ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, поверит, — усмехнулась она. — Посчитает тебя слабаком, пославшим лорда Мортимера вести переговоры вместо того, чтобы прийти с оружием. Он настолько жаден, что согласится взять выкуп. Мы дадим ему все, что пожелает, а когда Аграмант падет, ты все вернешь. Но прежде всего нам нужны дети, — заключила Горауин.

— Но до поместья лорда Мортимера несколько дней пути, и как убедить его согласиться? Что, если он откажется мне помочь?

— Не откажется. Лорд Мортимер — человек тщеславный, и твои мольбы о помощи ему польстят. Он не таит против тебя зла, Мирин, и будет потрясен, узнав о том, что сотворил де Боун.

— Ведь это означает, что придется оставить сына и дочь, особенно Джунию, в замке де Боунов еще на много дней. Одна мысль об этом разбивает мне сердце.

— Беда уже случилась, господин, — откровенно ответила Горауин. — И теперь лишний день-другой ничего не изменит. Кроме того, осада вряд ли будет удачной. Аграмант слишком хорошо укреплен. Нужно придумать какую-то уловку, с помощью которой мы сможем захватить де Боунов.

— Ты умнейшая из женщин, Горауин! — восхищенно прошептал он. — Какое счастье, что ты у меня есть!

— Это правда, господин мой, — смеясь, согласилась она.

— Ты сняла с моей души тяжкое бремя, — признался он. — И в моем иссушенном сердце расцвела надежда.

Мирин допил вино и поднялся с постели.

— Пожалуй, мне лучше пойти к Аргел и рассказать о твоих мудрых советах.

Он поднялся и натянул тунику.

— Только не говори, что это я посоветовала, господин. Пусть считает, что ты сам, обдумав все хорошенько, решил, как поступить. Аргел — твоя жена, и ты не должен принижать ее из-за любви ко мне. Если бы ты провел этот последний час с ней, она скорее всего предложила бы то же самое.

— Вряд ли, — покачал он головой. — Аргел — женщина хорошая, но не обладает твоим острым умом, любимая. Если я выдам твои мысли за свои, она поверит мне. Благослови ее Бог, доверчивая милая душа!

— Не стоит недооценивать се, господин, ибо сердце Аргел принадлежит тебе и она всеми силами исполняет свой долг перед Пендрагонами, — спокойно ответила Горауин.

Мирин наклонился и поцеловал ее в губы.

— Мудрое создание, — повторил он со смешком и пошел к двери. Горауин покачала своей золотистой головкой. Она любила Мирина. Но он отнюдь не отличался сообразительностью, особенно там, где требовалась дальновидность. Однако сейчас ее гораздо больше волновало, сможет ли лорд Мортимер убедить де Боунов принять выкуп за детей. Де Боунам не было нужды похищать Джунию и Бринна. Почему они вновь разожгли почти угасшую вражду? И почему посчитали необходимым изнасиловать Джунию? Возможно ли, что лорд де Боун задумал уничтожить всех Пендрагонов? Но с какой целью?

По сравнению со страданиями, которые пришлось вынести Джунии, все неприятности старших сестер казались детской игрой.

Горауин решила, что сейчас все равно ничего не придумает. Она слишком устала. Утром голова прояснится. Да и Мирин сегодня не вернется к ней. Пережитый кошмар вряд ли позволит ему любить женщину в эту ночь и, возможно, еще много последующих ночей.

Утром Мирин послал гонца к лорду Мортимеру. Тот вернулся через четыре дня вместе с лордом Мортимером и его сыном. Их сопровождал и Рис Фицхью. Обитатели «Драконьего логова» очень удивились его прибытию, поскольку в Эверли как раз началась жатва.

— Аверил вполне способна справиться одна, — заверил Рис, — и, поскольку, видимо, речь идет о семейном деле, я буду рад помочь, чем смогу.

Лорд Дракон довольно улыбнулся.

— Как же ты узнал, что я прошу лорда Мортимера о помощи?

— Они остановились в Эверли напоить лошадей и пообедать, — пояснил Рис.

Мирин кивнул.

— Садитесь, друзья мои, и я расскажу, почему призвал вас. Дело в том, что моя дочь Джуния и сын Бринн были захвачены Хьюго де Боуном и его сыном Саймоном. Пленников отвезли в Аграмант.

И он стал рассказывать, как все было, не упуская ни мельчайшей детали. Гости потрясенно молчали.

— Хьюго де Боун всегда был негодяем, — выговорил наконец лорд Мортимер. — Только жена могла удержать его от мерзких деяний, но бедная леди давно мертва. Правда, до сих пор я не слышал ничего дурного о его сыне и жалею, что тот последовал по стопам отца.

— Что требуется от нас? — коротко спросил Рис.

— Я не могу отомстить де Боунам, пока они держат моих детей в заточении. Поэтому я прошу вас поехать в Аграмант и спросить, какой выкуп возьмет Хьюго за Джунию и Бринна. Я все заплачу, ибо надеюсь вернуть указанный выкуп, когда дети вернутся и станет возможным без помех напасть на замок. Вражда, полыхавшая между нашими семьями, в последние двадцать пять лет поугасла. Не знаю, что заставило Хьюго возродить ее, но когда он и его сын попадут мне в руки, я навечно покончу с этой сварой. Лорд Мортимер кивнул.

— Да, так будет лучше, старый дружище. И более влиятельные родственники де Боунов вряд ли станут мстить. Посмотрят на это сквозь пальцы и втайне обрадуются, что гнилая ветвь будет сорвана со ствола фамильного древа. Это я тебе обещаю, Мирин. Хьюго де Боун много лет доставлял всей округе одни неприятности.

— Значит, ты поедешь к нему и спросишь, что он потребует за возвращение моих детей? — уточнил лорд Дракон.

— Разумеется, поеду, — согласился лорд Мортимер.

— Поедем все трое, — добавил Рис. — Лорд Мортимер и Роджер как твои друзья, а я как член семьи.

— Что же, вполне достойные посланцы, — кивнул лорд Мортимер. — Даже на Боуна это произведет впечатление, а нам к тому же нужно немного его запугать. Если он поверит, что в это дело замешаны английские приграничные лорды, значит, быстрее смягчится. Дружище, мне очень жаль Джунию. Я помню ее еще ребенком. Очаровательная, милая девчушка.

— Увиденная в ту ночь картина останется со мной навечно, — вздохнул лорд Дракон. — Тяжело сознавать, что твою дочь так жестоко изнасиловали.

— Постарайся не думать об этом, друг мой, — посоветовал лорд Мортимер. — Знаю, это нелегко, но ради Джунии придется. Ей и без того невыносимо стыдно, и она мучается не меньше тебя. Плохо, что приходится отложить путешествие до завтра, но солнце уже село за окрестные холмы.

В этот момент в зал вошли Аргел и Горауин.

— Добро пожаловать, лорды, — приветствовала она. Горауин подошла к зятю и поцеловала в щеку. В ее глазах стояли слезы, но он, понимая, что у нее на сердце, обнял худенькие плечи.

— Belle Merc6, ты с каждым годом становишься все прекраснее, — сказал он, целуя ее в ответ.

— Спасибо, что приехал, — выдавила наконец Горауин.

— Джуния — младшая сестра моей жены, дорогая теща. Твой господин должен был послать и за мной. Обидно, что он не вспомнил обо мне.

— Мирин знал, как важен для тебя сбор урожая, — оправдывалась Горауин, — и к тому же в последние дни он не в силах мыслить связно. Сознание того, что случилось с Джунией, едва не свело его с ума.

— А если сестра моей жены уже беременна? — тихо спросил Рис.

Горауин побледнела.

— Молю Бога, чтобы уберег нас от такой трагедии.

— Постарайтесь отдохнуть как следует и выехать завтра, — вмешалась Аргел. — Для вас приготовлены вкусный горячий ужин и удобные постели здесь, в зале.

Бедняжка всеми силами старалась исполнить долг гостеприимной хозяйки.

Но тут в зале появилась Исбел.

— У нас гости? — удивилась она, с любопытством оглядывая вновь прибывших.

— Они приехали помочь нам вернуть детей, — пояснила Аргел.

— Ты, конечно, хочешь получить своего сына, — бросила Исбел. — А Джуния… Став шлюхой де Боуна, она недостойна появиться в этом зале!

— Она твоя дочь, госпожа! — сорвался Фицхью, возмущенный ее речами.

— Была моей дочерью. Но больше она мне не дочь. Отныне она шлюха де Боунов. Своим своеволием она навлекла на себя несчастье. Слушала только свое сердце. Глупое создание! Разве мы все не знаем, что сердце — советчик ненадежный? И мне все равно, привезете вы ее или нет. У меня нет дочери, — мрачно объявила Исбел, садясь у огня.

вернуться

6

Теща, свекровь (фр.).

64
{"b":"25307","o":1}