ЛитМир - Электронная Библиотека

– Конечно, она сможет, – быстро отозвалась Энид. – Уинн искусна в домашнем хозяйстве, умеет даже готовить лекарства, припарки, микстуры. А Кейтлин делает прекрасные благовония и мыло. Самые лучшие, которые я когда-либо видела.

– Ну а леди Дилис? – спросил Риз.

– У нее ласковый нрав, мой господин, но нам надо еще определить занятие, в котором она будет совершенствоваться, – честно призналась Энид.

Когда подали последнее блюдо – пирог, пропитанный сладким вином, покрытый кремом и украшенный земляникой, все воздали ему должное. Риз откинулся назад с довольной улыбкой на лице.

– Госпожа, – обратился он к Уинн, – я буду в восторге от вашей простой еды, когда вы воцаритесь в Сант-Брайде в роли моей жены.

– Мой господин, – мягко упрекнула его Уинн, – я еще не приняла ваше предложение.

– Вы – та женщина, которая понимает значение слова «долг», госпожа. Вы исполните свой долг перед Гарноком и братом, перед вашими сестрами, Кейтлин и Дилис, перед вашей младшей сестрой Map, которой со временем я тоже подыщу подходящего мужа.

– Нас должны пообещать лордам из Коуда и Ллина, – сообщила Кейтлин старшей сестре. – Они молоды и богаты!

Хохот Риза прокатился по залу.

– Конечно, леди Уинн, вы не разочаруете эту жадную особу, вашу сестру, – пошутил он.

Уинн остановила на нем взгляд своих зеленых глаз.

– Вы ведете нечестную игру, мой господин, – неодобрительно сказала она.

Риз насмешливо посмотрел на нее:

– Любовь, госпожа, это такая же битва, которую надо выиграть, как и войну.

– Я не думаю, что любовь имеет какое-то отношение к нашему браку, – резко заметила Уинн.

– Если вы допустите ее, госпожа, она будет между нами, – вдруг серьезно произнес Риз.

– Любовь, мой господин, иллюзия. Боюсь, ее часто путают с желанием или страстью. Если брак не удался, любовь тоже уходит, – сказала ему Уинн.

– Моя сестра не верит в любовь, – сообщил Дьюи Ризу из Сант-Брайда.

– А я верю, – тихо ответил тот.

– Вы удивляете меня, мой господин, вот уж никогда бы не подумала, что такой свирепый человек, как вы, способен на подобную глупость. – С этими словами Уинн поднялась из-за стола. – Бабушка проводит вас к месту ночлега, мой господин. Вы должны извинить меня, я очень устала. Завтра я встану вовремя, чтобы попрощаться с вами. – Сделав реверанс, она покинула зал.

– Она слишком мудра для девушки, – подозрительно заметил Риз, внезапно заинтересовавшись, какой мужчина так повлиял на ее отношение к любви и на самом ли деле она невинна. Его жена должна быть девственницей. Он не хочет, чтобы кто-то другой был первым. Его отцовство должно быть вне всякого сомнения.

Прежде чем Энид смогла защитить доброе имя Уинн, до того молчавшая Дилис разумно ответила Ризу:

– Мой господин, Уинн всегда была такой. Когда мы были детьми и наша матушка рассказывала нам сказки, Уинн никогда не верила. Она говорит, что любовь наших родителей друг к другу – очень большая редкость.

– Значит, леди Уинн всегда была такой? – Риз не мог не поверить столь невинной и бесхитростной девушке, как Дилис.

– Да, – просто ответила Дилис.

– А что скажет моя леди Кейтлин? – спросил Риз. – Вы верите в любовь или, как старшая сестра, считаете ее иллюзией?

– Ваш кузен, лорд Коуд, будет добр со мной? – задала ему встречный вопрос Кейтлин.

Риз взглянул на хорошенькую девушку, сидящую перед ним, с темно-каштановыми шелковистыми волосами и ярко-голубыми глазами.

– Да, – ответил Риз. – Он, несомненно, будет от вас без ума, госпожа.

– В таком случае я буду его крепко и долго любить, – ответила Кейтлин.

Риз вновь рассмеялся.

– Вы, госпожа, ответили честно, хотя, без сомнения, удивлены не меньше моего. – Он поднялся и обратился к Энид: – Покажите, где я могу отдохнуть. Завтра я должен отправиться в Сант-Брайд с первым лучом солнца.

Энид проводила его к большой нише, находившейся вблизи очага. Набитый соломой матрас был покрыт мягкой периной, поверх которой были положены шкуры.

– Вам здесь будет удобно, мой господин, – вежливо сказала Энид. – Вам прислать женщину?

– Благодарю, госпожа, не надо. Думаю, что воздержусь от этого удовольствия, чтобы не обидеть вашу внучку, – ответил он.

– Как вам будет угодно, мой господин. Тогда желаю вам спокойной ночи. Эйнион поможет вам снять кирасу. – Она поспешно удалилась, а Риз заметил гиганта, которого уже видел с Уинн и юным Дьюи.

– На тебе нет ошейника раба, – отметил Риз. – Ты крепостной или вольный?

– Я раб, мой господин, но Оуен ап Льюилин снял с меня ошейник в первый же день, как я попал в Гарнок. Он поручил мне охранять детей, и я выполняю его наказ. Позвольте мне, мой господин, помочь вам.

Ловкие пальцы Эйниона начали развязывать ремни, которые удерживали кирасу.

– Все готово, мой господин, – сказал Эйнион, сняв кирасу. Затем он разул Риза, поставив сапоги рядом с кирасой у постели. – Спокойной ночи, мой господин, – сказал он и ушел.

Риз посмотрел, как удаляется огромный раб, затем снял с себя верхнюю тунику, оставшись в рубашке и нижней тунике, и подумал, что не замерзнет под шкурами. Забравшись в постель, он почувствовал себя удивительно уютно. Похоже, что в постели не было вшей и блох. Уинн, несомненно, прекрасная хозяйка.

Зал погрузился в тишину. Заслышав вдруг шаги, он насторожился. Повернув голову, Риз увидел Уинн. Он улыбнулся про себя. Как хорошая хозяйка дома, она перед сном проверяла сама все, даже собраны ли в кучки угли в очагах! Он наблюдал сквозь щелочки глаз, как Эйнион подошел к ней. Их голоса нельзя было различить. Затем раб-великан поклонился Уинн, и они оба покинули зал.

Риз из Сант-Брайда почувствовал, как его тело стало расслабляться, что случалось с ним крайне редко. Покой и уют царили в Гарноке. И все благодаря стараниям Уинн. Он мечтал о том времени, когда Уинн принесет вместе с собой в большой замок в Сант-Брайде такой же покой и уют. Так оно и будет. У нее нет выбора. С довольной улыбкой на лице Риз с наслаждением захрапел.

2

Уинн с облегчением наблюдала за отъездом Риза. Хотя она и не почувствовала в нем жестокости, он был сильной личностью, и это раздражало ее. Он решил, что она станет его женой, а Уинн, несмотря на свою хрупкую внешность, была полна решимости не уступать ему. По крайней мере сейчас она не собиралась замуж. Как отказать Ризу, не обидев его? А что, если он обратится к королю? Великий Льюилин вряд ли будет возражать против брака незнатной родственницы с могущественным лордом. Конечно, как откровенно признался Риз, король предпочтет, чтобы мужчина взял опеку над Гарноком, а не девчонка вроде нее.

– Чума на всех мужчин! – пробормотала Уинн, поддав ногой кусок гальки. Затем, увидев, как Риз повернулся в седле, чтобы помахать ей в последний раз, она, не улыбнувшись, тоже махнула ему рукой. Ущербная луна висела в утреннем небе над лордом из Сант-Брайда, напоминая Уинн о том, что ей осталось только несколько недель, чтобы найти выход из создавшегося положения, если он вообще был.

Ей нужно работать. Ей нужен тяжелый физический труд, который проясняет мысли. Как и покойный отец, Уинн не чуралась работы, которая доводила ее сестер до приступов истерики.

Уинн пошла следом за повозкой на луг, и, когда лошадь остановилась, девушка взяла вилы и стала выгружать из повозки сено и складывать в копну – молодой травы еще не хватало, чтобы прокормить коров. Она работала без остановки, идя по полю вслед за повозкой от копны к копне. Когда повозка опустела, она вместе с возницей поехала обратно к сенному сараю, забралась на сеновал и начала вновь нагружать повозку сеном. Подмышки у платья стали мокрыми, подол, чтобы не мешал, она подоткнула повыше. Спустившись с сеновала, она вновь двинулась за повозкой в поле.

День за днем Уинн работала с крепостными Гарнока от зари до зари. Но ответа так и не нашла. А тем временем ее сестры каждый вечер болтали в зале о своем блестящем будущем в качестве жен кузенов Риза. Они были так поглощены своими разговорами, что не замечали страдания старшей сестры. Зато Дьюи и бабушка видели все.

8
{"b":"25306","o":1}