ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец, удовлетворенная, Скай упала на него, и рука Мэтта обвилась вокруг ее плеча в жарком, любящем объятии. Она положила голову ему на грудь, слушая, как его сердце возвращается к нормальному ритму.

Мэтт отбросил со своего лица пряди ее шелковых волос и прошептал, прижавшись губами к се полуоткрытому рту:

– Ты самое удивительное создание, которое я когда-либо знал. Моя горная львица.

Скай ощутила его твердую плоть и ласково засмеялась:

– До вчерашнего дня я не знала, как мне тебя не хватало.

– И я тоже.

Его губы слились с ее в жадном поцелуе, и Мэтт перевернул ее на спину. Он снова начал двигаться внутри нее, когда вдруг послышался стук в дверь.

– О Боже, должно быть, это мальчишка, – вздохнул Мэтт.

Мэтт заставил себя остановиться. Он натянул на себя брюки и рубашку, оставив ее незастегнутой, как всегда, он взял кольт и направился к двери, двигаясь боком, будто ожидая, выстрела или внезапного вторжения. Скай собрала все свое белье и забежала за ширму.

– Кто там? – спросил Мэтт, пытаясь говорить как можно небрежнее.

– Это я, мистер, – послышался мальчишеский голос. – Я принес вам ответ от губернатора.

Мэтт опустил револьвер и распахнув дверь.

– Быстро же ты, сынок, – сказал он, улыбаясь мальчику.

Глаза мальчика были выпячены, как у вареного рака, и он никак не мог перевести дыхание, потому что, по-видимому, всю дорогу бежал.

– Губернатор хочет вас видеть. Сейчас же! Он, по-моему, очень оживился, узнав, что вы здесь.

Мэтт порылся в кармане жилета и дал мальчику пятьдесят центов, как и обещал. Мальчуган уставился на монету, лежащую в его руке, с благодарным трепетом. Его губы растянулись в широкой улыбке.

– Благодарю вас, мистер. Вам нужно еще что-нибудь?

– Пока нет, сынок, – сказал Мэтт, – но, как только мне что-нибудь понадобится, я обращусь к тебе. Где я могу тебя найти?

В глазах мальчика появилось замешательство.

– Ну… я бываю на вокзале… иди на конюшне.

Мальчик хотел сказал, что у него нет дома. Мэтт понял, что он, скорее всего, ночевал где-нибудь в конюшне с разрешения конюха. Мэтт знал, что такое не иметь дома, он испытал это на себе, поэтому воздержался от дальнейших расспросов.

– Ладно, не волнуйся. Я смогу найти тебя. Мальчуган кивнул, еще раз поблагодарил и побежал вниз по лестнице, сжимая в ладошке заветную монетку. Мэтт посмотрел ему вслед, потом повернулся к Скай.

– Давай приведем себя в порядок. Пора идти.

Через некоторое время он добавил с чуть заметной улыбкой:

– Сегодня ночью мы доделаем то, что не успели сейчас.

Через тридцать минут они вышли на раскаленную мостовую. Скай не знала, отчего здесь ей было гораздо теплее, чем в горах, то ли из-за того, что на ней было черное дорожное платье, то ли из-за того, что горы были намного выше того места, где они сейчас находились. Но солнце должно скоро скрыться за горизонтом.

Мэтт предложил ей руку, и она с благодарностью взяла ее. Скай чувствовала себя в полной безопасности, когда касалась его и шла совсем рядом.

Казалось, что они прошли несколько миль, а не пару кварталов, пока дошли до главного административного здания. Ее туфли были совсем не такие, как мокасины, и Скай подумала, что натрет себе мозоли, пока они доберутся до этого внушительного строения. Когда они проходили по узким улицам, Скай вдруг очень испугалась этого замкнутого пространства. Казалось, все вот-вот заденет ее: здания, которые стояли с обеих сторон улицы, как препятствия, люди, которые суетились, бегая туда-сюда, повозки и лошади, проезжающие по улице, пыль, поднимаемая сотнями ног, копыт и колес и залетающая им в нос.

Скай не знала, почувствовала ли она страх из-за множества людей и шума или она уже была напугана. А вдруг губернатор скажет, что се показания бесполезны и он не видит смысла в дальнейшей се защите? Или вдруг они пошлют кого-нибудь в долину Долгой Луны и не смогут разыскать убийц, и тогда убийцы приедут за ней сюда? В этом огромном городе ей даже негде спрятаться. Скай чувствовала себя здесь очень уязвимой, и ей не нравилось это чувство. Она была не в своей стихии, и поэтому плохо контролировала себя. Скай внезапно захотела снова убежать в горы, туда, где она чувствовала себя в полной безопасности.

В административном здании было прохладно и спокойно. Все вокруг сверкало от полированного дерева и пахло свежим лаком. Такая атмосфера помогла Скай расслабиться, как только она вошла. Коридоры были широкие и просторные, а на окнах не было занавесок. Здесь царило спокойствие.

Мэтт провел ее по коридорам, и они подошли к кабинету Камерона Уэлча. Его секретарша, миссис Леонора Джонсон, как было написано на табличке, восседала за дубовым столом, стоящим перед дверью в его личный кабинет

– Мистер Риордан, – миссис Джонсон приветствовала его улыбкой. – Рада видеть вас снова. Губернатор велел вам сказать, чтобы вы шли сразу к нему.

Секретарша перевела взгляд на Скай, и любопытные, но добрые глаза ненадолго задержались на ней.

– Он сказал, чтобы юная леди вошла вместе с вами.

Мэтт поблагодарил и открыл дверь, пропуская Скай. Ее сердце колотилось так часто, что она почувствовала легкое головокружение и дрожь в руках.

Скай быстрым взглядом окинула кабинет. Губернатор сидел в кожаном кресле с высокой спинкой, повернувшись к окну. Виднелась только его голова. В комнате находилось еще двое человек, и Скай почувствовала некоторую неловкость. Они были одеты неопрятно, не в костюмы, и у каждого из них на поясе висел револьвер. Тот, что стоял у окна, был маленьким, толстеньким, обрюзгшим. Другой, который стоял рядом с дверью, был молодым и худым, возможно, всего на пару лет старше ее самой, и казался даже привлекательным. Он вежливо ей кивнул, и их глаза на несколько секунд встретились.

Мэтт закрыл за собой дверь, когда раздался щелчок замка. Губернатор медленно повернулся в кресле к ним лицом.

В этот миг сердце Скай ушло в пятки. Оно забилось еще чаще. Колени начали подгибаться. Перед глазами все поползло, как в тумане, и она решила, что все это происходит во сне. Но резкий насмешливый голос губернатора был вполне реальным, и Скай вспомнила то, что не могла забыть.

– Вы плохо себя чувствуете, мисс Мак-Келлан? – спросил он с иронией, – Вы так побледнели, будто только что видели привидение.

По спине Скай пробежал ледяной озноб Она неотрывно смотрела на его рот, криво усмехавшийся, голову, убеленную сединами, и бледно-голубые глаза.

Надо спасаться. Бежать.

Скай стала пятиться к двери, но чья-то рука сжала ей запястье.

– Что случилось, Скай? Что-нибудь не так? Она оторвала взгляд от губернатора и посмотрела на мужчину, который с ней разговаривал и держал ее за руку. Когда она увидела Мэтта, что-то внутри нее перевернулось. Скай неожиданно набросилась на него и принялась изо всех сил колотить его, царапать и кричать.

Однажды встречаются мрак и рассвет.

19

– Ты негодяй! Я не должна была доверять тебе! Все, что ты мне говорил, ложь!

Единственное, что Мэтт мог сейчас сделать, – это взять ее за руки и защититься от нападения. Ее глаза жгли ненавистью, и это резало ему сердце больнее ножа. Мэтту пришлось применить к ней силу, и он повернул ее так, что она оказалась к нему спиной. Скрестив руки у нее на груди, Мэтт держал Скай, как в смирительной рубашке. Она все еще пыталась сопротивляться, билась спиной о его грудь, но в конце концов ей пришлось сдаться, растратив всю свою энергию.

– Я стреляла в него, – прошептала она, почти рыдая. – Я была уверена, что он умер.

Мэтт поднял глаза и увидел, что один из людей губернатора вытащил свой револьвер и нацелил на него и на Скай. Другой подошел к Мэтту со спины и без лишних слов вынул из кобуры его оружие.

Камерон Уэлч обошел вокруг стола и присел на его уголок. Он был крупным мужчиной, больше шести футов ростом, широкий в плечах, но довольно худой. Он самодовольно улыбался.

57
{"b":"25305","o":1}