ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дьол, верный мой воин, почему ты пытался выдворить Огала из дворца?

Наемник помялся, но все-таки ответил:

— По душе мне мальчишка. А вы, господин, всегда его недолюбливали. Сейчас и вовсе злитесь часто, не хотел, чтобы зашибли в гневе паренька.

Найяр снова прищурился. Не врет, отметил герцог. Оба не врут. И все же мальчишке он до конца не доверял.

— Хорошо, — его сиятельство поднялся со стула. — Считайте, я вам поверил. Хэрб, пределов дворца не покидать, я пока проверю твою историю. Дьол, отвечаешь за него головой. Исчезнет Хэрб, отвечать тебе. Даже твои собратья не помогут.

И покинул допросную. Воин и юноша проводили его хмурыми взглядами. Если Хэрб и думал сбежать, то последняя фраза герцога привязала его к логову дракона. Дьол потрепал парня по волосам и указал взглядом на дверь. Хэрбет кивнул, и они покинули подземелье, не спеша начать обсуждение.

— Проклятье, — выдохнул парень, как только они оказались там, где их не могли подслушать. — Как хочешь, Дьол, но я теперь никуда не уйду.

— А мне интересно, кто успел так быстро доложить о тебе его сиятельству, — ответил мужчина.

Хэрб помолчал, затем вздохнул и тихо произнес:

— Дьол, я не был дома. Кажется, мне конец.

— Поживем, увидим, — философски изрек северянин. — Идем, пожрем что ли.

— Идем, — вздохнул юноша.

И заговорщики направились в сторону кухни.

Глава 5

Ледигьорд. Территория племени Белых Рысей.

— Ох, рысик! — вскрикнула я в последний раз и затихла, слушая тяжелое дыхание моего мужчины.

Флэй посмотрел на меня и негромко засмеялся.

— Ненасытная моя.

— Съем, — с угрозой произнесла я и обвила его шею руками, прижимаясь всем телом. — Я так сильно люблю тебя.

— И я тебя, голубка, — прошептал Рысь, нежно целуя меня.

— Давай останемся здесь, — оторвавшись от него, я умоляюще заглянула в глаза.

— Скоро зима, сладкая моя, лучше держаться вместе со всеми, — Флэй поправил мне волосы, коснулся губ легким поцелуем и устроился рядом.

Я устроилась на его плече и вздохнула. Эти две недели… кажется, две, потому что время перестало иметь значение, как только Флэй закрыл за нами дверь в день свадьбы, в общем, две недели пролетели, как волшебный сон. Раз в день раздавался вежливый стук в дверь, рысик высовывал нос наружу и возвращался с корзинкой. Это была одна из традиций племени Белой Рыси.

Молодожены уединялись на некоторое время, обычно это был уже готовый дом в поселении, жених его строил заранее, а родня, не тревожа молодых, ставили под дверь корзину с едой. Так как к нашей свадьбе Флэй не имел возможности подготовиться заранее, то он увел меня в эту сторожку, а еду нам приносил его старший брат. Я даже как-то сама забирала из его рук корзину, когда вышла немного подышать свежим воздухом.

Бэйри как раз подходил к дому. Завидев меня, он приветливо улыбнулся и махнул рукой.

— Хей, Даиль, — приветствовал он меня.

— Хей, Бэйри, — ответила я. — Флэй в лесу.

— Держи, — он протянул мне корзинку. — Флэй лентяй, — осклабился старший сын Годэла. — Дом гореть должен, стены дрожать, а он в лес ушел. Когда я племянников в руки возьму?

— Бэйри! — воскликнула я.

Он рассмеялся, вручил мне корзину и ушел, все так же посмеиваясь. Усмехнувшись вслед брату моего мужа, я покачала головой. Они все тут пошляки, а я рысика укоряла. Не скажу, что я дословно поняла, но, по большей части, смысл слов Бэйри до меня дошел. Флэй эти две недели разговаривал со мной практически только на языке Рысей, переходя на таргарский лишь для того, чтобы перевести мне то, что я недопоняла. Так что разговаривать со старшим сыном Годэла было более-менее легко.

Я потерлась щекой о плечо Флэя.

— А долго дом строить? — спросила я.

— Бэйри уже должен был начать. Он говорил, что нашел себе помощников. Думаю, когда мы вернемся, останется не так много. Нам ведь необязательно сразу дворец, да? — я кивнула. — Со временем сделаем пристройки. Главное сейчас, где зиму пережить.

— Думаешь, они уже привыкли к мысли, что я с вами?

Мой Рысь приподнялся и посмотрел на меня:

— Я думаю, что ты должна меньше думать об этом. Будь собой, они сами потянутся, — сказал муж.

— Я попробую, — пообещала я и поднялась с ложа.

На мгновение задержала взгляд на крепком теле своего любимого мужчины и поспешно отвернулась. Я загоралась рядом с ним, даже без прикосновений. Достаточно было вот так вот скользнуть взглядом от шеи, вдоль широкой груди, спускаясь на плоский мускулистый живот, ниже…

— Даиль! — воскликнул Флэйри и расхохотался. — Огонь моей души, передохни хоть немного.

— А? — я вздрогнула и поняла, что мой взгляд снова блуждает по его телу. — Прикройся! — возмутилась я и поспешила к печи.

Разжигать ее я уже научилась, заваривать напиток из трав тоже. Он мне пришелся по вкусу, потому стал первым, что я освоила. Иногда Флэй ходил на охоту, и тогда, подавляя брезгливость и растерянность, я свежевала вместе с ним тушки птиц и мелких животных. Похлебку из мяса и корешков растений, которые мне показал муж, мы тоже готовили вместе, но Флэй все больше устранялся, наблюдая за тем, что я делаю. Подначивал и посмеивался, когда я долго-долго дула на ложку, прежде, чем попробовать, что получается. В общем-то, к возвращению в поселение мы были готовы, и я даже кое-чему научилась, потому уже хотелось сразу переселиться в отдельный дом. Тем более, муж, хоть и устранялся в некоторые моменты, но то, что требовало силы, он делал сам, отгоняя меня.

— Рысь, это делают женщины? — спрашивала я.

— Да, — отвечал он, снимая котел с горячей водой с огня.

— Тогда почему не я?

— Потому что я так сказал, — усмехался муж, и я понимала, что это очередное проявление заботы.

Флэй подошел ко мне сзади и обнял, положив голову на плечо. Я закинула в котелок с носиком щепоть пряной травы и покосилась на него.

— Где ты так долго летала, голубка? — спросил он, целуя меня в плечо.

— Я запуталась в силках злого дракона, — ответила я и развернулась, сплетая руки на мужской шее. — Почему ты раньше не нашел меня, сын Белой Рыси?

— Я плутал в черном тумане, — сказал Флэй. — Твой огонек указал мне путь.

— Ох, боги, — выдохнула я, заглядывая в темно-карие глаза.

— Не-е, Пращуры, — усмехнулся мой мужчина. — Или Великая Мать.

— И они тоже, — отмахнулась я, и он рассмеялся.

Флэй ненадолго прижался к моим губам, затем мягко отстранился.

— Я пройдусь по лесу, маленькая, хорошо? Мы можем еще немного задержаться, — произнес он, и я снова повисла на его шее.

— Правда? — воскликнула я. — Тогда иди быстрей, нерадивый муж! Мяса в доме совсем не осталось.

Моя речь сейчас представляла собой мешанину из таргарских слов и языка побережья Ледигьорда. Флэй снова хохотнул.

— Женщина! Да, ты сварливая жена, оказывается, — деланно возмутился он.

— Хозяйственная и строгая, — не согласилась я.

— А еще сладкая и горячая, — мурлыкнул Рысь, и я охнула, ощутив его руку на лепестках своего лона.

— Ты же отдохнуть хотел.

— Я? Нет, я предлагал тебе отдохнуть, а я уже все, отдохнул, — заявил он, и меня вновь утянули на ложе…

Флэйри ушел, прихватив колчан со стрелами, лук и охотничий нож. Я помахала ему в окошко и огляделась. Если бы мне кто сказал еще полгода назад, с каким упоением я буду хвататься за непривычную работу, я бы, наверное, не поверила. Как я, благородная тарганна в прошлой жизни, могу мести дом, поправлять постели, разжигать печь и что-то в ней готовить?! Для этого всегда были слуги, и не возникало мысли, что может быть иначе.

А сейчас я охотно наводила чистоту, чтобы порадовать своего мужчину. Слова его одобрения стали для меня сравни признанию в любви. Хотелось радовать его, хотелось видеть улыбку, хотелось смотреть на наше маленькое жилище и думать, что этот уют создала я, Даиль, жена Флэйри из племени Белой Рыси. Создала для единственного мужчины в своей жизни, которого полюбила всей душой. Сейчас мне даже казалось, что и не любила раньше никогда, до того светлое и всепоглощающее чувство царило в моей душе.

19
{"b":"253066","o":1}