ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так, значит, – сказала Скай с очаровательной улыбкой на губах, – ты любишь задавать вопросы, но не любишь отвечать на них?

Мэтт почувствовал, что в этот день ей удалось создать непринужденную обстановку в их компании. Их отношения становились все проще после того, как она вернула ему оружие и ничего не произошло.

– Элизабет была милой рыжеволосой девушкой, в которую я когда-то давно был влюблен, – наконец произнес Мэтт.

Скай чуть вздрогнула, и это позволило Мэтту подумать, что она ревнует его к Элизабет, как он ее к Монти Глассмену и Серому Медведю. Несмотря на то что это было очень давно, они еще занимали какое-то место в се сердце, и Мэтт знал, что так будет всегда.

– Какое совпадение, – сказала Скай, погрузившись в воспоминания, – Монти Глассмен. Его волосы были светло-медного цвета, не темнее, чем у твоей лошади. Они красиво отливали на солнце, но он редко снимал свою шляпу, потому что терпеть не мог, когда его дразнили Рыжим.

Еще одно совпадение, это слово «Рыжий», сразило Мэтта, как удар ниже пояса. Бейли Лоринга тоже звали Рыжий, а его сына – Рыжий-младший.

– У Элизабет были волосы такого же цвета, – сказал он как можно спокойнее, – они тоже отливали светлыми бликами на солнце.

Скай кивнула, будто представила себе именно тот цвет, о котором Мэтт говорил.

– Сколько лет тебе было, когда ты влюбился в Элизабет?

– Мне было восемнадцать. Но это было так давно, Скай.

– Что произошло между вами? Почему ты не женился на ней?

Мэтт совсем не хотел ни с кем разговаривать об Элизабет, и особенно со Скай Мак-Келлан. Если бы он рассказал ей, что произошло и почему, то он рисковал добиться скорее ее осуждения, чем доверия, как это случилось с другими. Тогда Мэтт потеряет только наметившиеся понимание и дружбу между ними. Скай отвернулась бы от него, как и другие, если бы все узнала.

– Элизабет Лоринг просто не очень любила меня, – сказал он. – Вот что произошло.

Скай почувствовала, что, как и у нее, у Мэтта Риордана были свои тайны, связанные с прошлым. Он очень многое не говорил ей и, возможно, никогда не скажет. Но в такие спокойные минуты, когда они были вместе, она ловила себя на том, что снова мечтает. Мечтает, что этот прекрасный незнакомец, прискакавший сюда на лошади, отвезет ее отсюда и сделает ее жизнь полной любви, радости и счастья. Но Мэтт Риордан никогда не воплотит в жизнь ее мечты. Как только он узнает, что совершила Скай, он посадит се в тюрьму, а потом отправит на виселицу.

– Почему на тебе клеймо, Мэтт? – спокойно спросила она. – Кто его поставил?

Мэтт резко вскочил и вздрогнул от острой боли в ноге.

– Незачем об этом говорить. Теперь, я думаю, нам лучше вернуться и закончить твою работу. .

Скай подошла к нему ближе, не давая пройти. Она хотела положить руку Мэтту на плечо, но вовремя удержалась от этого. Ветер трепал ее волосы, и несколько коротких прядей выбились из кос и спадали ей на лицо. Мэтт откинул одну из них с щеки Скай. Прикосновение его жесткой, но теплой и нежной ладони к ее коже вызвало новую волну странного желания, которое она теперь испытывала все чаще. Скай не шевельнулась, даже не притронулась к своему ножу Она не могла понять, почему становилась такой безрассудной рядом с этим человеком, который неожиданно вторгся в ее жизнь.

Скай тонула в гипнотизирующем взгляде его синих глаз. В них она видела понимание. Если бы они смогли помочь друг другу, если бы они смогли позволить своим телам и душам поглотить боль друг друга, постепенно снимая се, пока она совсем не пройдет.

– У нас обоих такое прошлое, которое бы очень хотелось забыть, – сказала Скай. – Ты не заметил во время своих путешествий, что таких людей, как мы, очень много?

– Да, наверное, это так, – ответил Мэтт. Но, не будь у нас этого прошлого, мы бы не оказались здесь сейчас… вдвоем. Так, может быть, в этой трагедии есть и хорошее. Скай понимающе кивнула и сказала:

– Пойдем домой.

«Пойдем домой».

Ее слова звучали в голове Мэтта много дней. Он даже во сне их слышал, и ему приходилось изо всех сил бороться с непреодолимым желанием встать с постели и оказаться рядом с ней. Но каждую ночь желание все росло, а располагающая атмосфера, создаваемая теплым пламенем костра, танцующие на стенах пещеры тени, казалось, только усиливали это желание лишить ее невинности.

Но если Скай когда-то изнасиловали, то ей будет нелегко снова отдаться мужчине. Возможно даже, она этого никогда не сделает. Чтобы она насладилась таким союзом, от ее партнера потребуется особенное терпение и понимание. Мэтт не знал, сможет ли стать таким любовником, который ей нужен, сможет ли он избавить ее от воспоминаний прошлого. Все это очень беспокоило его. Мэтт хотел заняться с ней любовью и доказать, что не всеми мужчинами руководит злой умысел и эгоизм, но он все же боялся, что не сможет показать ей всю красоту этого действия и все те удовольствия, которые мужчина и женщина могут испытать вместе. Впервые в своей жизни Мэтт серьезно задумывался о будущем. Что случится с ней и с ним в ближайшее время? Скай была не из тех женщин, с которой он мог переспать и бросить.

Так Мэтт лежал, мучаясь физически и морально, охваченный каким-то тайным страхом. Он чувствовал ее присутствие, подобное дуновению ночного ветра, но Скай оставалась чем-то нереальным, неудержимым, сказочным. Она занимала все его мысли, когда он бодрствовал и даже когда спал.

Юность моя стала песней сна,

Я помню мелодию, но не слова.

9

Двое мужчин тут же отпрыгнули в разные стороны, заняв боевое положение, и потянулись за оружием. Они остановились, ожидая, когда кто-нибудь из них первым начнет драку.

Вдруг из пещеры раздался испуганный голос:

– Серый Медведь? Это ты?

Индеец тотчас же оторвал взгляд от своего противника и посмотрел туда, откуда раздался голос Скай. Радостно вскрикнув, она побежала ему навстречу, крепко обняла его, и ему пришлось отложить драку до лучших времен. Он прижал девушку к себе. Мэтт выпрямился, охваченный внезапным приступом ревности. Неужели все это время он обращался с ней как с хрустальным сосудом только для того, чтобы увидеть ее потом в объятиях другого, липнущей к нему, как теплый мед к горячему хлебу.

Но, как только он так подумал, девушка отстранилась от молодого человека и, забыв о своей минутной радости, озабоченно нахмурила брови. Скай смотрела на него с беспокойством, а он на нее с неистовым желанием. Молодой человек подошел чуть ближе к ней, но она стала отступать назад, вытянув вперед руку, чтобы держаться от него на расстоянии. Глаза Скай наполнились печалью, горем и сожалением.

– О Серый Медведь, мой старый друг, я никогда не думала, что мы снова увидимся. Это замечательно, но… не совсем хорошо, что ты пришел сюда. Как ты нашел меня?

Казалось, что Серому Медведю очень не хотелось отвечать ни на ее вопросы, ни на се грустный, умоляющий взгляд. Наконец он посмотрел куда-то через ее плечо. И только тогда Мэтт и Скай увидели Много Когтей, стоящего под сосной, на которой находилось гнездо орла.

Много Когтей подошел к ним.

– Он проследил за мной, Скай. Сначала я не заметил, а потом было уже слишком поздно.

– В моих мечтах меня постоянно преследует твой образ, – сказал Серый Медведь с горечью, взяв ее за руку в доказательство правдивости своих слов. На этот раз она не отстранилась.

– Даже когда Отец-Солнце опускал покров ночи, мое сердце изнывало от неисполнимого желания увидеть тебя снова!

Его черные глаза изучали каждую черту ее лица; он все еще не верил, что это не сон. Серый Медведь снял со своей шеи одно из украшений и показал его девушке.

– Видишь, я все еще ношу прядь твоих волос, которую ты подарила мне при нашей последней встрече.

Серый Медведь хранил прядь Скай как священную реликвию. Он заплел ее в косу, крспко-перевязал и прикрепил к кожаной веревке.

25
{"b":"25305","o":1}