ЛитМир - Электронная Библиотека

— Заприте дверь на засов, — тихо приказал Мирин. — Мы позаботимся о гарнизоне, когда убьем хозяина.

Все солдаты, оказавшиеся в замке, были найдены и зарезаны. Потом Рис повел тестя в комнату, где, как он знал, спали Джуния и Саймон. Девушка сразу же открыла глаза, словно ожидала появления отца именно этим утром. Одетая в одну грязную камизу, она спрыгнула с постели и поспешно натянула платье. Отец стащил ее любовника на пол. Полусонный, ничего не понимающий, Саймон озадаченно хмурился. Не сразу, но до него дошло, что происходит.

— Позвольте мне одеться, господин, — попросил он.

— Где покои твоего отца? — спросил лорд Дракон.

— Он спит в башне, — не колеблясь ответил Саймон, накидывая тунику. Он вполне сознавал, что смерть стоит на пороге, но совсем не боялся. Спокойствие и умиротворенность охватили его. Значит, вот что сулила ему судьба!

— Вы привезли священника? — спросил он. — Мне нужно исповедаться.

— Привезли, — кивнул Мирин.

— И позволите мне получить отпущение грехов?

— Я не зверь, Саймон де Боун, — пожал плечами лорд Дракон. — Можешь исповедаться перед смертью.

С лица Джунии сбежала краска.

— Отец… — начала она.

— Молчи, дочь моя! Ничего еще не кончено. Приведи их в зал, Роджер, Рис, идем со мной.

Он широкими шагами вышел из комнаты и вместе с Роджером направился по узкой лестнице в северную башню. Тронув дверь, он, к своему удивлению, обнаружил, что она не заперта. Хьюго де Боун, лежа на спине, громко храпел. На полу стояли пустой кувшин и кубок. И, что важнее всего, он был один. Ни Мирину, ни Рису не хотелось убивать женщин.

— Хьюго де Боун, я пришел забрать своих детей, — громко объявил лорд Дракон. Глаза его врага широко распахнулись. Не успел он растерянно оглядеться, как Мирик одним резким ударом меча отделил его голову от плеч, поднял покрывало и, задрав подол камизы де Боуна, вынул нож, отсек его мужскую плоть и яички. Все это он забил в открытый рот де Боуна и поднял голову за волосы.

— Мы насадим се на пику. Может, хоть это избавит меня от необходимости прикончить остаток гарнизона и сервов, Но Аграмант мы сожжем, — объявил он. — Пусть это станет предупреждением тем, кто вздумает последовать примеру де Боуна.

— Я отнесу голову мерзавца во двор и посмотрю, не сдадутся ли остальные стражники, — сказал с мрачной улыбкой Рис. — Может, вид вот этого поможет им принять верное решение.

— И пошли Роджера с частью людей в подземный ход. Пусть приведут в замок лошадей, — приказал лорд Дракон.

Голову Хьюго де Боуна с торчавшими изо рта гениталиями выставили во дворе.

— Я — Рис Фицхью, лорд Эверли и зять лорда Дракона. Мы ворвались в замок и расправились с вашим хозяином. Даем вам возможность сдаться и пойти на службу к Мирину Пендрагону. Замок будет сожжен.

— А что будет с Саймоном де Боуном? — раздался чей-то голос.

— Он скоро отправится в ад, к своему родителю, — холодно сообщил Рис. — Бросайте оружие и клянитесь в верности Псндрагона.

Лязг металла разнесся по двору, и мужчины попадали на колени.

— Вы двое, — велел Рис, — откройте ворота пошире и проследите за нашими конями. Остальные пусть идут в зал.

И он повел их в зал, неся голову де Боуна на пике. Солдат отправили в подземелья и рассадили по камерам, поскольку Мирин хотел лично поговорить с каждым, прежде чем выслушивать клятвы верности. Люди де Боуна, понимая все это, не противились. Рис присоединился к тестю и Мортимерам. Джунию и Саймона развели по разным углам и приставили стражников.

— Где священник? — громко позвал Мирин Пендрагон. Служитель Божий выступил вперед.

— Ты знаешь, что делать, святой отец. Приведите мою дочь и молодого де Боуна.

— Отец! — снова попыталась вступиться за любовника Джуния.

— Тебя сейчас обвенчают с любовником, девушка. Разве не этого ты хотела? — холодно спросил отец.

— Помилосердствуй, отец! — взмолилась девушка.

— Я выкажу ему куда больше милосердия, чем он — тебе. А теперь замолчи, девушка. Пора принести обеты человеку, который станет твоим мужем.

— Если ты собираешься убить его сразу же после свадьбы, я не стану венчаться, — вызывающе воскликнула Джуния. — Если это единственный способ сохранить ему жизнь, значит, так тому и быть!

— Джуния, во имя всего святого, — вмешался Саймон. — позволь восстановить твою честь, прежде чем я умру. Заклинаю, сделай, как я прошу!

— Но если я не соглашусь, он не убьет тебя, ибо моя честь по-прежнему будет запятнана, — наивно возразила Джуния.

— Милая, я уже мертвец, — тихо пояснил Саймон. — Стань моей женой. И позволь мне сойти в могилу прощенным. Наша любовь с самого начала была обречена. — Он нежно взял ее руки в свои. — Пожалуйста, любимая, сделай это для меня. Чтобы я смог почить в мире.

Слезы полились по лицу Джунии. Она нерешительно кивнула.

Молодую пару поставили перед священником и велели соединить руки. Священник наспех пробормотал полагающиеся слова и объявил Джунию и Саймона мужем и женой. Они поцеловались долгим сладостным поцелуем. Потом священник отвел Саймона в сторону, и Джуния с возрастающим ужасом наблюдала, как ее муж встал на колени и начал тихо говорить что-то. Она снова повернулась к отцу и в отчаянии протянула к нему тонкие руки.

— Отец! Молю тебя, во имя Господа нашего пощади Саймона, — зарыдала она. — Он — все, что мне нужно от жизни! Я люблю его!

Она неожиданно рухнула на колени и обхватила ноги отца.

— Отпусти его! Обещаю никогда больше не встретиться с ним! Отец! Отец! Смилуйся! Оставь ему жизнь!

Но Мирин отвернулся от плачущей дочери.

— Честь Пендрагонов, Джуния, твоя честь, моя честь должна быть отмщена. Прости, дочь моя. Но другого способа нет.

— Ты еще худшее чудовище, чем Хьюго де Боун! — взорвалась она. — Если убьешь Саймона, я никогда тебе не прощу!

— Ты отпустил ему грехи, священник? — спросил лорд Дракон.

Саймон встал и подошел к ним.

— Еще минуту, господин, — спокойно попросил он Мирина и, обняв Джунию, заглянул в ее лицо.

— Твой отец прав, любимая. Похитив твою добродетель, я лишил тебя чести. Наша свадьба частично вернула тебе эту честь. Но только моя жизнь может возместить то, что случилось с тобой. Мне не следовало в тот день приезжать на свидание, но так хотелось увидеть тебя в последний раз. Мне так жаль, Джуния, но, поверь, я никогда бы намеренно не причинил тебе зла, моя драгоценная любовь.

— Саймон! — вскричала она. — Я люблю тебя!

Слезы лились ручьем. Она проведет остаток жизни в слезах и трауре по нему.

— И я люблю тебя, дорогая жена, — ответил он. — Но теперь мне нужно уйти, а ты, Джуния, должна продолжать жить и надеяться на лучшее будущее.

Он нежно коснулся ее губ в последнем поцелуе и, отстранив девушку, повернулся к Мирину.

— Я готов, господин.

Лорд Дракон протянул ему чашу с вином.

— Моя любимая Горауин дала мне с собой мешочек с ядом. И сказала: если я посчитаю, что ты заслуживаешь легкой смерти, то должен дать его тебе в чаше вина. Обещаю, боли не будет. Ты просто уснешь.

— Нет! — вскрикнула Джуния, бросившись вперед в бесплодной попытке перехватить чашу.

Но Рис Фицхью остановил ее.

— Замолчи, Джуния, черт бы тебя побрал! — прошипел он, с силой сжимая ее плечо. — Саймон показал себя отважным и благородным человеком! Хочешь сломить его дух?

Тонкие пальцы Саймона обвились вокруг чаши. Поднеся ее к губам, молодой человек без колебаний выпил все, до конца. Чаша почти сразу же выпала из его рук, а сам он рухнул на пол.

— Джуния, — прошептал он, свернувшись в комочек. Сердце билось все медленнее. Последней сознательной мыслью было, что Мирин Пендрагон не лгал. Боли не было. Совсем.

Глава 18

Джуния закричала и, вырвавшись из железной хватки Риса, бросилась на тело Саймона. Рука потянулась к чаше. Она бы выпила остаток, но Рис, вовремя поняв ее намерения, пинком ноги отправил чашу в другой конец зала. Джуния подняла голову и, пронзив его злобным взглядом, повернулась к отцу.

70
{"b":"25307","o":1}