ЛитМир - Электронная Библиотека

Горауин поклонилась и поспешила прочь. Войдя к себе, она взяла маленький мешочек с порошком, приготовленным в отсутствие господина. Осторожно высыпав его в оловянную чашу, она налила туда же вина и тщательно перемешала, пока порошок не растворился. Взяв чашу, она поднялась по винтовой лестнице в башню, где жила Джуния. При этом она и не подумала постучать. Открыла дверь и вошла. Джуния обернулась, всем своим видом показывая, что никого не ждет.

— Что тебе надо? — неприветливо спросила она. Обычно милый голосок был холоднее льда. Но Горауин не отступила.

— Выпей, — коротко бросила она, протягивая чашу. Джуния долго колебалась, прежде чем выпить содержимое, так же поспешно, как Саймон — отравленное вино.

— Ты не спросила, что это такое, — заметила Горауин, забирая у нее чашу.

— Жаль, что это не тот яд, который ты передала моему мужу, но я представляю, что это такое. Одно из твоих зелий, предназначенных для женщин, которые не желают иметь детей. Я права? Теперь у меня не будет ребенка Саймона.

— Права, — согласилась Горауин, не отводя глаз под жестким взглядом Джунии.

— Я никогда не прощу вас, — процедила та.

— Может, и нет, — спокойно согласилась Горауин, — но я хочу напомнить, что в случившемся нет вины ни моей, ни Аргел, ни Исбел. Ни твой отец, ни брат тут тоже ни при чем. Все мы чисты перед тобой. В том, что произошло, виновны только ты и Саймон де Боун. Он заплатил за свои ошибки самую высокую цену: собственной жизнью. Теперь настала твоя очередь. Придется терпеть долгие годы страданий без любимого человека, хочешь ты того или нет.

На лице Джунии мелькнуло удивление, но Горауин уже повернулась и вышла из комнаты.

— Пусть девушка хорошенько подумает над моими словами, — пробормотала она себе под нос, спускаясь в зал.

Настала осень, и они отпраздновали последний день октября по старым обычаям. В сумерках на склонах холмов зажглись огни, горевшие всю ночь: так люди провожали старый год и встречали новый. Обитатели замка начинали готовиться к зиме. Лорд и его люди каждый день уезжали на охоту. Для бывших сервов де Боуна строились новые хижины, которые следовало закончить до наступления холодов.

Осень сменилась зимой, оказавшейся не лучше и не хуже предыдущей. Джуния по-прежнему отворачивалась от родных и почти не разговаривала с ними, привечая только Бринна. С утра до вечера просиживала за ткацким станком и беспрерывно молилась. Кейди и Элга хлопотали по хозяйству. Аргел приставила Элгу к Бринну в надежде, что другой мальчик облегчит ее скорбь по ушедшему Саймону. Бринну в его возрасте уже не требовалась нянька, но он все понимал и время от времени давал Элге небольшие поручения. Кейди отдали Горауин и решили, что ей не стоит быть рядом с Джунией, служа постоянным напоминанием о днях, проведенных в Аграманте, которые начались и закончились так печально.

Пришла весна, и как-то вечером, сидя в зале, Мирин заговорил о том, что было у всех на уме.

— Прошло уже семь месяцев с нашего возвращения из Аграманта, — начал он, — и еще через два месяца Джунии исполнится шестнадцать. Настало время искать ей другого мужа.

— Она станет противиться, господин, — предсказала Исбел.

— Может, да, а может, и нет, — возразила Горауин.

— Верно, — согласилась Аргел. — Она все еще злится на нас и может воспользоваться любым предлогом, чтобы покинуть «Драконье логово».

— У тебя есть человек на примете? — спросила Горауин.

— Вполне вероятно. Мы с Мортимером обсуждали это прошлой осенью, когда поехали на охоту. У него есть овдовевший кузен, Уильям ле Клер. Он много лет был женат на женщине, которую знал и любил с детства. Это был поистине любовный союз, но, увы, детей они не нажили. Жена Уильяма умерла два года назад. Кто знает, а вдруг ему нужна молодая жена, которая смогла бы наконец родить наследника?

— А сколько ему лет? — поинтересовалась Аргел.

— Тридцать пять. Почти на двадцать лет старше Джунии, но не думаю, чтобы после Саймона де Боуна она добровольно согласилась выйти за молодого человека. Уильям ле Клер потерял любимую жену и наверняка поймет скорбь Джунии.

— Если ты так считаешь, муженек, значит, поговори с Мортимером.

Остальные дружно закивали.

На следующий день лорд Дракон отправился в красивый каменный замок лорда Мортимера. Узнав о причине его визита, лорд Мортимер радостно хлопнул друга по спине.

— Ты не мог приехать в более подходящее время! Мой кузен завтра приезжает в гости. Он писал, что действительно подумывает о втором браке и просит моего совета в поисках подходящей невесты.

— У меня не слишком знатное имя, — заметил Мирин.

— Зато ты происходишь от Артура, и твой род безупречен. Но вот что, друг мой. Уильяму необходимо рассказать правду о несчастье, случившемся с Джунией.

— Так поступил бы каждый благородный человек, — пожал плечами Мирин. — А вот как быть с приданым? Не посчитает ли он его чересчур ничтожным?

— Уильям ищет не богатую, а молодую и плодовитую жену, — пояснил лорд Мортимер. — И чем дольше я об этом думаю, тем больше мне кажется, что Джуния будет для него идеальной партией. Уильям любил Адель так же сильно, как Джуния — Саймона. Теперь обоим нужно обрести в браке дружбу и покой. Джуния хорошо воспитана и сможет вести хозяйство. Мой кузен отнюдь не жесток, но сумеет взять в руки молодую жену.

— В таком случае я останусь и познакомлюсь с Уильямом ле Клером, — кивнул Мирин.

Гость прибыл наутро, и мужчины провели целый день на охоте. После ужина, когда все расселись у очага с кубками вина, Уильям объяснил родственнику цель своего приезда.

— Я решил, что мне нужна жена. Правда, я долго не хотел жениться, считая это чуть ли не изменой моей любимой Адели, но мне нужен наследник и я еще достаточно молод, чтобы иметь детей.

— И ты уже решил, на ком остановить выбор? — спросил Эдмунд Мортимер.

— Нет, — покачал головой Уильям. — Откуда мне знать подходящих по возрасту молодых девушек? Я живу отшельником в своем поместье.

— В таком случае у меня, возможно, есть кое-кто на примете. Лорд Дракон ищет мужа для овдовевшей дочери. Девушке через два месяца исполнится шестнадцать. Она ребенок от второй наложницы, и приданое осталось при ней. И поскольку ни ты, ни Джуния Пендрагон не стремитесь обрести любовь, может, из вас получится неплохая пара. Она, как и ты, горячо любила своего мужа. Девушка очень красива, учтива и хорошо воспитана.

Немного поразмыслив, Уильям обратился к Мирину:

— Я готов предложить себя в качестве жениха, господин. Что вы на это скажете? Согласны подумать обо мне?

— Сначала ты должен узнать, почему моя дочь овдовела. Между нашими семьями много лет пылала кровная вражда, но в последние годы страсти поутихли. Моя дочь ничего не знала о ссоре, как не ведал и молодой человек, с которым она была довольно долго знакома. Они встречались во время прогулки. Джунию сопровождал мой сын, и все трое со временем подружились. Молодой человек и моя дочь полюбили друг друга.

— Значит, встретились потомки двух враждующих родов, — уточнил Уильям.

— В том-то и дело, — вздохнул Мирин. — Разумеется, ни о каком браке не могло быть и речи. Так мы и объяснили детям. К сожалению, Саймон де Боун и Джуния уже успели договориться о свидании. Отец проследил, куда уехал сын, и поймал обоих. Мало того, заставил своего сына изнасиловать мою дочь на глазах целого отряда своих людей. Бринн, мой единственный сын, пытался спасти сестру, но его тоже схватили. Не стану утомлять тебя подробностями, особенно если, выслушав мой рассказ, ты потерял интерес к Джунии. Но я спас детей, убил Хьюго де Боуна, позаботился о том, чтобы обвенчать Джунию с молодым Саймоном, и после того как честь моей дочери была восстановлена, велел ему выпить яд.

— Вы хороший отец, господин мой. И сделали именно то, что посчитали необходимым, — заверил Уильям.

— Она любила молодого де Боуна и, боюсь, любит и поныне, — признался Мирин.

— Я любил свою жену и люблю и поныне, — пожал плечами Уильям. — Если ваша дочь согласится, у нас обоих не будет никаких иллюзий и неоправданных ожиданий. Я ищу молодую жену, которая даст мне наследника. Ничего более. И буду добр к ней, пока она останется послушной женой и хорошей хозяйкой.

72
{"b":"25307","o":1}