ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь к несовершенству
Нечто из Норт Ривер
Магазин путешествий Мастера Чэня
Механическое сердце
Аскетизм
Еда живая и мертвая. Система здорового питания Сергея Малозёмова
Эра Меркурия
Джек Ричер, или Прошедшее время
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
A
A

   - К... клянусь, - выдавила я и опустила голову ему на плечо. - Я все еще люблю тебя, Ру.

   - И я тебя, маленькая, - шепнул он. - Поцелуй меня скорей, я слышу шаги.

   До меня тоже донеслась, явно нарочито громкая поступь. Я коснулась губами виска Руэри, скользнула на здоровую скулу. Он перехватил мою голову за затылок и прижался к губам, не кривясь и не морщась.

   - Мы еще встретимся, родная, - жарко прошептал Руэри. - Обещай, что научишься быть счастливой. Сбежишь и будешь счастлива, а мы будем ждать тебя. Хочу слышать твой смех, как девять лет назад. Ты так красиво и заразительно смеешься. Обещай.

   - Обещаю, - я выдавила через силу улыбку. Дверь громыхнула, открываясь. - Я люблю тебя, - прошептала я.

   - И я тебя, Сафи. Всегда.

   - Тарганна Сафи, - донеслось от двери. - Пора.

   - Прощай, мое сердечко, - улыбнулся Ру, назвав так, как называл в мои далекие пятнадцать лет.

   - Прощай, мое несбывшееся счастье, - прошептала я, бросила на него последний взгляд и побрела к двери.

   Тарг Грэир пропустил меня вперед, закрыл дверь, и силы оставили меня. В глазах вдруг потемнело, и если бы не начальник дворцовой стражи, я бы полетела на каменный пол. Грэир успел подставить плечо, перехватил меня и понес в сторону лестницы. Как до кареты добирались, я уже не помнила. Очнулась, когда экипаж подкатил к приюту.

   - Пора, Сафи, - тихо произнес тарг Грэир.

   - Спасибо, - кивнула я, но еще несколько минут ушли на то, чтобы взять все чувства и эмоции под контроль. - Боги, боги... - прошептала я, натягивая на лицо улыбку.

   С ней и покинула карету, вошла в здание приюта и минуту стояла в темноте коридора, не спеша войти к детям. Затем снова выдохнула, снова приклеила улыбку на лицо и направилась туда, откуда звучал детский смех. Детям не нужны чужие страдания. Их возраст благословенен тем, что самым большим горем должны быть разбитые колени и ломанные игрушки. Должно быть, боги специально создали детство, чтобы люди могли насладиться простым, но ярким счастьем прежде, чем начнется жестокая взрослая жизнь... Жаль у моего дитя все началось со смерти. Пришлось вновь остановиться и закинуть голову кверху, чтобы сдержать слезы.

   - Я сильная, я и это переживу, - прошептала я, входя в приютский дворик.

   И тут же покачнулась, успев выставить руку и опереться на стену. На небольшом стульчике, посреди двора, сидел герцог Таргарский. На каждом его колене сидело по ребенку. Их ручки обнимали шею Найяра, он придерживал их и что-то рассказывал. Дети заливисто смеялись, время от времени вскрикивая:

   - Ты все врешь, дядя Най, так не бывает!

   - Наша Сафи! - закричал один из малышей, соскакивая с колена герцога.

   - О, боги, - в который раз прошептала я.

   Найяр поднялся, удерживая второго ребенка на руках, и направился в мою сторону. Из-за моей спины появился Хэрб. Даже не глядя, я чувствовала его напряжение. Первый малыш обнял меня за ноги, и я машинально потрепала его по голове, не сводя взгляда с герцога. Он подошел совсем близко, звонко поцеловал в щеку того ребенка, которого держал на руках и поставил на землю.

   - А вот и наша пропажа, - весело улыбнулся Най, и по моей коже пробежал озноб.

   Рука герцога продолжала лежать на голове мальчика, вороша ему волоса. Вдруг рука замерла и чуть надавила, сильно склонив малышу голову, ледяной взгляд синих глаз не отпускал меня из своего капкана.

   - Ай, дядя Най! - возмущенно воскликнул малыш, и Найяр убрал руку.

   Он присел на корточки и обнял мальчика.

   - Прости, на, - и протянул ему серебряную монету.

   - О-о-о - восхищенно протянул ребенок и умчался в приют.

   - Хэрб, уведи Тарни, - попросила я.

   Юноша не двигался несколько мгновений, но все-таки оторвал от меня второго мальчика и исчез в недрах приютского здания.

   - Я все поняла, Най, - тихо произнесла я. - Не стоило продолжать демонстрацию.

   - Где ты была, любимая? - спросил меня герцог, все еще улыбаясь.

   - Ты давно здесь? - вместо ответа спросила я, и Най, схватив меня за руку, дернул на себя.

   - Где ты была? - чеканя слова спросил он.

   - Я тебя ненавижу, - сдавленно произнесла я, больше не в силах сдерживать эмоции. - Отпусти меня.

   Его сиятельство подхватил меня на руки и понес в приют, прошелся по коридорам, зная, что тут я не буду ни орать, ни вырываться.

   - Детки, до скорого свидания, - пропел он.

   - До свидания, дядя Най, - ответили малыши. - До свидания, Сафи.

   Старшие просто поклонились, провожая нас настороженными взглядами. Хэрб и наемники поспешили следом. Дьол переводил тяжелый взгляд с меня на его сиятельство.

   - Ты этого не сделаешь, - хрипло произнесла я, когда мы оказались за пределами приюта, и герцог поставил меня на ноги.

   - Не сделаю, если будешь вести себя разумно, - ответил он, сжимая в пальцах мою ладонь.

   - Я буду вести себя разумно, - выдохнула я, пытаясь снова не заплакать от бессилия.

   - Я не буду ругаться за то, что проигнорировала мои слова о завтраке. Я даже готов не наказывать твоего щенка и этих дармоедов, которые проглядели тебя, если ты, как примерная жена сейчас примеришь свадебное платье, которое ждет тебя в наших покоях, завтра явишься на большой завтрак и будешь вести себя, как подобает герцогине Таргарской, естественно не только за столом.

   - Проклятье, Най, я пока еще чужая жена, - воскликнула я, глядя на него со смесью ужаса и отвращения.

   - Это временные трудности, - спокойно ответил герцог, но по-хозяйски прижал меня к себе.

   - Тело твоей жены еще не опустили в фамильный склеп, как ты можешь говорить о свадебном платье? - потрясенно прошептала я.

   Мы как раз проходили мимо одной из площадей, где герольд объявлял о смерти ее сиятельства. В нашу сторону обернулось несколько человек, пронесся тихий рокот, и вскоре вся площадь провожала нас хмурыми взглядами. Герцогиня была для них образцом благочестия, не смотря на то, что кормила и заботилась об этих людях я.

   - Будь ты проклята, ведьма! - выкрикнул кто-то.

   - Найти, - коротко велел герцог, и от нашего маленького отряда отделилось два наемника.

   - Это ты ее убила! - проорал еще один голос, теперь не выдержал Хэрб.

   - Засунь свой грязный язык в... - Дьол спешно закрыл мне уши, а Найяр с неожиданным одобрением посмотрел на моего помощника, который сейчас заходился в такой отборной площадной брани, что уши покраснели уже у Дьола.

   - Как я устала от всего этого, - тихо простонала я. - Я так сильно устала.

   Найяр вновь поднял меня на руки и попытался поймать взгляд.

   - Все еще наладится, - тихо ответил он.

   - Что наладится?! - закричала я, истерика вновь открывала мне свои объятья.

   - Завтра в полдень на главной площади состоится казнь изменника и предателя Руэри Тигана... - вещал второй герольд на другой улице.

   - А-а-а-а, - мой крик вырвался из груди, тело выгнулось дугой в попытке вырваться из рук герцога.

   - Проклятье, - рыкнул он, еще сильней прижимая меня к себе. - Коня!

   К нему подвели жеребца, которого все это время вели позади нас в поводу. Найяр взлетел в седло, выхватил меня из рук Дьола, которому передал на мгновение и помчался во дворец, из всех сил удерживая меня рядом с собой. Тарг Грэир уже был во дворце, он проводил герцога мрачным, даже злым взглядом. А потом снова был бег по лестнице со мной на руках и истошный крик герцога:

   - Лаггера живо!

   Платье я в тот день так и не мерила, проспав до самого вечера после настоя, что мне влил в рот лекарь.

   * * *

   Вечер прошел, как в тумане. Я проснулась ближе к ночи и сначала не поняла, где я и как здесь оказалась. А ближе к полуночи вернулся герцог. Он прошел в опочивальню. Затем стремительно развернулся и промчался по покоям, разыскивая меня. Нашел в кабинете, где я сидела, уронив голову на руки, и тупо смотрела перед собой. Найяр застыл в дверях, глядя на меня, после сполз вниз и сел на пол.

55
{"b":"253065","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одураченные случайностью
Никто об этом не узнает
Ренегат
Где живет моя любовь
Другая правда. Том 2
Код. Тайный язык информатики
Это же любовь! Книга, которая помогает семьям
Отбросы Эдема
Все сказки старого Вильнюса. Продолжение