ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Волгар слишком уверился в своей силе. Он предал традиции, и пора "Рысям" получить нового шамана, который чтит Великую Мать, а не собственную власть. Можете не изгонять, племя я покидаю сам.

Мужчина развернулся и направился к воротам. Но не успел сделать и двадцати шагов, как старейшина крикнул:

— Флэйри, ты убил шамана!

— Я убил змею, — ответил Флэй.

— Совет племени…

— Отвечу, — отмахнулся мужчина, прекрасно понимая, что его поступок уже приняли.

Слишком многие уже заметили, как изменился старый шаман, слишком многим не нравились его решения. Брат рассказывал ему.

— Мы могли просто сменить шамана, — догнал его Бэйри.

— Я не хочу рисковать своей женой, когда верну ее, — ответил Флэй.

— Флэйри, сын Годэла, остановись! — потребовал старейшина.

Мужчина остановился и обернулся, глядя на приближающегося старейшину. Тот приблизился и некоторое время изучающее смотрел на того, кто сам отказался от племени.

— Ты изменился, Флэй, — наконец, сказал старейшина.

— Нет, я просто повзрослел, — ответил мужчина.

— Я признаю смерть шамана, как справедливую, — неожиданно произнес старейшина. — Волгар был отравлен властью. Слишком долго мы жили по его указке. Новый шаман, его ученик, будет полезней и честней.

Флэй кивнул, принимая слова старейшины.

— Ты можешь остаться, — продолжал тот. — С Даиль или другой женщиной, но ты славный воин и сын Великой Матери.

— Только Даиль, — упрямо ответил Флэйри. — И я не вернусь в племя. Ты слышал слова моей матери и Волгара. Люди будут помнить их. Кто-то поверит, кто-то запомнит, и первую же напасть припишут моей голубке. Ее уже достаточно обижали клеветой в прошлой жизни, она заслуживает лучшего. Мы не вернемся.

— Впереди зима, вам некуда идти, — возразил старейшина.

— Если Рыси позволят, мы переживем зиму в сторожке в лесу, — немного подумав, ответил Флэй. — Если племя получит твой запрет, к нам не приблизятся. С Аргатом я сам разберусь. Иных врагов у нас тут нет.

— Хорошо, — кивнул старейшина. — И все-таки знай, ты все еще "рысь", и мы никогда не закроем перед тобой ворот.

— А перед моей женой? — усмехнулся мужчина.

— Если вернешь ее, она так же станет частью нашего племени и будет под нашей защитой, — пообещал старейшина. — Но, Флэйри, я не смогу влезть в головы людей и изменить к ней отношение.

— Вы просто не даете себе возможность узнать ее, — ответил Флэй. — Я тебя услышал.

Он развернулся и уже собрался уйти, но брат остановил.

— Подожди. Приведу лошадей, вместе поедем, — сказал Бэйри.

— Я с вами, — отозвался подошедший Дэйри.

Флэй нашел взглядом мать. Она все еще сжимала руку рыжей девушки, так похожей издалека на Золи. Гаммель стояла, глядя вслед сыну. Что она хотела сказать еще, ее сын уже не хотел слушать, и женщина это понимала.

— Брат, — Флэй обернулся и увидел подъезжающих братьев.

— Да, наполнит вас своей силой Великая Мать, — напутствовал их старейшина.

И трое всадников покинули поселение Белых Рысей.

* * *

Дверь открылась и вошла женщина, заметно старше не только меня, но и Аргата. Она остановилась в нескольких шагах от меня и с минуту, молча, разглядывала. От ощущения возникшей неловкости, я не знала, что мне делать. Хотелось опустить глаза и спрятаться, но заставила себя выдержать этот изучающий и, в общем-то, бесстрастный взгляд.

— Хей, — наконец, проговорила женщина. — Меня зовут Астер, я первая жена Аргата.

— Хей, — ответила я. — Я Даиль, жена Флэйри из племени Белых Рысей. Единственная.

Женщина вновь окинула меня внимательным и немного сочувствующим взглядом.

— Слышала о Флэйри из племени Рысей. Славный воин, — произнесла она. — Аргат тоже славный воин. Он моложе. Ты пришлая, Рыси не любят пришлых. Медведи принимают всех, кто не несет зла. В тебе нет зла. Ты молода, Аргат хочет тебя. Медведи не отдадут тебя Рысям.

— Ты его жена, — изумилась я. — Ты хочешь, чтобы в доме была другая женщина?

— Я жена старшего брата Аргата. Мой муж погиб, Аргат взял меня в свой дом. Я почитаю его, как мужа. Аргат называет меня женой, но мы друзья. Ему нужна молодая жена.

— Разве в племени Медведей нет молодых женщин? — прохладно спросила я. — Зачем Аргату чужая жена?

Астер подошла ко мне совсем близко и провела ладонью по щеке. От неожиданности я отпрянула, оступилась и чуть не упала. Но женщина перехватила мою руку и удержала.

— Сердце Аргата молчало, когда он смотрел на "медведиц", — ответила Астер, вернув меня в вертикальное положение. — Когда он увидел тебя, его сердце забилось быстрей. Впервые Аргат сказал, что хочет привести в свой дом женщину.

Это плохо, это все очень плохо. Не будет мне союзницы в лице ревнивой женщины, потому что нет ревнивой женщины. Есть благодарная за заботу младшего брата о жене старшего. Они друзья, и Астер поддерживает "медведя". Проклятье… Подняв на женщину глаза, я по-прежнему не нашла и тени враждебности на ее лице. Стало немного обидно. "Медведи" и "Рыси" живут бок о бок, а так по разному воспринимают чужаков. Я не чувствовала враждебности в этом племени, когда мы с Флэем только вышли на берег, не чувствовала и сейчас. Но мое сердце осталось в том недружелюбном племени. К бесам, Великая Мать приняла меня!

— Аргат хочет, чтобы я рассказала тебе о нем и показала все, что есть в его доме. Флэйри — славный воин, но Аргат еще и богат. Он моложе, сильней. Он будет хорошо заботиться о тебе, Даиль, — вновь заговорила Астер. — Аргат умеет жарко любить.

— Хватит! — я остановила ее жестом.

В чем измеряют богатство дикари? Шкуры, золото, запасы провианта? Я знаю, что такое богатство, и могу сказать, что среди жителей Ледигьорда практически равный достаток. То, что есть у Аргата сегодня, завтра будет наполнять наш дом с Флэем. Это сущая ерунда. Настоящее богатство в наших душах.

— Мне не нужно богатство Аргата, — ответила я. — И он не сильней Флэйри.

— Моложе, — повторила немного упрямо Астер.

Они с "медведем" все твердят о возрасте Флэя, словно он глубокий старик. Судя по внешнему виду Астер, она старше моего Рыся. Я придирчиво окинула взглядом высокую, мощную строением тела, женщину с грубоватыми чертами лица. Если домашняя работа не сказалась на ней, она действительно старше моего мужа.

— Флэй молод, — ответила я.

Астер поджала губы и с новым интересом рассмотрела меня.

— Аргат поймал не ту птичку, — усмехнулась она. — И все же он хочет именно тебя.

Ответить на это было нечего. Желания Аргата мне были безразличны, как и сам Аргат. Радовало во всей этой ситуации то, что история не повторялась досконально. Травить меня, похоже, в этот раз не будут. Астер была настроена достаточно дружелюбно, но это не успокаивало. Напротив, я видела, что она предана "медведю", и это внушало определенные опасения.

Женщина повернулась ко мне спиной, показывая, что разговор пока окончен, но не ушла, а поманила за собой. Прикинув, чем может обернуться неповиновение, я решила последовать за ней. Такая и на плечо закинет, и утащит, куда считает нужным. Я рядом с ней, как тростинка рядом с могучим дубом.

"Медведица" заметила, словно поняв, о чем я думаю, усмехнулась и открыла дверь, через которую мы попали в более широкое помещение. Здесь стоял длинный узкий деревянный стол, две скамьи, по обе стороны от стола, стояли деревянные, обитые железом сундуки, висели на стенах шкуры. Пол сверкал чистотой, как и дорожки, которыми он был устлан. Астер хорошо заботилась о жилище своего мужа.

Женщина наблюдала за мной, должно быть, ждала, когда у меня округляться глаза. Не округлились. Тогда она достала ключи, подвешенные на железном кольце, и начала открывать сундуки. В одном обнаружилось оружие, я даже заметила клеймо одного таргарского мастера. Не удивительно. Не только альены убивали ледигьордцев, но и ледигьордцы альенов. Дикари вовсе не были беззащитными. Но вторжение чужаков в их дом, конечно, не могли воспринимать, как дружеские визиты. Не все пираты возвращались отсюда домой.

22
{"b":"253066","o":1}