ЛитМир - Электронная Библиотека

Скай повнимательнее оглядела салон. Деревянный пол выскоблен, на окнах — приятные льняные занавески. У одной из стен — длинный стол темного дуба, окруженный стульями, а по бокам камина два стула с высокими спинками, затянутыми розовато-кремовым гобеленом, и дубовая скамеечка с зеленым гобеленовым сиденьем. В одну из стен встроены книжные полки, уставленные переплетенными в кожу томами. Скай улыбнулась. Пока она не была настроена на чтение, но попозже она выяснит, что за литературу приготовили де Савили для гостей. В стене она обнаружила дверь и, открыв ее, заглянула в небольшую комнату без окон, с узкой кушеткой и сундуком. Вероятно, это была комната прислуги. В конце ее была дверь, открывавшаяся, судя по сказанному Габи, в комнату Адама. Это была средних размеров комната с очагом, кроватью и небольшим подсвечником. Через дверь у камина Скай прошла в свою спальню — в ней находилась кровать, гораздо большая, чем у Адама, два подсвечника. У камина стоял стул. Кроме того, здесь были дверь в просторный стенной шкаф для одежды и выход в салон. Скай понравились светло-розовые бархатные занавеси и шторы. Камин обрамляли две статуи высокогрудых девушек, а на каминной полке красовалась чаша с розами, наполнявшими комнату сладким ароматом. Окна комнаты выходили в сад, за которым виднелся лес. В комнате было что-то непередаваемо милое, и она поняла, что здесь ей будет удобно и спокойно.

— Bonjour! — послышался в салоне чей-то голос, и Скай поспешила назад, обнаружив там невысокую черноглазую женщину средних лет.

— Добрый день, — ответила Скай.

— Bonjour, madam, меня зовут Миньона, — улыбнулась женщина. — Графиня послала меня позаботиться о вас. — Она быстро повернулась на звук открывающейся двери. — А! Слуги с ванной, мадам. В спальню, быстро, быстро! — Она поспешила за ними, оставив удивленную Скай.

За слугами, пытающимися протащить в дверь салона громоздкую дубовую ванну, следовали другие слуги, каждый из которых нес по два ведра горячей воды. Наконец ванна наполнилась, и Миньона пригласила Скай:

— Мадам, я готова!

Скай кивнула и прошла в спальню. Миньона широко распахнула окна, и теплый летний воздух быстро унес наполнявшую комнату сырость, а аромат роз смешался с благоуханием сада. Миньона ловко раздела новую госпожу, приговаривая:

— Мадам, у меня готов таз с горячей водой, и сначала нужно вымыть голову. Боже! Никогда не видела столько пыли! Вы вывалялись в ней, как непослушный щенок!

Скай рассмеялась.

— Я старалась, — сказала она печально, — за восемь дней дороги ни разу не было дождя.

— Теперь дождь ни к чему, — ответила Миньона. — Чем больше сушит солнце, тем слаще виноград, тем лучше будет вино. — Она наклонила Скай так, чтобы ее волосы оказались в фарфоровом тазу, быстро и ловко начала мыть ей голову.

Скай недоверчиво принюхалась.

— Дамасская роза! — воскликнула она.

— Да, — спокойно ответила служанка. — Разве это не ваш аромат?

— Да, но как ты догадалась?

— Мне сказала графиня. — Миньона прополоскала волосы Скай и начала мыть их по второму разу.

Интересно, что еще понаписал о ней Адам? Очевидно, он многим поделился с Габи. Скай была тронута его заботой. «Он действительно любит меня», — подумала она. Когда он отказывался взять ее в жены, он искренне верил, что ей нужен лучший, чем он, муж, это не было притворством.

Он отказывал ей и при этом всем сердцем любил! Да, Халид, Джеффри, Найл — все они любили ее, но любили ли так сильно, как Адам де Мариско? Такое сравнение, конечно, несправедливо, но Скай все равно была тронута такой привязанностью. Ей стало грустно, что она не может принять его предложение: Адам заслуживает счастья, а разве способна она на новый брак? Только не сейчас! Возможно — и тут в ее рассуждения скользнула огорчившая ее непрошеная мысль, — возможно, немного позже. Он сказал, что будет ждать, но будет ли? Раз уж он внезапно решил все-таки жениться, будет ли он дожидаться женщину, которая никак не может решиться на это? Ну, если не, выдержит, решила Скай, пусть так и будет! С нее хватит мужчин!

Миньона, опрокинув на голову Скай последний ушат с чистой водой, принялась выжимать волосы, а потом яростно вытирать их полотенцем. Затем она вежливо попросила Скай:

— Мадам, если вы посидите несколько минут вот здесь, у окна, и посушите волосы на солнце, я успею приготовить ванну.

Скай устроилась так, чтобы ее затылок лег на подоконник, а волосы оказались за окном, где их лелеял нежный ветерок. Ощущение чистых волос было восхитительным, и Скай зажмурила глаза от яркого солнца и принялась что-то напевать, пока Миньона разводила мыло в ванне. Запах воды устроил миниатюрную француженку только через несколько минут экспериментов. К этому времени волосы Скай практически высохли.

Наконец, удовлетворенно хмыкнув. Миньона сказала:

— Готово, мадам. — Она быстро заколола ей волосы. — Ванна должна вам понравиться. — И служанка помогла Скай залезть в воду.

— О да! — пробормотала Скай, чувствуя, как горячая благоухающая жидкость обволакивает кожу, успокаивает усталые мышцы.

Миньона улыбнулась.

— Восемь дней в тряской карете — это действительно трудно, — посочувствовала она Скай.

— Я бы немного полежала в воде, хотя бы несколько минут, — взмолилась Скай, и Миньона улыбнулась:

— Конечно, мадам! Я пока буду распаковывать ваши вещи, которые сложены в гардеробе. Надо найти для вас подходящее платье, в котором вы отдохнете несколько часов перед ужином, Я приказала принести для вас фрукты, сыр, хлеб и вино. Вы ведь, наверное, проголодались? — И она удалилась в гардероб, уже не слыша благодарности Скай.

«Просто сокровище, — подумала Скай, — как мне повезло, что пришла Миньона». Она вздохнула и погрузилась поглубже в тепло ванны. Все-таки как глупы женщины, считающие ванну вредной для здоровья и обливающиеся духами, чтобы забить вонь грязного тела. Ванна — это дар небес, и ничто так не полезно телу, как вода и мыло.

— Вам не нужна компания? Скай даже не открыла глаз.

— Только не сейчас, Адам, — взмолилась она. — Я уже забыла, что такое настоящая ванна.

Его густой смех заполнил пространство комнаты — он знал, что она отказывается не из стыдливости или холодности. Просто именно сейчас ей не хотелось делить ванну с кем бы то ни было. На ее лице было написано наслаждение.

— Я уже распорядился, чтобы старина Гийом приготовил ванну и мне, но потом подумал, а вдруг ты будешь не прочь разделить ванну со мной, моя девочка. Тогда я вернусь, когда вымоюсь.

Приоткрыв глаза, она обнаружила, что его уже нет в комнате. Зачем это он собирался вернуться? И тут ее осенило: да ведь они две недели спали вместе в одной постели, но он практически не касался ее, только держал в объятиях, когда ей было страшно. Адам — мужчина, и у него есть свои потребности, как и у нее. Он хотел ее, она знала это. Ей вовсе не нужно было смотреть ему в глаза или ловить его взгляды, чтобы понять это, — она слышала желание в его голосе. Она решила, что Адам — единственный мужчина, которым она не будет вертеть. Если он захочет ее — они будут спать вместе. Она улыбнулась, а потом вдруг слегка нахмурила брови, вспомнив, что после Кедара еще ни один мужчина не спал с ней.

— Вы готовы, мадам?

Скай вздрогнула при голосе Миньоны.

— Д-да… — выдавила она, открывая глаза.

— Извините, мадам, — начала оправдываться Миньона, — я не хотела испугать вас.

— Ничего, ничего, — успокоила камеристку Скай, — я просто задумалась.

— О месье Адаме? — лукаво заметила Миньона. — Я знаю его с детства. О, он, как это говорится, formidable, magnirique! Un grand homme passionne! Он ваш любовник?

— Она будет моей женой, ты, длинноносая! — раздался с порога голос Адама. — Она сейчас носит траур по мужу, но мы давно знаем друг друга, и в следующем году Скай выйдет за меня замуж.

— Месье Адам! — Миньона от восторга даже выронила губку, которой мылила спину Скай, и сжала руки. Затем подбежала к нему, охватила его голову и расцеловала в обе щеки. — Bonne chance, месье Адам! — воскликнула она. — Я так счастлива за вас! Разве я не говорила вам много лет назад, когда эта злополучная Атенаис прогнала вас, что когда-нибудь найдется девушка, которая станет вашей женой? Мадам Скай гораздо красивее ее!

105
{"b":"25308","o":1}