ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэтт не мог понять, что именно разбудило его – чувство жажды или аппетитный запах готовящейся пищи. Луч света, пробивавшийся через узкое отверстие .в пещеру, оставлял на полу тонкую полосу света. Золотистый свет падал на женщину, склонившуюся над огнем и помешивающую что-то в большом черном котелке. Мэтт почувствовал запах куриного бульона. Это был вес еще сон, или же он наконец сможет взглянуть в лицо этой загадочной Женщины Ветра?

Мэтт остановил на ней свой взгляд и боялся моргнуть, в страхе, что она снова исчезнет или внезапно превратится в того разукрашенного шамана, которого он видел в темноте и который казался теперь всего лишь ночным кошмаром. Из своего темного угла Мэтт рассматривал женщину с таким благоговением, с каким бедный провинциальный мальчик смотрел бы на груду золотых монет.

Скай присела на корточки и грациозно поднесла деревянную ложку к своим полным губам. Не подозревая о том, каким чувственным было ее движение, она осторожно отхлебнула горячий бульон.

С первого взгляда было ясно, что она не чистокровная индианка; и это еще раз убедило его в том, что она и есть Скай Мак-Келлан, женщина, которую он ищет. Все индейские черты ее были смягчены, будто разбавлены. И это делало девушку какой-то беззащитной и в то же время очаровательной.

Ее кожа казалась золотистой при свете огня, .но не такой смуглой, как у чистокровных индейцев. Как и у предков шошонов, лицо девушки было удлиненным, но не таким широким и полным, как у большинства индейцев, которых он видел, да и скулы не были подняты слишком высоко. Тонкие брови изящно изгибались над темными глазами, которые можно было назвать, скорее карими, чем черными, и у нес был прямой и аккуратный маленький нос. Ее темные волосы, туго заплетенные в косы, были, пожалуй, самым ярким свидетельством примеси индейской крови. Ее волосы, как обсидиан, отливали ярко-черным цветом в лучах солнца.

Мэтт обдумал свои слова и хотел было их произнести, но язык прилип к сухому небу и не слушался. В бреду он видел, как эта женщина доила его чаем и горьким отваром. И теперь она Оказалась ему лишь продолжением сна, но вскоре %!Мэтт осознал, что это происходило наяву. Она заботилась о нем как о больном. Но будет ли она заботиться о нем теперь как о друге?

Внезапно из-за спины женщины появился огромный волк, оскалился и глухо зарычал. Животное ощутило, что Мэтт пришел в себя. Его желтые глаза пристально смотрели на него. Женщина тут же уронила ложку в котелок, как будто обожглась, и резко выхватила нож. Она грациозно поднялась на ноги, отступила подальше от Мэтта и настороженно посмотрела на него. Как странно было, что она принесла его сюда, чтобы спасти ему жизнь, и теперь была готова забрать ее обратно, если потребуется.

Она была довольно высокой женщиной. Еще одно воспоминание промелькнуло в голове Мэтта. Он вспомнил ее тело, стройное и сильное, прикасающееся к нему, вспомнил, как ее рука обвилась вокруг его талии, поддерживая его и помогая забраться в седло, он видел это потом, в кромешной тьме .. да

– Я… – он попытался заговорить, но язык не подчинялся ему, Мэтт предпринял попытку сглотнуть несколько раз, надеясь, что во рту, наконец появится слюна. Все это время женщину пристально смотрела на него, широко раскрыв глаза, ожидая нападения. Мэтт попытался еще раз:

– Я хочу пить. Можно, немного воды? Пожалуйста.

Женщина указала на небольшой сосуд из пузыря животного, стоящий на расстоянии вытянули руки от тюфяка, на котором он лежал. Полая кость служила горлышком и была заткнута деревянной пробкой.

Видимо, женщина не собиралась приближаться к нему, чтобы оказать помощь, поэтому Мэтт приподнялся на руки. Перед глазами у него сразу же все поплыло, но он переждал приступ головокружения, зная, что, когда его тело привыкнет к новому положению, все пройдет.

Вода была приятно прохладной, и он жадно начал пить большими глотками. Напившись, Мэтт поставил сосуд на место и снова откинулся на шкуру. Его сердце часто забилось. Мэтт повернул голову и снова взглянул на женщину

– Спасибо, – сказал он. – Я бы умер, если бы ты мне не помогла. Но кого я видел, когда очнулся?

В глазах девушки промелькнуло беспокойство. Она боялась говорить с ним; ей казалось, что это сломает возведенный ею барьер. Ее рука сжимала рукоятку ножа, похоже, что Скай и не подозревала, что так сильно нервничает.

– Этот шаман – мой дядя Много Когтей, – наконец произнесла она. – Он живет в резервации. Это он спас тебе жизнь.

Ну конечно же. Много Когтей. Мэтт не узнал его разрисованным, но он должен был вспомнить, что уже видел эти бусы из когтей медведя. Этот мудрый старик изо всех сил пытался убедить его, что Скай Мак-Келлан умерла, но, как Мэтт и подозревал, шаман хотел лишь запугать его, чтобы он убрался подальше отсюда, и спасти таким образом жизнь своей племянницы.

Риордан чувствовал боль в ноге. Она была достаточно сильной, но все-таки болело меньше, чем раньше. Когда он метался в бреду, ему казалось, что нога горела огнем. Мэтт приподнял покрывало и взглянул на забинтованную ногу.

– Это он вытащил пулю?

– Нет, – сказала она, – пулю вытащила я.

– Так значит, мне надо благодарить тебя за спасение моей жизни?

– Нет. Не совсем. Ты мог бы умереть, если бы мы не сбили жар. Поэтому я попросила дядю помочь тебе. Он Человек-Медведь и умеет излечивать почти все болезни. Вскоре ты совсем окрепнешь и сможешь покинуть землю Отца-Солнца.

В ее глазах светилась мудрость, необычная для ее возраста. Но Мэтт не мог понять, почему же она исповедовала веру индейцев, а не белых людей. Неужели она, покинув мир белых людей, порвала все внутренние связи с ним, которые еще жили в ее душе?

– Суп пахнет вкусно, – сказал Мэтт. – Это дикая курица? У меня такое чувство, будто я не ел целую неделю. Я бы поел немного… ну, конечно, если ты позволишь.

Сердце девушки забилось быстрее. Риордан оказался безопасным, но ведь он все еще был слаб. Скай хотела бы доверять ему, как доверяла Много Когтей, но это могло быть опрометчиво. Она не хотела разговаривать с ним – Скай боялась, что его дружелюбие усыпит ее бдительность. Она слишком хорошо помнила ту ночь, когда он обхитрил се, и даже сейчас она все еще чувствовала, как он навалился своим крепким телом на нее, не давая дышать. Оживив эти воспоминания, девушка содрогнулась от смешанного чувства надвигающейся опасности и какого-то необъяснимого волнения.

– Да, несколько дней, – призналась она, – ты пил только воду и отвар. Его рот тут же скривился:

– Да, я помню этот отвар.

Девушка налила бульон в небольшую деревянную миску. Сжимая в одной руке нож, она поставила миску на каменный пол рядом с тюфяком так осторожно, будто приближалась чс рычащей бешеной собаке. Скай стыдилась того, что вся ее храбрость исчезла так же внезапно, как исчезают с неба звезды перед восходом солнца. Она отошла назад и смотрела, как мужчина пытался приподняться на руки. Мэтт перевернулся на бок, опираясь на один локоть, и взял в руку миску. Скай вдруг поняла, что забыла дать ему ложку, а он даже не попросил се об этом. Мэтт поднес к губам миску и чуть отхлебнул, но бульон был слишком горячим, и он снова откинулся на постель.

Его голова бессильно упала на подушку.

– Не могла бы ты помочь мне? Я слаб, как только что родившийся ребенок.

Девушка не двигалась с места.

– Не бойся меня, Скай. Я не смог бы сделать тебе ничего плохого, даже если бы очень захотел.

… А теперь лежи спокойно, ты, чертова кошечка! Это не больно. Тебе даже понравится. Я уверен, что тебе понравится….

Она остановила поток воспоминаний, и ее глаза встретились с ожидающим, завораживающим взглядом Мэтта. В нем не чувствовалось никакой злобы, но, возможно, это была всего лишь привычка, выработанная за долгие годы, возможно, он был таким хитрецом, каких она еще не встречала.

– Почему я должна доверять тебе. Светловолосый? Меня много раз обманывали.

– Светловолосый? Так ты меня называешь?

– Тебе подходит это имя.

13
{"b":"25305","o":1}