ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А проигравший?

– А проигравший должен умереть.

Скай приложила лоскут к ране, и вода потекла тонкими струйками.

– Ни разу в жизни не слышала подобной глупости! Вы же могли убить друг друга.

Девушка попыталась встать, но Мэтт положил руки ей на плечи и заставил сесть снова. Как она и ожидала, разговор о драке только дал выход его гневу, который он направил на нее. Скай вздрогнула, увидев темный блеск в его глазах, и поняла, что какое-то другое чувство пересиливало в нем гнев, усталость и слабость. Скай не могла сопротивляться, когда Мэтт начал прижимать ее к себе, и обняла его за плечи.

Голос Мэтта звучал хрипло, но очень спокойно:

– Но мы остались живы, Скай, и я стал победителем. И теперь… я хочу получить то, за что боролся.

Скай еще не успела ничего сказать, когда Мэтт со всей силой притянул ее к себе и прижался к ее губам в жадном, неистовом поцелуе. Она попыталась вырваться, но Мэтт крепко сжимал ей запястья и не отпускал ее. Ему показалось мало только одного поцелуя, он поднял ее на руки, и они оказались на его постели. Мэтт положил ее на мех и прижал к земле своим телом. Скай снова попыталась вырваться, но безуспешно. Она открыла рот, чтобы закричать, но губы Мэтта не давали выхода ее словам, его язык уже начал настойчиво ласкать ее небо и ее язык, требуя ответа.

Мэтт совсем обезумел от желания и страсти. Это пугало и еще больше запутывало ее. Скай боялась этого с самого начала, и теперь, когда она позволила себе расслабиться, Мэтт не смог совладать с собой. Скай начала умолять его остановиться, но, казалось, он ее не слышал. Ее страх усиливался и уже почти полностью завладел ею. Скай оттолкнула Мэтта и почувствовала, как слезы потекли из ее глаз, раздражая нежную кожу вокруг них.

– Черт тебя побери. Я же тебе доверяла, – закричала Скай.

Мэтт поднял голову, и их взгляды встретились. В его глазах все еще горела ярость, с которой он боролся, а взгляд девушки был полон болью предательства. Но вскоре Скай заметила, что Мэтт постепенно слабеет, увидела, как смягчается его взгляд, и он начал вытирать слезы с ее глаз. Мэтт снова поцеловал ее, но на этот раз, лаская ее губы, он прошептал:

– Извини меня, Скай. Прошу тебя, прости меня.

Скай перестала отталкивать Мэтта. Она ощутила, что у нее возникло какое-то неясное, смутное чувство, и это был уже не страх. Скай все еще чувствовала на себе его сильное гибкое тело, но оно больше не пугало ее. Его прикосновения вдруг стали нежными и пугающе возбуждающими.

Пока они жили вместе в пещере, Скай изучила каждую его черточку, каждый изгиб его лица и тела. Она мечтала, чтобы руки и губы Мэтта прикасались , к ней так, как она бы ни за что не позволила в действительности. И теперь ее тело отвечало на его ласки, повинуясь голосу тайного желания.

Мэтт взял в руки ее косы и через секунду снял кожаные тесемки, связывающие их. С жадностью и трепетом он запустил ладонь в черное облако ее волос. Мэтт напомнил ей человека, Держащего в руках золото, золото, принадлежащее только ему и никому больше.

– Твои волосы пахнут полевыми цветами, – прошептал Мэтт ей. – А твое тело – солнцем и ветром.

Скай схватилась за его плечи, подумав, что задержит .его еще на мгновение, а потом отпустит. Но не сейчас. Нет, не сейчас…

Губы Мэтта жадно целовали все ее тело, руки скользили по волосам, спускаясь к плечам, к талии. Одной рукой он провел по изгибу ее бедра, а другая скользнула под кожаную блузу и начала ласкать грудь Скай, оставляя за собой пылающую тропинку на ее коже. Пальцы Мэтта играли с ее соском, вызывая в ней такую бурю эмоций, что дыхание девушки стало чаще и глубже. Ей нужно было оттолкнуть его, но внезапно что-то, будто солнечные лучи, появившиеся из-за туч в пасмурный день, коснулось каждой клеточки ее тела. Скай изогнулась, желая продлить удовольствие, Мэтт нежно прижался губами к чувствительной коже на ее шее. Пламя сжигало се изнутри с быстротой и силой пожара в прериях. Скай почувствовала, что оказалась в плену своего собственного желания, что сделала бы все, и даже умоляла бы, только чтобы этот огонь никогда не затухал.

Скай вдруг поняла, что ждет, жаждет чего-то еще, она еще сама не понимала, чего именно, но точно знала, что хочет это испытать. Но когда Мэтт потянул веревку, на которой держались се брюки, волнение и трепет Скай снова уступили место страху. Он усиливался с пугающей быстротой, и постепенно ее начала охватывать паника. То восхитительное чувство, которое Скай испытывала несколько мгновений назад, куда-то улетучилось, и она знала, что теперь ей надо спасаться, надо бежать, пока он не дотронулся до самой интимной части ее тела. Скай больше никогда не позволит мужчине прикоснуться к себе.

– Мэтт. Пожалуйста… не надо…

Он выругался, перевернулся на спину и оказался на некотором расстоянии от нее. Он лежал, глядя в темный потолок пещеры, грудь его тяжело поднималась и опускалась.

Скай тоже отодвинулась и повернулась к нему спиной, думая о том, что большая часть крови, сочившейся из ран у Мэтта на груди, осталась теперь на ее одежде.

Вдруг он вскочил с постели с диким выражением лица, и Скай, чуть слышно вскрикнув, отпрыгнула в сторону. Но, к ее удивлению, Мэтт прошел мимо нее и вышел из пещеры на улицу, где уже почти стемнело.

Сначала, когда Скай только поселилась здесь, ей было жутко от одиночества. Но прошло время, и она привыкла, ей даже понравилось это место. Теперь же, обведя взглядом свое жилище, горящий костер, постель из шкур, на которой только что они лежали вместе, Скай вдруг снова почувствовала себя ужасно одинокой.

Но было что-то еще. Что-то более страшное. Стыд и грусть слились в единое целое. Стыд от того, что она позволила ему завладеть собой. Что он о ней подумает? Как могла она хотя бы на секунду захотеть, чтобы мужчина прикасался к ней после всех тех ужасов, которые навсегда остались в ее памяти?

И грусть. Скай боролась со стыдом. Она оттолкнула Мэтта и этим причинила ему боль, и теперь он будет злиться на нес. Скай не хотелось, чтобы Мэтт на нее злился. Его прикосновение было волнующим, оно ничуть не унижало, но Скай не могла понять, разобраться, какие. чувства овладели ею, когда Мэтт ласкал со. И еще Скай не могла понять, почему он так резко отреагировал на се слова.

Девушка села на шкуры и принялась готовить отвар для ран Мэтта. Скай не плакала, хотя слезы все время подкатывали к горлу.

Ей показалось, что прошла вечность, пока он вернулся. Но когда Мэтт вошел в пещеру, то остановился и сердито посмотрел на Скац.

– Я думал, ты спишь, – резко сказал он будто ему хотелось, чтобы это было действий тельно так.

– Надо обработать твои раны.

– С ними все в порядке, – сказал Мэтт натянуто. – Я помылся в озере. Ничто не останавливает так кровь и не лечит все болезни, как ледяная вода.

– Мэтт… я…

– Не надо ничего говорить, Скай. Это i должен извиниться. Прости, что набросился нг тебя. Это драка с Серым Медведем завела меня» Этого больше не повторится.

Мэтт направился к своей постели, но внезапно развернулся и снова оказался к ней лицом. Боль исказила его красивое лицо, в глазам снова появилась та ярость, которая совсем не-3 давно исчезла.

– Черт побери этого ублюдка шошона! – крикнул Мэтт голосом, больше напоминающим рычание разозленного медведя гризли. – Эти раны болят, как черт знает что.

Эти грубые слова были адресованы не Скай, но сильно ранили ее, ранили где-то глубоко внутри, там, где ни лекарства, ни примочки ничем не могли помочь. Скай сейчас очень хотелось обнять и успокоить Мэтта, а вместе с ним успокоиться и самой. Но это только вызовет очередную вспышку страсти, которую она не могла обуздать.

– Мэтт не спеша подошел к ней. Скай приложила примочку к самой большой ране. Мэтт вздрогнул и вдохнул воздух через плотно сжатые зубы. Он закрыл глаза, будто надеясь, что это поможет успокоить боль.

– Прости, это немного больно, – сказала Скай, – Я стараюсь все делать как можно осторожнее.

34
{"b":"25305","o":1}