ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщина начинается с тела
Врач без комплексов
Служу Престолу и Отечеству
Железные паруса
Личный бренд с нуля. Как заполучить признание, популярность, славу, когда ты ничего не знаешь о персональном PR
Исцели свою жизнь
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения
#INSTADRUG

Хьюго вместе с сыном уже сидели за столом Завидев маленькую процессию, он удивленно вскинул брови, но все же гостеприимно воскликнул:

— Заходите! Заходите! Поужинайте с нами! Похоже, вы долго пробыли в дороге! Сегодня у нас хорошо выдержанная оленина! Эй вы, ленивые ублюдки, вина для моих гостей! — завопил он, подтолкнув к мужчинам большой каравай хлеба. Слуги уже тащили оловянные тарелки, до краев наполненные олениной, и кубки с вином.

— Ешьте! — снова скомандовал Хьюго. — А потом расскажете, что привело вас в Аграмант. Кто это с тобой, лорд Мортимер?

— Лорд Фицхью из Эверли, — честно ответил он. Хьюго что-то промычал и, удовлетворив любопытство, продолжал есть.

Рис не мог долго смотреть на Джунию из страха разоблачения, но, судя по всему, она была здорова и невредима. Только вот юного Бринна нигде не было видно.

Пока суд да дело, он решил поесть и, вынул из ножен кинжал, подцепил кусок мяса и сунул в рот. Все со временем прояснится.

Когда слуги убрали со стола, Хьюго вновь обратился к лорду Мортимеру:

— Итак, каким ветром занесло вас в Аграмант? К нам редко приезжают гости.

— Мирин Пендрагон хотел бы вернуть сына и дочь и готов заплатить хороший выкуп, — сообщил лорд Мортимер.

Хьюго оглушительно расхохотался, словно услышал удачную шутку.

— Я верен законам гостеприимства, лорды, но утром возвращайтесь к лорду Дракону и передайте, что никаких денег не хватит, чтобы выкупить его детей. Мой сын скоро женится на Эйслин де Белло, но сможет держать при себе и валлийскую шлюшку. Что же до сына Пендрагона, он сейчас в моем подземелье, медленно подыхает с голоду, поскольку я приказал не давать ему ни пищи, ни воды.

— Иисусе, но Бринн Пендрагон совсем еще мальчишка! — возразил лорд Мортимер.

— Зато когда он умрет, — продолжал хозяин Аграманта, — я верну его труп отцу. Пусть все знают, что род Артура прервался и единственный наследник похоронен! А девчонка останется с Саймоном, пока не надоест ему, потом же я отдам ее своим людям на потеху. В замке давно не было потаскух, пусть развлекаются.

— Почему ты сделал это? — не выдержал лорд Мортимер.

— Пендрагоны — наши враги.

— Ссора между вами давно уже угасла, — возразил лорд Мортимер.

— Да, пока мой хлюпик-сын не встретил дочь Пендрагона у Мриддин-Уотер и та своими чарами не сманила его с того пути, который я для него выбрал. Он возжелал жениться на маленькой дряни с ничтожным приданым, вместо того чтобы взять наследницу большого поместья и плодородных земель, которую я для него нашел. И даже собирался убежать с ней, но я положил этому конец.

— Надеюсь, ты не думаешь, господин мой, что Пендрагон согласился бы иметь де Боуна в зятьях? — удивился лорд Мортимер, неприятно пораженный злобой, звучавшей в голосе хозяина, и одновременно удивляясь молчанию молодого Саймона де Боуна.

— Своевольные негодники, — продолжал Хьюго, — но я быстро понял, что нужно делать. Проследил за своим сыном, когда тот отправился на свидание с девчонкой. Сначала я намеревался прикончить се у него на глазах, но решил вместо этого разбить сердце ее отца. Заставил сына взять девчонку на глазах у всех! Как она выла, когда он похитил ее вишенку! Ее брат, парень, у которого, должен признать, куда больше мозгов и отваги, чем у моего отпрыска, попытался ее спасти. Теперь он окончит дни в моей темнице. Я дважды избивал его, а он не издал ни единого крика, чем заслужил мое восхищение. Но он еще будет молить меня о милосердии, и тогда я подарю ему смерть в награду.

— Ты просто чудовище, — с искренним отвращением воскликнул лорд Мортимер.

Хьюго презрительно усмехнулся.

— Пейте вино, гости, а потом я заставлю наложницу моего сына танцевать для нас. Она весьма искусна в этом деле, верно, шлюха?

Он со злорадной ухмылкой обратил взор на Джунию, но та спокойно пожала плечами.

— Ты хуже свиного дерьма, господин, — обронила она.

— Джуния, ради всего святого, не зли его, — нервно пробормотал Саймон.

— Вот видите, что у меня за сын! — пожаловался Хьюго. — Мать его была хорошая женщина, но родила слабака и ничтожество! Зато эта сучонка даст моему сыну сильных бастардов, не так ли, девочка?

— Иди ко всем чертям, господин, — учтивым тоном ответила Джуния.

Рис воспользовался возможностью повернуть голову и дать Джунии хорошенько его рассмотреть. Хозяин наверняка подумает, что спутнику лорда Мортимера просто интересно поглядеть на девушку. Глаза их встретились, но Джуния тут же отвела взгляд. Однако Рис успел понять, что, как и сказала Горауин, дух ее не сломлен. Желание вскочить и удушить Хьюго де Боуна собственными руками было почти непреодолимым, но Рис сумел справиться с собой.

— Не будь глупцом, де Боун, — посоветовал лорд Мортимер. — Твой сын сделал с девушкой, что хотел, и ты достиг своей цели, надругавшись над ней. Кто женится на такой, особенно с маленьким приданым? Возьми выкуп. Не хочешь же ты, чтобы жена сына столкнулась с его наложницей? Семья де Белло наверняка надеется, что их дочь будет счастлива в браке, и вряд ли смирится с оскорбительным присутствием любовницы твоего сына в момент прибытия непорочной невесты. Ты можешь отомстить Пендрагону, заодно разорив его.

— Почему ты все это говоришь? — подозрительно прищурился Хьюго. — Разве ты не считаешься другом лорду Дракону?

— Да, ты прав, но я знал его детей с самого рождения. Мне больно видеть Джунию в таком состоянии и знать, что Бринн лежит голодный и избитый в твоей темнице. Если убьешь их, что тебе это даст? Но если отберешь все богатство лорда Дракона в обмен на его детей, у дочери не останется никакого шанса на брак, а у сына — на обеспеченную жизнь. Рано или поздно род прекратит свое существование. Разве эта месть не коварнее, Хьюго де Боун?

— Я должен подумать, особенно еще и о том, почему ты, называющий себя другом Пендрагона, предлагаешь мне такое, — ответил тот.

— Ты взял над ними верх, де Боун. И много ли ты знаешь людей, которые предпочли бы детей богатству? — хмыкнул лорд Мортимер. — А кроме того, земли Пендрагона граничат с моими. Мне они пригодились бы. Человек должен думать прежде всего о себе, верно?

И он так многозначительно подмигнул, что лорд де Боун невольно расхохотался.

— Несмотря на твой лоск, Мортимер, ты мне пришелся по душе. Ловко умеешь притворяться! Но, как я сказал, мне нужно подумать. — И, отвернувшись от лорда Мортимера, он глянул на Джунию. — Вставай и танцуй, дерзкая валлийская сука! Я хочу, чтобы мои гости хорошенько поразвлеклись!

— Тут нет музыкантов, господин. Я не могу танцевать без музыки, — ответила девушка и, поднявшись, направилась к входу.

Но де Боун, вскочив, ринулся за ней. Саймон последовал за отцом. Хьюго первым схватил девушку и, размахнувшись, стал бить по лицу.

— Повинуйся, когда приказывают, потаскуха! — вопил он.

— Богом прошу, отец, оставь ее в покое, — уговаривал Саймон, оттаскивая отца от Джунии, у которой хлестала кровь из носа. — Она права. Нельзя танцевать без музыки.

— В таком случае, — прорычал де Боун, — заставь кого-нибудь из слуг подыграть ей! Желаю, чтобы она танцевала для наших гостей.

— Позволь ей подняться в мою комнату, отец, — умолял Саймон. — Нос у нее распух, а на щеке уже появился синяк. Вряд ли это такое уж красивое зрелище.

— Сука заслуживает хорошей трепки, — буркнул он.

— И клянусь, она ее получит. Только позже. Можешь встать за дверью и слушать ее крики, — пообещал Саймон.

— Нет. Я буду стоять в твоей комнате и следить, по заслугам ли ты наказываешь ее, — сообщил он с жестокой усмешкой. — А ты, мерзавка, иди наверх и жди своего хозяина.

Джуния молча метнулась прочь. Рис снова подавил страстное желание прирезать Хьюго. Но и Джуния ведет себя глупо. Кому нужна такая храбрость? Она могла избежать избиения, просто сказав, что музыки нет, вместо того чтобы намеренно бесить Хьюго де Боуна, тем более что этот человек наслаждался, причиняя боль!

Но тут Рис внезапно сообразил, что Джуния, вероятно, и жива благодаря тому, что ежедневно бросает вызов де Боуну. Если бы она потеряла мужество и раскисла, де Боун, вероятно, отдал бы ее на потеху своим людям. Она никогда бы не выжила. Бедный безвольный Саймон почти не способен противостоять отцу. Он не мог спасти ее, и Джуния это понимала.

66
{"b":"25307","o":1}