ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Любимая, что с твоим лицом? — поинтересовался он.

— Пытаюсь выглядеть, как другие женщины, — ответила я и еще больше нахмурилась.

— Они такие всегда, голубка, а ты похожа на котенка, который хочет напугать великана, — Рысь хохотнул.

— Дерево, — фыркнула я и вернула на лицо привычное выражение.

— Так-то лучше, — муж звонко поцеловал меня в щеку. — И что тут у нас?

Мы вошли в первый шатер. Здесь лежало оружие. Флэй отпустил меня и взял приглянувшийся ему меч. Он вытянул руку, прищуривая один глаз, взвесил на руке, проверил балансировку и откинул с презрительным выражением. Торговец, наблюдавший за ним, тут же оживился.

— Великий воин понимает оружие, — с жутким акцентом заговорил он, вызвав мой смешок. — Смотреть другой меч.

И он выудил следующий меч, расхваливая свой товар. Рысик повторил свои манипуляции и ответил коротко, но емко:

— Пришлый, это дерьмо. Идем, Даиль.

Мы направились прочь из шатра, когда в спину понеслось:

— Совсем обнаглели дикари. Еще будет оскорблять мой товар.

— Баба у него ничего, я бы с такой поигрался разок-другой, — ответил молчавший до этого паренек.

Мышцы Флэя закаменели от напряжения, и я ущипнула его, заглядывая в глаза. Рысь поджал губы и процедил сквозь зубы ругательство. Мужчины говорили на аганорском, родственном таргарскому языку, как и языки многих соседей. Осколки бывшей великой империи, как-никак.

— Флэй, ты неосторожен, — укорила я.

— Я ему поиграюсь, мразь, — прошипел рысик, и я погладила его по груди.

До следующего шатра мы не успели дойти, дорогу нам преградил Грут. Он помялся, явно не зная, как себя вести после того, как его сын похитил меня, а он не хотел отдавать, но доброе отношение к Рысю сохранил.

— Хей, Грут, — я первая заговорила с ним, потому что Флэй, еще не отошедший от произошедшего в шатре с оружием, был хмур и напряжен.

— Хей, Даиль, — ответил Медведь. — Хей, Флэйри.

— Хей, — грубовато поздоровался Рысь.

— Ты волен злиться на меня, — произнес Грут. — Но я уважаю тебя, сын Белой Рыси, и хотел бы и дальше называть тебя своим другом. Я жалею, что чувства моего сына встали между нами, но ты не можешь не понять меня, Флэй.

— Могу, Грут, — рысик смотрел в глаза Медведя. — Эту женщину мне послала Великая Мать тогда, когда я думал, что мой огонь угас навсегда, и теперь душа будет вечно скована льдом. Я готов был вернуться домой и принять выбор матери, потому что должен продолжить род. Но встретил ее, и пламя заполнило меня. Твой сын украл не просто мою женщину, он забрал мою душу, я не могу забыть этого.

Я перевела встревоженный взгляд с Рыся на Медведя. Грут чувствовал себя виноватым, это было заметно, но губы упрямо поджал.

— Флэй, он мой сын. Я его столько лет женить пытался, а он только Астер взял из жалости. Так она старая для него, а молодых Медведиц в глаза не видит. А как встретил вас с Даиль, не узнать его стало. Ничего не говорил, но дом готовить начал. А когда привез Даиль, я пытался уговорить, но он уперся. Она — мое сердце, говорит. Как я мог сыну отказать? Да и обычаи наши знаешь, мы своих не выдаем.

— Мне его пожалеть? — с вызовом спросил Рысь.

— Простить, — в тон ему ответил Грут. — Хотя бы зла не держать. Рысь, я всегда уважал тебя и продолжаю уважать. Ты знаешь, я мало кому могу такое сказать, тебе говорю. Прошу, прими мою дружбу. Это я тоже мало кому говорю, и только один раз. Тебя прошу повторно.

— Флэй, — я подергала мужа за рукав. Он опустил на меня взгляд, и я вздрогнула от холодка, сквозившего в темно-карих глазах. И пусть он предназначался не мне, но мне стало нехорошо. — Пожми руку Груту, — тихо попросила я. — Не стоит хранить на душе этот камень.

Медведь, слушавший меня, поднял голову и опять посмотрел на рысика. Флэйри взглянул в сторону аганорских кораблей, затем повернулся к Медведю и протянул руку. Медведь обхватил запястье Рыся, мой муж сжал запястье Грута.

— Да, не допустят Пращуры более вражды меж нами, — произнес Медведь.

— Пращуры тебя слышат, Грут, — ответил Флэй, и они разжали пальцы.

Между мужчинами воцарилась тишина, рысик молчал, а Грут опять не знал, что сказать. Я вздохнула и указала глазами на шатер, до которого мы так и не дошли.

— Идемте, посмотрим, что там, — сказала я и первая направилась туда.

— Даиль, — Флэй догнал меня и опять обнял за плечи.

Грут поравнялся с нами.

— Пришлые суют свой товар, что-то говорят меж собой, не понятно. Это раздражает, — пожаловался Медведь.

— А мы сейчас послушаем, — улыбнулась я.

— Только ни одного намека на то, что мы с Даиль их понимаем, — предупредил Рысь.

— Вечером к нам приезжал посланник Рысей, Медведи знают, — кивнул Грут.

Мы вошли в шатер. Здесь тоже оказалось оружие. Я, молча, слушала, о чем переговариваются мой муж и старейшина Медведей. Торговец уговаривал одного из Лисиц купить у него охотничий нож, ледигьордец не спешил. Он внимательно разглядывал оружие, и оно ему нравилось.

— Брать, брать, хорошо, — счастливо улыбался аганорец.

Его помощник раскладывал перед моим Рысем и Медведем мечи, ножи, наконечники для стрел. Флэй просмотрел уже два меча и откинул их в сторону, тут же поясняя Груту, что в них не так. Как я уже давно успела заметить, ледигьордцы предпочитали луки и ножи, мечами они почти не пользовались. Оно и понятно. Между племенами стычек не происходило, а на охоте им мечи только мешали. Возможно, поэтому их знания именно этого вида оружия были невелики. Лис прислушался к пояснениям Флэя и подошел ближе, оставив торговца без внимания.

— Грязный дикарь, — проговорил тот с ласковой улыбкой. — Чтобы вы все сгорели. Толку никакого. Зачем таскаемся сюда, не понятно.

— А этот смотрит мечи, будто что-то понимает, — усмехнулся второй, показывая глазами на Флэя.

— Скажи, что этим мечом убили двести чужаков, он на радостях купит, — хохотнул первый.

Флэй продолжал откидывать оружие, делая вид, что не понимает ни слова. Мне же тяжело было сдерживаться, слушая всю эту грязь. Да, кто они такие?! Перед ними, между прочим, начальник дворцовой стражи Таргара, в знатности которого не посмел усомниться даже Таргарский Дракон.

— Голубка, — позвал меня муж. — Отвернись.

И как заметил, что я прожигаю взглядом грязных торгашей? Вроде спиной стоит. Я отвернулась и скрипнула зубами. Рысенок, почувствовав мое настроение, заворочался, и я немного расслабилась, пока гладила живот.

— Зачем бабе-то своей велел отвернуться? — спросил второй.

— А кто их разберет, может, нельзя на чужих мужчин смотреть, а может, на оружие. А может, испугался, что на нормальных мужчин посмотрит и на него, вшивого, уже не взглянет, — они рассмеялись.

Я сжала кулаки, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие, и вздрогнула, когда шатер огласил звон металла. Это разъяренный Рысь с силой швырнул очередной меч на груду его собратьев.

— Одно дерьмо, — произнес он на родном языке. — Идем отсюда.

— Смотреть, еще смотреть! — воскликнули хамы, но мы уже выходили из шатра, сопровождаемые Медведем и Лисом.

— Сюда не ходите, — громогласно объявил Грут, указывая на шатер. — Здесь обманщики.

Флэй криво ухмыльнулся, когда до нас донеслись проклятья купцов. К третьему шатру мы подходили целым отрядом. Бэйри и Дэйри тоже присоединились, с ними подошли еще Рыси, несколько Медведей и пара представителей других племен.

— Они что-то еще возят, кроме оружия? — насмешливо спросил мой Рысь. — Если и здесь не увижу стоящего, больше на эти торги ни ногой.

— Хорошее оружие, — заговорил купец.

— Посмотрим.

Флэй подхватил кинжал, осмотрел его и отложил в сторону. После пересмотрел еще несколько ножей, складывая их к кинжалу. В ножах ледигьордцы понимали лучше, потому одобрительно закивали, по очереди просматривая то, что рысик складывал по правую руку. Затем взглянул на купца и подтянул к себе меч. Повторилась процедура оценки, и меч упал по левую руку. Грут тоже взял его, повторил за Флэем и презрительно откинул. Вряд ли все понял, но выглядело впечатляюще.

49
{"b":"253066","o":1}