ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Раз уж не дано видеть рядом ту, о ком мечтаешь, то почему не жить с той, которая будет мечтать о тебе, — прошептал он и опять усмехнулся.

Оглянувшись назад, мужчина ускорил шаги, желая быстрей добраться до лохани с горячей водой и мягкой постели. Первый день в столице выдался нелегким.

Тайный советник спешил домой, зная, что герцог может призвать его в любой момент. Чрезмерная подозрительность правителя Таргара стала просто невыносимой. Его сиятельство мог выдернуть своего советника из постели в любой час ночи, мало заботясь о том, что благородный тарг, не спавший две ночи, едва держится на ногах. Чтобы не падать с ног, мужчина стал частым гостем у тара Лаггера, который снабжал советника бодрящими настоями и все твердил, что без полноценного отдыха тарг Коген свалиться с нервной горячкой очень скоро. Советник вздыхал и разводил руками. Его сиятельство, даже если и уходил почивать, то для верного слуги всегда находилось задание. И сейчас тарг Коген молил богов, чтобы эту ночь ему дали проспать до самого утра, а так же, чтобы за время его отсутствия не было нарочного из дворца. То, что в столь поздний час благородный тарг все еще не в своей постели, могло вызвать ненужные вопросы и подозрения у Таргарского Дракона.

Должно быть, боги услышали молитвы тайного советника, потому что дома его встретила благодатная тишина и покой. Тарганна Коген уже почивала в своей спальне, и мужчина тихо прошел к себе, дав повеление наполнить его лохань горячей водой. Ужинать он отказался, лишних вопросов никто не стал задавать.

Советник дождался, когда его приказ будет исполнен, и выпроводил прочь слуг, ожидавших своего хозяина в умывальне. Когену требовалось побыть наедине с собой и обдумать то, во что он ввязался. Впрочем, и сейчас не поздно было дать задний ход. Можно было даже отличиться, предав Эбера Военора. Но что потом? Очередная порция подозрений и угроз от герцога, бессонные ночи и наполненные нервотрепкой дни. И постоянный страх стать следующим покойником в нескончаемой череде жертв герцога Таргарского.

Затем советник задумался, что будет, если дать его сиятельству вернуть беглянку, если, конечно, она жива? Найяр, получив в свои лапы Сафиллину Тиган, на какое-то время забудет о заговорах, закрывшись с ней в спальне… А довезет ли он ее до своей опочивальни? Если герцог свернет в бешенстве шейку своей возлюбленной, в Таргар вернется обезумевший от горя зверь. Одно дело, когда он живет надеждой, другое сам уничтожит свое сердце. Да и найдет ли он женщину? И все же отсутствие дракона в логове может стать подспорьем в их деле…

— Если я дам зверю покинуть пределы Таргара, Военор потеряет ко мне доверие, запомнит, что действовал по собственному усмотрению, и тогда, после его воцарения, я просто буду выкинут из дворца, — в полголоса резюмировал Коген. — Найти своего ставленника и разыграть партию без Эбера… К бесам, — тайный советник выругался и вылез из лохани.

Рассудительный и здравомыслящий Военор был лучшей кандидатурой. К тому же вдвоем они уже представляли силу и могли положиться друг на друга. А на кого положится Коген в собственном заговоре? Нет. Мужчина решительно тряхнул головой. Прочь досужие рассуждения, сомнения и интриги, только в таком составе заговорщики могут добиться результата.

После умывальни советник прошел в свой кабинет и быстро накидал черновой вариант письма к Владыке. Перечитал, подумал и вымарал половину. Написал второй вариант, снова задумался, кинул в камин и сел за третье письмо. Им советник остался доволен. Скрепив послание собственной печатью, Коген вызвал верного ему человека.

— Как только городские ворота откроются, отправишься в Адох, — давал он наставления. — Передашь лично Владыке, скажешь по срочному делу. Таргарских посыльных к нему пускают беспрепятственно. Дождешься ответа и сразу назад. Послание особо ценное. Если почувствуешь угрозу, уничтожь. Оно не должно попасть в чужие руки. А это тебе на дорогу. — Коген вручил увесистый кошель. — И пусть боги не оставят тебя.

Доверенный склонил голову и покинул кабинет. Советник вернулся в спальню и лег, но еще долго ворочался, раз за разом продумывая план дальнейших действий. И, главное, как удержать герцога в Таргаре.

— А подсуну-ка я ему донесения о ведовстве. Пусть гоняется за призраками.

Если бы только советник знал, что в эту самую минуту его сиятельство бежит по коридорам дворца, пытаясь спастись от издевательского хохота Руэри Тигана.

Глава 9

Ледигьорд. Территории племени Белой Рыси.

— Даиль!

— Да-а-аиль!

— Даи-и-и-иль!!!

Я обернулась к двери и рассмеялась. Детские голоса, проникающие в деревянный дом, требовали моего явления. Вытащила из печи каравай, который испекла сама, поставила его на стол и накрыла чистым полотном, после обернулась к рысику, сидевшему на грубом, но основательном стуле, и сердце побежало быстрей. Он улыбался, глядя на меня. Порхнула к нему и тут же оказалась усажена на коленях.

— Зовут, — сказала я, глядя в сияющие глаза любимого мужчины.

— Я им сейчас, — проворчала свекровь, мазнувшая по нам деланным суровым взглядом, и потопала к дверям. — Опять галдите, как галки, — прикрикнула она на ребятню.

— А где Даиль? — послышался голосок Шоли.

— Почему она не выходит? — это Волли, мальчик семи лет.

— Бабушка, позови Даиль, — требовала наша племянница — егоза.

— А, ну, кыш, галчата, — рявкнула на них мать Флэя. — Занята Даиль.

Я поцеловала Рыся в щеку и вывернулась из его объятий.

— Зовут же! — возмутилась я, схватила медовые сласти и выскочила за дверь.

Гвардия юных Рысей стояла перед крыльцом, ни в какую не желая бояться старой Рыси. И я их прекрасно понимала, потому что я, узнав свою свекровь гораздо ближе за то время, что мы жили с ней под одной крышей, тоже перестала бояться. Даже, когда она хмурила брови и ворчала на меня, называя безрукой и растяпой, я прятала улыбку и безропотно кивала, зная, что за хмурым фасадом скрывается добрейшей души человек.

Я уже не злилась на нее за Аргата и за то, что встретила меня неприветливо. Поняла и приняла ее доводы, они были мне близки. Ведь и я когда-то считала, что не смогла бы подружиться с народом, который приносил бы моей земле беды и разорение. Тогда я была изумлена дружелюбностью Флэя. Но таков мой муж, он мудрый, а нам, женщинам, позволены заблуждения.

— Даиль! — радостно загалдели мои самые преданные друзья.

— Хей, Рыси, — строго произнесла я, и рысята, напустив на себя важности, кивнули.

— Хей, Даиль, — но тут же, забывая о том, что они не какие-нибудь там Медведи или Лисицы, облепили меня, расхватывая лакомство.

Я смотрела в их чистые глазенки, и душа пела. Великая Мать, велика твоя доброта к маленькой чужестранке, которую ты приняла в свою семью! В доме ждал меня самый лучший мужчина на свете, на улице окружали мои рысята, звездочки, чьи голоса рождали в сердце фейерверки солнечных брызг. Рядом стояла, притворно хмуря брови, женщина, незаметно для нас обоих становившаяся второй матерью. Ее забота и помощь не отпускали нас с рысиком с того страшного дня, когда его душа парила среди звезд.

Та ночь вообще многое изменила. Рыси, хоть еще и настороженно поглядывали на меня какое-то время, быстро расслабились, глядя, что мне доверяют их дети. Племя, наконец, полноценно приняло меня, глядя, как я выхаживаю своего мужа, как стараюсь быть сильной. Они одобрительно кивали, замечая, что я все больше слушаюсь их обычаев. А когда пришла в Священное Место, чтобы вознести хвалу Великой Матери и Пращурам, за их добро и заботу, шаман сам отвел меня к Священному Огню, не пустив в Круг даже мою свекровь, которая сопровождала меня. Мы-то переживали, что шаман может не пустить меня, а он только меня и взял для исполнения благодарственного ритуала.

А через месяц мой Рысь самостоятельно покинул наш дом. Меня не было дома, я ходила к знахарке Таэль, которая учила меня искусству травоведения, а он, этот самоуверенный мужчина, ушел навестить брата. Я тогда дождалась, когда мы останемся наедине, потому что кричать на мужа недостойно настоящей Рыси, а потом сказала все, что думаю. И свекровь меня поддержала, потому что и ее не было дома, когда наш пациент покинул дом, и мы вместе, сохраняя на лицах каменное спокойствие, искали его по всему поселению.

44
{"b":"253066","o":1}