ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Боже, как она хороша, — прошептал Рэтт Баттлер.

Но Кристиан Мортимер услышал его слова и тихо, чтобы девушки не заметили, толкнул Баттлера в бок.

— Да, если бы я был без Сандры, то составил бы тебе конкуренцию.

— Думаю, конкурентов и без тебя хватит, Кристиан, — и Рэтт Баттлер скосил свой взгляд на ложу, где сидел шериф округа. Тот кланялся и махал рукой Розалине. Рядом с ним стояла корзина с цветами, которую он явно намеревался преподнести актрисе.

Наконец спектакль закончился, и довольные зрители вывалили на улицу.

— Сколько звезд в вышине, — с изумлением произнес Рэтт Баттлер, глядя как зачарованный в бездонное небо.

— Да, мириады звезд, — сказал Кристиан Мортимер.

Полковник Брандергас отмолчался.

Все мужчины остановились посреди площади и подняли взгляды в небо. Их спутницы тоже подняли свои изящные головки, и в их больших глазах заблестели тысячи искринок.

— Баттлер, я давно хотел у тебя спросить, — обратился полковник Брандергас, — ты в Бога веришь?

Рэтт Баттлер как-то странно пожал плечами:

— Не знаю, а ты?

— Я верю.

— А как ты думаешь, Чарльз, что будет после смерти? — задумчиво произнес Рэтт Баттлер.

Кристиан Мортимер напрягся.

На его высоком лбу выступила испарина, он тяжело вздохнул и с трудом подавил кашель, готовый вырваться из его груди.

— Я думаю, Рэтт, что после смерти уже ничего не будет, — грустно сказал полковник Брандергас.

— Неужели совсем ничего? — переспросил Рэтт Баттлер.

— Да, да, совсем ничего не будет. Ничего! Вообще ничего, — нервно и горячо заговорил Кристиан.

Даже Сандра вздрогнула и испугалась и крепче прижалась к плечу своего друга.

— Хотя многие из людей, которые умирают, считают, что они не уходят из этой жизни, а остаются в ней, остаются навечно, — сказал полковник Брандергас.

Племянницы с изумлением посмотрели ему в лицо, боясь пропустить хоть одно слово.

— Этого не может быть. Я в это не верю, — запротестовал Кристиан Мортимер.

— Ну что ж, парень, ты еще довольно молод. И, возможно, к тебе еще придет вера.

— Нет, уже не придет, — грустно и спокойно сказал Мортимер и неторопливо побрел с Сандрой через площадь.

Чарльз Брандергас прошептал на ухо своей племяннице:

— Пойдем, я тебя быстренько провожу, а потом вернусь.

Та кивнула, и они, раскланявшись с Баттлером и Молли, двинулись по улице и вскоре исчезли за углом.

Баттлер и Молли стояли вдвоем посреди площади.

— Знаешь, мне надо идти на работу. Ты меня, конечно, извини.

— Я понимаю, — девушка недовольно передернула плечами, — ведь ты такой занятой.

— Да, что ж поделаешь, работа есть работа.

— А я рассчитывала совсем на другое, — она подняла свою головку с изящными золотистыми локонами и посмотрела прямо в глаза Рэтту Баттлеру.

Тот потупил свой взор и принялся поигрывать цепочкой часов.

— Но я еще могу побыть немного с тобой, Молли.

— Не надо, — Молли вспомнила, какие взгляды и воздушные поцелуи посылала Рэтту Баттлеру Розалина.

Она почувствовала в Розалине очень серьезную соперницу. Было видно, что актриса очень нравится Рэтту, но он пока еще боится признаться в этом даже себе. Поэтому Молли нервничала и капризничала.

— Но если тебе так надо, то иди, я доберусь до дому одна.

— Ну что ты, я могу тебя проводить.

— Не надо меня провожать. У тебя дела. Возможно, ты назначил кому-нибудь встречу, так что иди, — она сказала слово «встречу» так, как будто бы действительно Рэтт Баттлер уже назначил свидание Розалине.

Это рассердило Баттлера.

— Знаешь что, если ты хочешь меня обидеть, то, пожалуйста, говори правду, а не говори того, чего не было и никогда, возможно, не будет, — серьезно и убежденно произнес Рэтт.

Молли вздрогнула и поняла, что задела Баттлера за живое.

— Прости, я не хотела тебя обидеть. Я ведь прекрасно понимаю, что тебе надо идти, что у тебя важные дела. А мне придется остаться в одиночестве.

— Я могу побыть с тобой еще, Молли. Совсем немного, но потом меня ждут.

— Не надо меня уговаривать, Рэтт, если тебя ждут, то иди, — и Молли, не дожидаясь, резко повернулась и зашагала по улице.

Рэтт Баттлер, склонив голову набок, проводил девушку взглядом. Ему было не по себе из-за того, что он явился виной плохого настроения Молли, но у него были свои обязательства перед друзьями, свои мужские дела. Да и к тому же он и Молли просто друзья, и Баттлер ничего ей не обещал и ничего не говорил.

— Ну как тебе спектакль, Баттлер? — обратился к нему Джек Добсон.

— По-моему, очень интересно. А ты как считаешь?

— Я считаю, что в этом спектакле было только одно достоинство.

— Интересно, какое же? — скептично усмехнулся Баттлер.

— Эта прехорошенькая девушка Розалина.

— Она тебе понравилась, Джек?

— Понравилась? Рэтт, это не то слово. Если бы я был в твоем возрасте, если бы у меня также кипела в жилах кровь, я бы не упустил такую красавицу из своих рук.

— Джек, да ты еще в хорошей форме.

— Может, и в форме, но не для этой красотки. Ей нужен такой мужчина как ты, Баттлер, а не такая рухлядь как я.

— Джек, я не люблю, когда люди наговаривают на себя вздор и ерунду.

— А я и не наговариваю, я знаю. Глаз у меня наметанный, и я заметил, какие воздушные поцелуи она посылала тебе.

— Это ее дело, — Баттлер пожал плечами, но на его тонких губах появилась самодовольная улыбка.

— Но запомни, на нее положил глаз и наш шериф, Клод Бергсон. Видел, какой букет он ей преподнес?

— Нет, не видел.

— А я видел. Букет просто замечательный. Но, как мне показалось, она к Клоду Бергсону абсолютно холодна, ведь он похож на рыбу, которую оглушили. Она еще плавает, блестит, но время ее уже миновало.

— Что это ты, Джек, такой пессимистичный? — поинтересовался Рэтт Баттлер.

— Да, знаешь, у меня, какие-то нехорошие предчувствия. Мне кажется, что у нас, в Клостер-Тауне что-то назревает.

— С чего ты взял? — спросил Рэтт Баттлер и вдруг тоже почувствовал какой-то странный холодок, предвестник опасности, шевельнувшийся в его груди. — А может, ты и прав.

Он посмотрел в глаза немолодому полицейскому.

— Прав, прав, Баттлер, попомни мои слова. Больше того, у меня предчувствие, что я сам скоро умру.

— Ну-у, что это вы все сегодня о смерти заговорили? — Рэтт Баттлер, задрав голову, взглянул голову в звездное небо.

— Наверное, от хорошей погоды, — ответил Джек Добсон и расхохотался.

Рэтт Баттлер вытащил из кармана сигару и угостил полицейского. Они постояли еще посреди площади под темным куполом ночного неба, покурили, уже больше ничего не говоря друг другу.

И Баттлер, медленно развернувшись, двинулся в сторону салуна, где решил попытать сегодняшней ночью счастья в игре.

Игроков, насколько он понимал, должно было быть предостаточно. Ведь почти все состоятельные люди Клостер-Тауна собрались в театре, там выпили, а после представления многим из них захочется продолжить развлечение и они, наверняка, двинутся в питейное заведение, в салун предаваться разгулу и игре.

«А это то, что мне требуется», — подумал Рэтт Баттлер, погладил рукоять револьвера и не спеша наискось перешел темную площадь, на которой было много нарядно одетых горожан.

ГЛАВА 7

В этот вечер Рэтту Баттлеру чертовски везло. Он не жульничал, а играл абсолютно честно, хотя и знал не один десяток всяческих трюков и уловок, чтобы обвести незадачливого игрока вокруг пальца и сорвать куш.

Но сегодня он играл честно. Карта сама шла к нему в руки, выкладываясь в выигрышные комбинации.

Собравшиеся в салуне с восхищением смотрели на очень удачливого банкомета, сидевшего за столом и вроде бы небрежно сдающего карты игрокам.

— Сейчас ему опять повезет, смотри, — говорил кто-нибудь из присутствующих.

И действительно, Баттлер поворачивал карты и у него вновь была выигрышная комбинация. Проигравший бил кулаком по столу, вскакивал, опрокидывая стул, хватался за голову.

22
{"b":"253074","o":1}