем, а по вполне официальным каналам.

И вообще надо было понять, что это все-таки было: по каким-то субъективным причинам провалившийся бизнес-проект — или заранее задуманная и ловко провернутая многоходовая махинация? Только ли себя обогащал владелец «Голден АДА» — или действовал в пользу неких высоких покровителей в российской столице?

По данным, просочившимся из ФБР, в 1994 году Козленок дважды побывал в России. Целью визитов была, согласно этим сообщениям, перевозка из США наличных долларов, полученных от продаж переданных Роскомдрагметом алмазов. Суммарно было переправлено «черным налом» почти 20 миллионов долларов.

Высказывались предположения, что деньги были предназначены для покупки предприятий, выставляемых на аукцион в ходе денежной приватизации. В этой связи называются: московский гранильный завод «Кристалл» и аналогичное предприятие в Рязанской области. Планировалось, что владельцами контрольных пакетов акций этих предприятий (возможно, через подставные фирмы) станут руководители «Голден АДА» и их московские покровители. Директор «Кристалла» Сорокин (тот самый, что переводил 1,2 миллиона долларов в пользу «Голден АДА») как раз в это время неожиданно уволился. А рязанцы, узнав об этих приватизационных прожектах, якобы выразили свой протест.

Козленок же утверждал впоследствии, что немало средств «Голден АДА» было использовано для президентской избирательной кампании Бориса Ельцина в 1996 году. Кроме того, часть денег, вырученных от реализации драгоценных камней, по поручению представителей российского правительства руководители фирмы перечислили в Фонд президентских программ. На эти же средства якобы издавалась книга Бориса Ельцина «Записки президента». Мало того, значительные суммы, по словам главы «Голден АДА», перекочевали в некий фонд «Победа», который курировало Главное управление охраны. Возможно, что на самом деле речь шла о «Фонде 50-летия Победы», о котором мы рассказываем в главе, где описываются аферы Григория Лернера. Если это правда, то такое совпадение очень трудно назвать случайным: вероятно, есть в России несколько структур, через которые очень любят перекачивать деньги наши аферисты — независимо от того, связаны ли они сами между собой.

36
{"b":"253048","o":1}