ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Предателей оказалось много. Но приказ генерального обжалованию не подлежит. Увольняли, разумеется, не за прогулы, а по собственному желанию. Оно, по словам продавщиц, возникло после 5-часовой отсидки в директорском кабинете и разъяснительной работы (о том, что лучше увольняться «по собственному», чем по статье о хищении или недостаче). Через несколько недель на улице оказались около 60 бывших акционеров.

Директор фирмы «Ваши ценные бумаги» Юрий Лапин предложил следующую тактику борьбы. Уволенные подают в суд иск о признании недействительными изменений в реестре АО по передаче их акций в уставный фонд «Березки-2». «Олби», после удовлетворения иска, получив возможность распоряжаться спорными 14 % акций, докупает в Фонде имущества Москвы и у работников магазинов акции до контрольного пакета, проводит собрание, на котором увольняет г-на Шичкова и восстанавливает на работе обиженных.

Социдиотская защита (цугцванг)

У этой тактики был только один недостаток: не учитывалось то обстоятельство, что новые хозяева жизни научились действовать гораздо эффективнее и оперативнее законов. Десять раз назначалось в районном суде слушание дела, и десять раз юристы г-на Шичкова срывали судебные разбирательства. Иногда находили какой-нибудь формальный предлог, иногда — просто игнорировали. Два раза суд признавал причины неявки ответчика неуважительными и «принимал меры» — штрафовать на 5 и 25 тысяч рублей.

Смех смехом, подумал генеральный, но истцы, кажется, забыли, кто здесь хозяин. И сделал еще один ход конем. Руководство АО решило провести вторичную эмиссию акций, увеличив их общее число в 10 раз. Это означало бы, что «Олби» вместо 34 % оставался только с 3,4 % голосов даже в случае положительного решения суда. По ряду причин такая эмиссия противоречит нынешнему законодательству. Но у «крепких хозяйственников» свои законы. Собрание, принимавшее решение об эмиссии, проводилось 9 октября в городе Пущино, в четырех часах езды от Москвы. Видимо, чтобы не доехали «чужие» акционеры. Представители «Олби» все же доехали, но их… прогнали. «У вас доверенности неправильные», — отрезали работники АО, регистрирующие участников собрания…

История более чем характерная. Вполне типичен и проигрыш концерна «Олби», который из-за директорского самодурства получил многомиллиардные убытки. Характерна и судьба 60 работников «Русской березки», которых буквально вышвырнули на улицу за попытку реализовать свои права акционеров. И вполне типичен главный итог: какую бы схему приватизации ни выбрали, хозяином предприятия при любых раскладах все равно становится его бывший директор.

Известный экономист Лариса Пияшева такой процесс называет недоприватизацией. Постсоветские предприятия вроде бы никому полностью не принадлежат — но при этом сливки снимает вполне определенная группа людей, которая собственником в полном смысле не является. Так, «Русская березка» не стала личным имуществом г-на Шичкова, он не может ее продать или передать по наследству своим детям — значит, он не заинтересован в ее перспективном развитии, в партнерах-инвесторах, но заинтересован в быстрой (пока он еще сидит в директорском кресле) прибыли, в «коротких деньгах».

Недоприватизация по Чубайсу порочна даже не потому, что ее плодами воспользовались в основном мошенники, а потому, что ее главная цель была реализована с точностью до наоборот. Такая экономика не только не становится более эффективной — она просто перестает существовать. Недаром к концу приватизационной пятилетки стало ясно, что банкротом можно объявить каждое второе, если не каждое первое предприятие.

Кстати, «кинутые» акционеры «Березки», обращаясь во все мыслимые и немыслимые инстанции, дошли до самого Чубайса (в бытность его председателем ГКИ). Чубайс устно назвал происходящее в «Березке» безобразием, но письменно рекомендовал разбираться в судебном порядке. А какие у нас судебные порядки, читателю, думаю, хорошо известно…

Профессионал в команде профессионалов

Россия наконец должна расстаться с образом великой державы и занять какое-то место в ряду с Бразилией, Китаем, Индией. Вот если она займет это место и осознает свою роль… тогда от нее будет толк.

Альфред Кох

Это только две из тысяч побед приватизации по Чубайсу над здравым смыслом. Когда их количество переросло в качество, Анатолий Борисович пошел на повышение. А на хозяйстве остался тогда еще малоизвестный политическому истеблишменту Сергей Беляев. Он оказался на редкость талантливым учеником приватизаторов первого созыва. Вот лишь несколько подвигов «профессионала в команде профессионалов» (по мнению составителей предвыборной листовки «НДР»).

4 тысячи квадратных метров здания Исторического музея (Никольская, 5/1) без согласования с музеем, по воле Беляева, были переданы в долгосрочную аренду Союзу предпринимателей и арендаторов России под руководством Павла Бунича. Кстати, этот общественный и научный деятель в свое время вместе с г-ном Чубайсом входил в руководство Российского центра приватизации — что-то типа наблюдательного совета, призванного контролировать ход разгосударствления (через эту контору американцы обеспечивали методическую поддержку младореформаторов). Близость к главным реформаторам оказалась в тот период весьма кстати.

Ежегодная плата за музейные апартаменты для Союза предпринимателей была установлена в размере — только не смейтесь! — 400 тысяч рублей. При этом те же площади, естественно, сдавались в субаренду совсем по другим ценам: одно только ТОО «Селеста» платило 153 тысячи долларов за год. А было еще шесть подобных фирм. Подчиненные Беляева попытались исправить ошибку шефа: зампред ГКИ обратился в арбитраж с иском о признании договора аренды недействительным. Но снова вмешался Беляев и иск отозвал.

В начале 1998 года автор этих строк справился о дальнейшей судьбе отобранных у Исторического музея помещений. Несмотря на то что указанное здание по-прежнему находилось на балансе музея, его сотрудников туда так и не допустили. Распорядители федерального имущества, вероятно, считают, что общественной организации Павла Бунича особнячок на Никольской (аккурат напротив ГУМа) нужнее. Что же касается использования спорных площадей, то, по утверждению администратора Союза арендаторов и предпринимателей Зои Никишенко, все субарендаторы выселены решением арбитражного суда еще два года назад.

Ни минуты не сомневаясь в искренности г-жи Никишенко, я все же решил «выехать на объект» и увидеть все своими глазами. Каково же было мое удивление, когда рядом с табличкой «Союз предпринимателей и арендаторов» в том же здании я обнаружил: магазин мужской одежды «Секрет» (фирма «I.V.Y.»), джинсовый магазин «Дизель», авиакассы, магазин одежды и обуви «Овация» (ТОО «Никольские ряды»), наконец, «Бистро на Никольской», где за чашкой кофе я долго пытался справиться с нахлынувшими догадками и подозрениями.

Не менее странная история в период правления Сергея Беляева приключилась и с домом 16/18 по 2-й Тверской-Ямской. Согласно указам президента в этом доме (бывшем здании Госснаба) могли располагаться исключительно органы власти, а распоряжаться им имело право только управление делами президента. Но какое дело до этого Сергею Беляеву? Ничтоже сумняшеся, он подписывает договоры аренды на 2,5 тысячи квадратных метров с Международной финансово-промышленной корпорацией «Новый город», АОЗТ «Ростинвестнефть», банком «Хованский» и ТОО «Сибмикс интернешнл». Коллеги председателя ГКИ опять пытаются опротестовать эти сомнительные сделки в суде, но Беляев снова отзывает иски.

К началу 1998 года почти все эти фирмы продолжали занимать комфортабельное здание Госснаба. Правда, нет уже банка «Хованский». Зато вышеупомянутый список дополнился еще двумя именами — «Росинвестнефтепродукт» (видимо, отпочковавшийся от «Росинвестнефти») и ассоциация «Социальная сфера России».

5
{"b":"253048","o":1}