ЛитМир - Электронная Библиотека

И что собой представляет Уильям ле Клер? Во-первых, он стар. Более чем вдвое старше ее. И хочет наследника.

Джуния вздрогнула, вспомнив, что для того, чтобы получить наследника, необходимо совокупиться с мужем. Да, Саймон пытался быть с ней нежным, но когда взгромоздился на нее, все показалось таким мерзким, отвратительным…

И все же мать, Горауин и Аргел, похоже, наслаждались, проводя ночи с отцом. Должно быть, в отношениях мужа и жены есть нечто большее, чем то, что происходило между ней и Саймоном в тот ужасный день. И разумеется, они должны оказаться наедине.

Но мысль о соитии с мужчиной возмущала и пугала ее.

Впрочем, если он окажется приятным мужчиной, вполне возможно, она сумеет с ним ужиться.

И Джуния решила, что примет предложение этого человека. Через несколько недель ей исполнится шестнадцать, и она не желала выдерживать тот натиск женихов, который пришлось вытерпеть Майе. Пусть она не любит его, но сумеет быть хорошей женой и, несмотря на отвращение, постарается родить детей, которых тот так желает. Но что важнее всего, она уедет подальше из «Драконьего логова» и от лорда Дракона, своего отца, убившего человека, которого она любила.

В день приезда гостей она оделась как можно тщательнее, в платье с круглым вырезом и узкими длинными руками из дорогого легкого темно-зеленого шелка. Поверх Джуния накинула тунику без рукавов из золотистой парчи, не сшитую по бокам. На бедрах красовался пояс из зеленых эмалевых звеньев. Густые, разделенные на пробор волосы были заплетены в две толстые косы. При виде девушки женщины довольно переглянулись: Джуния явно постаралась выглядеть как можно лучше. Не спросив их одобрения, подошла к станку и принялась ткать.

Гостей принимали радушно. Женщины, выступив вперед, с любопытством разглядывали Уильяма. Высокий, хорошо сложенный мужчина казался моложе своих лет. Густые темно-каштановые волосы завивались на затылке. В зеленовато-карих глазах блестели веселые искорки. На овальном лице выделялись длинный аристократический нос, высокие скулы и большой узкогубый рот. Низкий бархатистый голос звучал негромко, но внятно.

— Я бы назвала его красивым, — шепнула Горауин. Остальные согласно закивали.

— Молю Бога и ангелов его, чтобы моя дочь посчитала его подходящим женихом, — вздохнула Исбел.

— Молю Бога и ангелов его, чтобы этот поклонник посчитал Джунию подходящей невестой, — добавила Горауин.

— Приведи свою дочь, женщина, — велел Мирин, и Исбел направилась туда, где сидела Джуния.

— Дочка, отец тебя зовет. Ты подойдешь? — спросила она голосом, лишенным всякого выражения.

Джуния поднялась и молча зашагала к собравшимся у входа в зал мужчинам. Приблизившись, она с улыбкой присела.

— Отец, ты желал меня видеть? Вместо ответа Мирин объявил:

— Уильям ле Клер, это моя дочь Джуния. Повернись кругом, девушка, дай Уильяму увидеть тебя. Он не может покупать кота в мешке.

— Не знала, что меня продают, — кокетливо парировала Джуния.

Уильям рассмеялся. Он боялся, что дочь Пендрагона окажется каким-нибудь несчастным забитым созданием, и согласился приехать в «Драконье логово», только чтобы не оскорбить кузена. Но у Джунии есть характер. Она может стать ему неплохой спутницей и страстной любовницей. Однако он должен узнать о ней больше.

— Я не оскорблен, Мирин, и нахожу вашу дочь весьма остроумной. — И, взглянув на Джунию, протянул руку:

— Леди, прошу вас прогуляться со мной.

Да он не просит, а приказывает! Очевидно, привык командовать.

— Хорошо, господин, — кивнула она, принимая его руку. Они отошли от остальных и медленно зашагали по залу.

— Я ищу жену, которая могла бы дать мне наследников, — начал он. — И сразу должен сказать, что любил свою усопшую супругу всем своим существом. Та любовь, что осталась во мне, предназначена моим детям.

— В этом я с вами совершенно согласна, — вздохнула Джуния. — Если я смогу дать вам ребенка, значит, буду его любить, как всякая мать, но к вам я не питаю подобных чувств, господин. До последних дней я буду любить и оплакивать своего покойного мужа Саймона.

— Значит, мы с вами одного мнения, — обрадовался Уильям.

— Если посчитаете, что я подхожу вам, господин, я готова управлять вашим домом, как полагается хорошей хозяйке.

— Всегда? — спросил он, улыбаясь одними глазами. Испуганная шутливыми нотками в его голосе, Джуния взглянула в лицо Уильяма ле Клера. — Ты не похожа на слишком покорную девушку, Джуния, — тихо сказал он.

Джуния вспыхнула. Действительно вспыхнула и рассердилась, потому что этот человек оказался способен задеть ее за живое.

— Господин мой, могу обещать только, что сделаю все возможное для вас.

— Будьте откровенны со мной, госпожа, — тихо сказал он. — Мы должны быть честны друг с другом. Вы готовы стать моей женой?

— Готова, — ответила Джуния.

— Почему? — допытывался он, изучая ее лицо.

— Потому что у меня две дороги, и вы знаете какие. Потому что я не хочу быть выставленной напоказ перед процессией женихов. Потому что спешу оставить родительский дом, ибо никогда не смогу простить отца за хладнокровное убийство моего мужа. Я могла бы обойтись без чести, но жить без Саймона нахожу затруднительным. Я принимаю ваше предложение, потому что вы кажетесь хорошим человеком, который будет обращаться со мной справедливо, хотя Господь и его ангелы знают, что прежний мой выбор оказался неудачным. Я не подхожу для монашеской жизни. И должна выйти замуж. Вам нужна жена, способная родить детей. Наши семьи знакомы. Если вы примете меня, я согласна стать вашей женой и постараюсь быть верной и доброй. Но похоже, я шокировала вас своей откровенностью.

— Наоборот, обрадовали, — заверил он. — И если думали таким образом оттолкнуть меня, то ошиблись. А теперь позвольте быть столь же чистосердечным с вами. Я любил свою жену Адель. Мы были знакомы с детских лет и поженились, когда ей исполнилось четырнадцать, а мне — восемнадцать. К нашей огромной печали, детей у нас не было. Потом у Адели появилась огромная опухоль в животе. Когда мы поняли, что конец близок, моя жена заставила меня пообещать, что я снова женюсь ради наследника, которого она не смогла мне дать. Я поклялся ей, что исполню просьбу, но сказал, что не буду любить вторую жену.

Помню, как она улыбнулась и объяснила, что я не должен так жестоко обманывать будущую супругу. Но, Джуния, прежде чем согласиться стать моей женой, вы должны знать, что я действительно не могу любить другую женщину. Я буду обращаться с вами хорошо, уважать как законную жену и мать моих детей. Но любить не смогу. Сумеете ли вы жить с сознанием этого, Джуния?

— Если вы смиритесь с тем, что я вечно буду скорбеть по Саймону, тогда да, господин. Мы будем друзьями. Думаю, дружить лучше, чем влюбляться, — ответила Джуния.

— Когда будет свадьба? — спросил он.

— После смерти Саймона не прошло и года, но я выйду за тебя немедленно, господин. Когда я венчалась с Саймоном, никто не радовался и не поздравлял нас. И праздника не было. Я и сейчас не желаю ничего. Надеюсь, вы поймете.

— Я понимаю, Джуния, — кивнул он. — Идемте поговорим с вашим отцом.

Лорд Дракон нерешительно запротестовал, когда младшая дочь заявила, что не желает каким-то образом отмечать свадьбу с Уильямом ле Клером, но Аргел быстро сломила его слабое сопротивление, а Горауин и Исбел хором утешали господина.

— Но твои сестры обидятся, — возразил Мирин. — Ты была на их свадьбах.

— Я всего лишь вдова, вступающая во второй брак, — резко напомнила Джуния, — и не желаю никакого шума. Мы поженимся завтра и после церемонии немедленно отправимся в мой новый дом. Кстати, сэр Уильям, где мой новый дом?

— В Херефорде. В трех днях пути отсюда. Мой дом выстроен на вершине холма, и окна с одной стороны смотрят на Уэльс. У меня есть поля и луга. Небольшой лес. Деревня с мельницей и церковью. Мои сервы трудолюбивы и не склонны к мятежам. Ты будешь там счастлива, Джуния.

— Да, — согласилась она. — Скорее всего. А почему ты возражаешь, отец?

74
{"b":"25307","o":1}