ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тогда Найяр сменил гнев на милость, приласкал ее, попросил подождать. Она горячо закивала, а юный герцог помчался к лекарю, тогда это был еще не Лаггер. Выслушав юношу, лекарь дал ему склянку с каким-то снадобьем, сказав, что это решит все проблемы младшего Грэима. Найяр вернулся к своей любовнице и силой влил ей в рот снадобье. Утром девушку нашли мертвой. Огорчился ли юноша? Больше удивился и потребовал объяснений у лекаря. Тот признался, что дал яд, ибо срок беременности был ему неизвестен.

Найяр обо всем рассказал Неилу. Брат врезал ему по лицу. Они тогда здорово повздорили. Неил хлестал наотмашь обвинениями в безответственности и неосторожности.

— Если ты не подумал раньше, когда изливался в ее лоно, то должен был найти подход и объяснить, уговорить, прийти ко мне, в конце концов, а не убивать девчонку, вина которой только в том, что влюбилась в такого мерзавца, как ты.

— Она отказалась избавиться от ублюдка! — воскликнул Найяр.

— Я уже сказал, что думаю по этому поводу, — ответил Неил и ушел, хлопнув дверью.

Найяра трясло, брат никогда так не разговаривал с ним. Никогда не бил, даже в детстве. Они всегда были друзьями. Ноги юного герцога сами привели его в пыточную, где отец вел допрос. Найяр принял в нем участи, и почувствовал, как его отпускает напряжение, когда свистнула плеть, и закричал узник. Отец удивленно смотрел на сына, который все с большим энтузиазмом и фантазией измывался над несчастным. Заметив, как Най перевел дыхание, герцог Таргарский понятливо хмыкнул и потрепал парня по волосам.

— Мне тоже помогает успокоиться, — сказал он. — От чего бесишься?

— Да, так, отец, уже спокоен, — ответил Найяр и покинул пыточную, уже держа себя в руках.

С Неилом они тогда неделю не разговаривали, и юноша частенько наведывался в пыточную после того, как брат игнорировал его тоскливые взгляды. Потом братья помирились, Найяр пообещал быть более ответственным и думать не только о себе, а привычка успокаивать нервы страданиями других осталась.

Дверь в пыточную камеру открылась, и к герцогу подошел невысокий полный тарг Финл. Он склонил голову и замер, ожидая вопросов своего господина.

— Что у нас есть интересненького? — спросил Найяр.

Тарг Финл, работавший в Тайном кабинете, и уже знавший, что имеет в виду его сиятельство, перебрал дела, которые вел кабинет и, вновь склонив голову, ответил:

— Особо интересного ничего, ваше сиятельство. Взятки, шантаж… — Найяр скривился и кивнул, чтобы благородный тарг продолжил. — Подозрение в шпионаже на Бриатарк…

— О-па, — герцог перевел заинтересованный взгляд на мужчину. — Почему я еще не в курсе?

— Вчера пытались доложить, ваше сиятельство, вы изволили рекомендовать секретарю свернуть донесение в трубочку и засунуть… ну, вы понимаете, ваше сиятельство, — ответил тарг Финл.

Герцог нахмурился, вспоминая, и усмехнулся. Да, визит секретаря Тайного кабинета попал на момент, когда Найяр пребывал в угрюмом состоянии.

— Ясно, надеюсь, секретарь не выполнил рекомендации? — поинтересовался Найяр.

— Тарг Валлиан подумал, что эти документы еще могут заинтересовать ваше сиятельство, испортить он их себе не позволил, — произнес мужчина, пряча ухмылку.

— Очень разумный у вас секретарь, дальновидный, — похвалил герцог и протянул руку, в которую тут же легли документы.

Найяр пробежал глазами ровные строчки, написанные четким почерком, без завитушек и лишних деталей. В бумагах говорилось, что тарг Алонс Фробэр имеет близкие сношения с послом Бриатарка, часто занимает у него крупные суммы денег, на которые содержит свою любовницу. Так же намекал на скорые перемены в герцогстве и хвастался своей смекалкой и ловкостью. Все это сообщила любовница вышеозначенного тарга, получавшая жалование от Тайного кабинета уже не первый год.

— Умеет Фробэр выбирать любовниц, — хохотнул герцог. — Тащите сюда этого дурака, поболтаем.

Тарг Финл поклонился и вышел из пыточной. Найяр, дождавшись, пока за мужчиной закроется дверь, потянулся, хрустнув косточками, и довольно крякнул. Очень своевременное донесение. А в свете последних событий еще и полезное. Тарг Фробэр служил в министерстве внутренних дел Таргара, имел доступ к важным сведениям и документам. Кстати, о документах…

Пока произведут арест, пока притащат сюда, у его сиятельство было время потребовать принести ему письмо Тигана, то самое, в котором он просил защиты Гаэлдара. Герцог покинул застенки подземных камер и поднялся к рабочим кабинетам. Заглянув к таргу Когену, Найяр велел:

— Все по предательству Тигана мне, немедленно.

— Да, ваше сиятельство, — поклонился Тайный советник.

На Руэри Тигана предусмотрительно собиралась папка документов с допросами посольских служащих в Гаэлдаре, родственников, друзей, показания свидетелей. Сюда же было прикреплено и письмо. Найяр уселся на край стола и смотрел, как советник открывает тяжелый металлический шкаф, где хранились особо важные и секретные документы. Неожиданно движения Когена стали нервными, дерганными, и герцог нахмурился.

— Не огорчайте меня, тарг Коген, — негромко произнес его сиятельство, и советник вздрогнул.

Он продолжал рыться в своем неприступном шкафу, наконец, развернулся, бледный и взмокший.

— Исчезли, ваше сиятельство, — произнес советник. — Богами клянусь, я видел эту папку несколько дней назад. Расследование начинаю немедленно.

— Срок до полуночи, — холодно ответил герцог и поднялся со стола. Он сделал несколько шагов к двери, но вдруг развернулся и стремительно пересек кабинет, нависая над советником. — Тарг Коген, если папка не найдется до полуночи, после полуночи вы будете висеть на дыбе, и я лично займусь вами. Я был услышан?

— Да, ва… ваше сиятельство, — гулко сглотнул советник. — Из-под земли достану.

— Очень на это надеюсь, — произнес Найяр, не сводя с мужчины леденящего взгляда.

После развернулся и покинул кабинет. Тайный советник утер пот дрожащей рукой, шумно выдохнул и заорал:

— Сверг, ко мне! Живо!

Найяр уже не слышал творящейся за его спиной панической суеты, он стремительно сбегал вниз по лестнице. Придворные, попадавшиеся на его пути, спешно кланялись и убирались прочь, глядя на желваки, бешено ходящие на скулах его сиятельствах. Вот это уже был, действительно, удар. Герцог был уверен в преданности советника Когена, он не страдал излишней доверчивостью, потому своих людей подбирал не менее тщательно, чем Сафи воспитателей для приютских выкормышей. Но разгильдяйства не терпел, и свое обещание собирался сдержать. Впрочем, он знал, что сейчас весь Тайный кабинет буде поставлен на уши, Коген свою работу знал. Если не папку, то похитителя вычислят.

Найяр уже спустился вниз, когда остановился, так и не опустив ногу с последней ступеньки, мгновение думал, а после помчался опять наверх. Он ворвался в кабинет тайного советника, где тот, багровый и злющий, орал на своих людей. Но, заметив его сиятельство, тут же оборвал свою гневную речь и склонился в поклоне.

— Как давно посольство Гаэлдара в Таргаре? — спросил герцог.

— Прибыли вчера днем, — последовал моментальный ответ.

— Почему я не в курсе?… А, — Найяр отмахнулся. — Знаю… Ну, любимая, — тихо рыкнул он. — Выяснить все передвижения посольских, посетителей, случайные встречи и не случайные. Даже о шлюхах, которых они посещали, я тоже хочу знать.

— Все столичные шлюхи в нашем ведении, — склонил голову Коген. — Вскоре сведения будут у вас.

— В этих уверены? — кивнул его сиятельство на присутствующих.

— Здесь нет никого, кто был вхож в мой кабинет и пользовался моим доверием, — ответил советник.

— Работайте, — кивнул Найяр.

Он покинул кабинет, где кипела работа, когда его остановил секретарь главного казначея.

— Ваше сиятельство, тарг Военор только что прибыл, — доложил мужчина.

Найяр на мгновение замер, пытаясь понять, что от него хочет секретарь казначея, но быстро вспомнил, кивнул и развернулся на каблуках, направляясь к таргу Военору. Тот стоял возле своего стола, что-то рассматривая в бумагах. Когда открылась дверь, он бросил резкое:

10
{"b":"253066","o":1}