ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Клинки императора
Бумажная магия
Хочу быть с тобой
Возвращение
Слова на стене
Скажи маркизу «да»
Найди меня
Большое собрание произведений. XXI век
Книга Джошуа Перла

— Я рада, что ты все еще вожделеешь меня, муженек, хотя прошло уже больше трех месяцев, — шепнула она, целуя его в губы. — Я, кажется, привыкла к тебе, Рис, а со временем, возможно, и полюблю.

— В таком случае я, пожалуй, уступлю тебе в отношении Рон.

— Потому что я могу со временем полюбить тебя? — выпалила она.

— Нет, потому что я уже люблю тебя, Аверил, и потому что ты права, — ответил он, к ее крайнему удивлению, и стал целовать жаркими, медленными поцелуями, зовущими к наслаждению.

— Хочу, чтобы ты любил меня, — тихо призналась она. — Чтобы нуждался во мне. Доверял. Уважал. И иногда прислушивался к моим советам. Независимо от того, каким было начало нашей жизни, теперь мы муж и жена, и я не хочу, чтобы наш брак оказался несчастным.

Она открыла ему объятия и блаженно вздохнула, когда он заполнил ее своей жаркой плотью. Сегодня, как всегда, Аверил взлетела под самые небеса и купалась в тепле его любви. Они достигли блаженства вместе, и Аверил могла бы поклясться, что лед, сковавший ее сердце, треснул, и она в сладостном порыве выкрикнула его имя и заплакала, как в первую ночь, а он, как тогда, сжал ее в объятиях.

— Я так счастлива, — призналась она, шмыгая носом.

— Почему? Потому что теперь знаешь о моей любви? — спросил он, гладя ее волосы и восхищаясь их цветом и мягкостью.

— Да, и еще потому, что поняла, как люблю тебя, — всхлипнула она.

Он еще крепче обнял ее. И она, нежась в объятиях мужа, не видела легкой улыбки, промелькнувшей на его губах. Не видела, как он удивленно покачал головой.

До этой минуты никто и никогда не говорил с ним о чувствах между мужчиной и женщиной. И все же он любил ее, а ответное признание в любви сделало его счастливейшим человеком на земле. Испытывал ли его отец нечто подобное? Был ли доволен своей участью?

— Я рад, что ты меня любишь, — прошептал он. Назавтра они вместе с Мэри поехали выбирать коттедж для Рон. Недавно умерший старик вольноотпущенник не оставил после себя ни жены, ни детей, и коттедж вернулся в собственность поместья. Каменное строение с утоптанным земляным полом и черепичной крышей имело всего одну большую комнату. Но очаг был чистым, а тяга — идеальной, как немедленно удостоверился Рис. По стенам стояли комод с полками для тарелок и чашек и шкаф. На довольно широкой кровати, однако, не было ни матраца, ни покрывала. Кроме того, из мебели имелись стол, два стула, табурет и деревянная скамья у очага.

— Чудесный коттедж! — взволнованно воскликнула Мэри.

— И совсем рядом с деревенским колодцем, — заметила Аверил. — А при доме есть огородик.

— Под окнами стоит скамейка. Рон наверняка захочет вечерами посидеть и посплетничать с соседями, — добавила Мэри. — Ну как, Рис? По-моему, все просто чудесно!

— Значит, хочешь отделаться от своей старой нянюшки? — поддел брат.

— Да! — без зазрения совести воскликнула Мэри. — Я люблю Рон и знаю, как она относится ко мне, но ни на секунду не спускает с меня глаз. И ничего не позволяет! Ни ездить верхом, ни учиться у Аверил, потому что Рон ревнует к твоей жене. Но я здесь хозяйка и должна знать, как следует себя вести настоящим леди. Ты мудро поступил, братец, решив дать Рон свободу и этот коттедж.

— Мне иногда понадобится помощь Рон, — поспешно вставила Аверил. — Надеюсь, ты не отошлешь ее навсегда.

— О, Аверил, если она тебе нужна, то это дело другое, — кивнула Мэри. — Пусть я еще мала, все же понимаю, что Рон уж слишком высоко занеслась: ведь хозяйка этого дома не она, а я. Надеюсь, Аверил, ты снимешь с моих плеч бремя хозяйских обязанностей, пока я не буду готова снова их принять. Сейчас я для этого слишком молода.

— И все же, Мэри, ты уже неплохо с ними справляешься, — заверила жена брата. — Но если хочешь еще немного продлить детство, буду счастлива сделать для тебя что могу.

— Значит, решено, — заключил Рис. — Рон получит свободу и этот коттедж за верность семье Фицхью.

— Да! — в один голос ответили Мэри и Аверил.

Вернувшись домой, они позвали Рон в зал, где и рассказали о своих планах. Но вместо ожидаемых возражений старушка залилась слезами.

— Я должна защищать свое дитя от этой валлийки! — крикнула она Рису.

— От кого ты меня защищаешь? — переспросила Мэри.

— Она хочет заполучить Эверли!

— Вовсе нет, — покачала головой Аверил. — Эверли принадлежит Мэри. Я всего лишь жена ее брата-управляющего.

— Вы, валлийцы, известные воры! Всегда готовы прибрать к рукам, что плохо лежит! — набросилась на нее Рон.

— Эверли принадлежит Мэри, — спокойно повторил Рис. — Ты хорошо знаешь, как я люблю сестру. И никогда бы не причинил ей зла. Если бы задумал отобрать у Мэри поместье, просто отослал бы ее в монастырь. Но убить? Ни за что!

— Тебя околдовала эта валлийская ведьма! — вопила Рон.

— Верно, — согласился он. Рон изумленно разинула рот, очевидно, потеряв дар речи. — Но моя сестра уже не дитя. Ей следует каждый день ездить верхом, чтобы получше узнать своих людей. Нужно узнать многое из того, чему ее может научить только Аверил. Только тогда она станет настоящей леди. Ты, любишь ее, но никуда от себя не отпускаешь и этим оказываешь Мэри плохую услугу. Твоя верность и тяжкий труд вознаграждены свободой. И мы с радостью дарим тебе домик. Аверил понадобится твоя помощь. Мэри просила ее взять на себя обязанности госпожи дома, пока сама она не станет достаточно взрослой, чтобы заняться хозяйством. И это справедливо. Аверил придется нелегко, поэтому она нуждается в твоей помощи. Ты всю жизнь прожила в Эверли и знаешь что и как.

— Я тоже этого хочу, Рон, моя милая старушка, — поддакнула Мэри.

— Я всего лишь хотела уберечь тебя от зла, — всхлипнула Рон, не вытирая слез, бежавших по морщинистому лицу.

— Конечно, Рон, — утешала Мэри, — ты всегда заботилась обо мне.

— Где этот коттедж? — спросила Рон наконец.

— Я сама его выбрала! — оживилась Мэри. — В дымоходе прекрасная тяга, черепица на крыше новая, окна и двери закрываются плотно. Он в деревне. Хочешь посмотреть? Пойдем. Это недалеко.

— Ладно, — вздохнула Рон уже не так раздраженно и повернулась к Аверил и Рису. — Клянешься именем Пресвятой Матери Божьей, что не причинишь зла моей малышке?

— Клянусь, — спокойно ответила Аверил, глядя в глаза старухе.

— И я тоже, — вторил Рис. Рон кивнула:

— Так и быть, господин. Принимаю ваши дары.

И губы чуть дрогнули в первой улыбке, которую увидела Аверил со времени своего появления здесь.

— А теперь, дитя, покажи мне дом, пока я не передумала, — скомандовала Рон, беря Мэри за руку.

Убедившись, что они ушли, Аверил и Рис разразились смехом.

— С таким гонором, — задыхаясь, выговорила Аверил, — ей давно пора быть свободной.

— Позаботься, чтобы ей как можно скорее простегали матрац, женушка, — попросил он. — И дай ей миски, чашки, ложки и все, что она пожелает. Чем скорее мы избавимся от нее, тем лучше.

Поцеловав жену, он поднял ее и закружил.

— Поставь меня, дурень ты этакий, — упрекнула Аверил. — И днем она будет сюда приходить. Нужно, чтобы она научила меня вести здешнее хозяйство, а уж я стану наставлять Мэри.

— Когда родится наше дитя? — нежно спросил Рис.

— В мае, если все будет хорошо. Но давай не говорить об этом, чтобы не сглазить.

Рис понимающе кивнул.

— Ты уверена?

— Да, но, может, стоит послать за моей матерью, которая лучше разбирается в подобных вещах.

Рис согласился, и вскоре к ним приехала Горауин. Осмотрев дочь, она подтвердила беременность.

— Ребенок хорошо укоренился в чреве, — сообщила она. — У тебя сильное семя, сын мой. Дитя родится в мае.

— Расскажи о сестрах, — попросила Аверил. Лицо Горауин омрачилось.

— Этим летом несколько достойных женихов просили руки Майи, но она всем отказывала. Может, на следующий год, когда ей исполнится пятнадцать, все будет иначе.

— Но что это с ней? — удивилась Аверил.

— И отец недоволен ее разборчивостью, — добавила мать.

25
{"b":"25307","o":1}