ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он закончил первым и отставил тарелку в сторону. Многое изменилось с тех пор, как он вернулся в горы. Все встало на свои места, и Скай перестала быть заложницей своего прошлого. Мэтт выполнил свою работу, но, несмотря на это, он остался здесь. Да, невзирая на все то, что она сказала и что сделала, он остался.

– Мы поймали тех всадников, – сказал Мэтт. – Они за решеткой и ожидают суда.

– Так, значит, мои враги уже не здесь? – голос Скай был полон нежности и надежды.

– Твоих врагов уже здесь нет.

– Я уже забыла, что значит быть свободной. Это твоя заслуга, Мэтт, и я очень тебе за это благодарна.

Его лицо вдруг стало серьезным и еще более задумчивым.

– Что ты теперь собираешься делать, Скай? Не это она ожидала сейчас от него услышать, но выражение его лица говорило ей о том, что его чувство к ней осталось прежним с тех пор, как он признался ей в любви. Раньше, совсем недавно, она боялась, что его любовь связана с его работой и все его чувства умрут, когда задание будет выполнено. Все се сомнения исчезли, когда погиб Лоринг. Мэтт не поступил бы так, если бы это было частью его игры. Ей бы хотелось, чтобы он начал разговор об их отношениях, но он упорно молчал об этом. Казалось, он оставлял за ней право решения об их будущем по довольно веской причине: из-за того, что она так глупо отвергла его.

Напряжение между ними росло, подобно тетиве натянутого лука. Они уже несколько раз были близки, но теперь вдруг оказались как бы чужими друг другу. Казалось, они начинали все сначала. Теперь уже не Мэтт пытался завоевать доверие и соблазнить ее. Ему пришлось передать эту роль ей.

– Что я буду делать? – повторила Скай, раздумывая несколько секунд над этим вопросом. В задумчивости она переставляла тарелку с места на место.

– Я собираюсь сделать то, что я хотела сделать в течение семи лет. Я искупаюсь в озере при ярком дневном свете, не опасаясь стать чьей-нибудь мишенью.

Скай чуть улыбнулась ему, зная, что не такой ответ он хотел услышать, так же, как не такого вопроса ждала и она от него. Но она все же продолжала, потому что хотела растопить появившийся между ними лед, такой же холодный, как вода в горном озере. Прежде они были близки, но между ними возник какой-то барьер после того, как она убежала от него.

Скай подошла к углу, в котором хранилась ее одежда. Сложила в корзину мыло, полотенце, расческу, кожаный костюм на смену и направилась к узкому выходу из пещеры. На пороге она остановилась и, обернувшись, сказала с невинным выражением лица:

– Мне может понадобиться твоя помощь, чтобы помыть спину. Ты не будешь возражать? Мэтт медленно, нехотя поднялся, делая вид, что ему эта просьба неприятна. Но в его глазах блеснул какой-то огонек, и Скай поняла, что поступает правильно.

– Хорошо, я помогу тебе, – ответил Мэтт безразлично.

Скай выбежала из пещеры и бросилась вниз к озеру, но она никак не могла избавиться от чувства тревоги, с которым так долго жила. Она оглядывалась, услышав малейший шорох за спиной, реагировала на любое движение. Но, возможно, со временем, она сможет забыть обо всем этом…

У озера Скай сбросила с себя одежду и потянулась к завязкам, которые держали ее нижнее белье. Она услышала сзади себя звук шагов Мэтта по мелкой гальке. Когда он провел руками по ее рукам и плечам, по всему ее телу пробежала восхитительная дрожь, которую она не в силах была остановить. Как она могла быть такой глупой и просить его уйти из ее жизни? Что было бы, если бы он так и сделал?

– Давай я помогу тебе, Скай.

Она медленно повернулась к нему, не желая показывать, как она этого ждала. Скай взглянула в его чарующие, гипнотизирующие глаза. Она стояла неподвижно и с замиранием сердца ждала, что его руки погладят ее лицо, ждала, что они скользнут по ее шее, ждала, когда они доберутся до завязок. О, какой сладкой мукой была его медлительность!

Когда одежда с нее упала, Мэтт стал смотреть на ее тело, на грудь. Он бросил шляпу на землю и наклонил свою белокурую голову. Скай глубоко вздохнула, когда его губы нашли мягкие округлости ее груди, хотя его грубая одежда касалась ее обнаженного живота и мешала ей полностью погрузиться в свои ощущения. Его пальцы гладили, ласкали ее и спустились к груди. Она схватилась за его плечи, чтобы удержаться на ногах, потому что ей вдруг стало трудно стоять.

– Ты красивая, Скай, – прошептал Мэтт, целуя ее тело. – Самая красивая женщина, которую я когда-либо знал.

Говорил ли он раньше эти слова? Это не имело никакого значения, потому что она хотела слышать их снова и снова, всю оставшуюся жизнь. И она бы сказала ему это, если бы могла говорить. Ей оставалось только ждать, желать, молчаливо умолять, чтобы он продолжал целовать ее. По всему ее телу разливалось сладкое тепло. Наконец ей удалось совладать с собой, и она начала говорить:

– Не знаю, Мэтт, красивая ли я. Но когда я с тобой, мне кажется, что это так. И еще когда я с тобой, я чувствую себя желанной.

Он выпрямился, и Скай поднесла руки к его груди, нетерпеливо расстегивая пуговицы на его жилете и рубашке. Она заставила себя делать это немного медленнее, чтобы продолжить сладкое предвкушение радости, которая ожидала их впереди. Скай стянула его рубашку сначала до Плеч, потом до локтей, до запястий, и наконец она упала на траву, и Мэтт оказался перед ней полуобнаженным.

Скай наклонилась к нему и принялась целовать волосы, густо росшие на его загорелой груди. Его руки, обнимающие ее талию, скользнули под тонкую тунику, которая на ней оставалась, в поисках ее разгоряченной плоти.

Медленно они снимали друг с друга одежду, пока наконец не оказались друг перед другом обнаженными. Солнечный свет согревал их кожу, подготавливая для ласк, которыми они осыпали друг, друга. Мэтт взял ее за руку и повел к воде, не зная, да и не волнуясь о том, наблюдает ли кто-нибудь, кроме животных, за ними из леса.

Холодная вода сразу же остудила жар их страсти.

– Черт! Я и забыл, какая холодная вода в этом проклятом озере! – воскликнул Мэтт.

Скай засмеялась смехом, похожим на переливистое пение птицы.

– Тебе ведь никогда не нравилось мое озеро, да?

Мэтт вдруг забыл про ледяную воду, когда ощутил рядом с собой согревающее тепло ее тела. Он обвил рукой ее талию.

Это и вправду было озеро Скай. Так же как и горы, деревья, реки и небо. Все это было ее и было частью ее. Как он мог увести се отсюда, или даже просить ее сделать это? Как мог он рисковать потерять прекрасную невинную Скай, с которой он испытал такую любовь и страсть, о которых мечтать не смел? Может быть, ему не надо говорить ей о телеграмме, а просто выбросить эту бумажку и остаться здесь, со Скай, в этом раю навсегда.

Мэтт взял мыло и начал медленно водить им по ее спине, по ягодицам, наслаждаясь ее гладкой кожей.

– Мне очень нравится твое озеро, Скай Мак-Келлан, – наконец произнес он в ответ на ее вопрос. – Только жаль, что его нельзя подогреть.

Ее смех снова прозвучал прекрасной музыкой у него в ушах, но вскоре она полностью отдалась его прикосновениям, так же как и он. Мэтт подошел чуть ближе, крепко прижался к ней и почувствовал, как ее тело касается его твердой мужской плоти. Мэтт обнял ее, и Скай закрыла глаза, наслаждаясь его ласками. Он потянул ее голову назад, пока она не оказалась у него на груди, и обхватил ноги девушки коленями, чтобы удержать ее в таком положении.

Мэтт видел, как ее губы приоткрылись, а дыхание стало глубоким и учащенным. Он почувствовал каждой клеточкой своего тела огонь, который разгорелся внутри нее.

– Ах, ты, похаганд, – с улыбкой прошептала она.

Мэтт поцеловал ее висок.

– Мои знания языка шошонов подводят меня. Надеюсь, похаганд означает что-нибудь хорошее.

Скай весело засмеялась.

– Я сказала, что ты шаман.

– А почему ты назвала меня шаманом? Я ведь не напоминаю тебе Много Когтей?

– Я назвала тебя шаманом, потому что твой руки источают волшебство. Мэтт рассмеялся.

– Ты сказала мне самый лучший комплимент. Значит ли это, что ты хочешь, чтобы я продолжал колдовать?

73
{"b":"25305","o":1}