ЛитМир - Электронная Библиотека

Он медленно разглядывал ее, и Скай почувствовала, что краснеет. Ее пульс участился, и она еще раз пожалела о несвоевременном вторжении Миньоны. Посмотрев ему в глаза, она поняла, что он того же мнения. Он взял ее руку и поднес к губам — они опалили ее кожу, а его взгляд парализовал ее — она просто не могла пошевелиться.

— Возможно ли, чтобы с каждым годом ты становилась все красивей, моя девочка? — удивленно спросил он, нежно удерживая ее ладонь.

— Адам… — начала она, но голос сорвался, у нее просто не было слов. Его страстная любовь к ней проявлялась так просто! Скай поняла, чем отличается он от других мужчин, которые оказывались на ее пути, — да, они любили ее, как и она их, но они дерзко брали ее, отдавая взамен себя, а Адам, удивленно подумала она, хотел взять ее, но он был первым, кто считался с ее собственными чувствами так же, как со своими.

Они молча прошли по лестнице в главный зал. Это была прекрасная комната с панелями и огромным красно-белым мраморным камином, в который можно было класть целые бревна. Над каминной полкой висел огромный гобелен, на котором были изображены сцены осады замка, плененная дева, сражающийся рыцарь и довольно устрашающий дракон.

Антуан де Савиль, заметив восхищенный взгляд Скай, подошел к ней:

— Женщинам трех поколений моей семьи потребовалось почти четыре года, чтобы закончить этот гобелен. Ему скоро двести лет.

— Это восхитительно! — воскликнула Скай.

— Не более, чем вы, моя дорогая, — последовал галантный ответ.

— Осторожнее, предупреждаю вас, — поддразнил его Адам, — нам придется драться на дуэли из-за этой женщины!

— Несомненно, Адам, и она, безусловно, заслуживает этого, — ответил граф. — Я счастливейший из людей: у меня прекрасная жена, три дочери и восхитительная невестка, семь милых внучек, а теперь, наконец, и ваша красота присоединится к моему семейству! Мой Бог! Мыслимо ли это для одного человека! — Он пристально смотрел на Скай, близоруко щурясь. — Вы ведь собираетесь присоединиться к нашему семейству, не так ли, дорогая?

Внезапно в комнате, наполненной членами клана Савилей, наступило молчание, и все глаза обратились на Скай.

— Похоже, мне придется, — лукавым тоном заметила она. — Адам отказывается предоставить мне другой выбор, и оказалось, что я люблю его. Что еще остается мне, как не следовать голосу моего сердца?

И тут их чуть не оглушил совместный восторженный вопль всех членов семейства, одновременно выражавших свою радость по этому поводу и поздравлявших их. Ее целовали сначала граф Антуан, затем Габи, за ними потянулись сестры Адама с их мужьями и детьми, его сводные братья с их семьями. За всю жизнь Скай не получала так много поцелуев и комплиментов. Да, ее собственные родственники любили ее, но ведь они целиком от нее зависели, они требовали от нее заботы о них. Де Савили не ожидали от нее ничего — для них она была просто женщиной, выходящей замуж за старшего сына Габи, просто еще одной невесткой, которую следовало приветить. И в этот момент Скай поняла, что с нее хватит — ей надоело быть вечно ответственной за все, ей хотелось наконец побыть просто женщиной, с которой обращаются, как с обычной женщиной.

Она почувствовала, как напряглась его рука на ее плече, и спросила:

— Вы понимаете меня, да?

— Да, — просто ответил он. И ничего больше.

Внезапно Габи де Савиль вскрикнула:

— Адам, сын мой! Кольцо! Ты подарил Скай кольцо?

— Нет, я не дарил, — ответил Адам, — я хотел сделать это, когда она согласится, но она просто огорошила меня, приняв предложение отчима!

Он сунул руку в карман и достал золотое кольцо с большим круглым сапфиром. В его поверхность был впаян крошечный золотой морской ястреб с распростертыми крыльями.

— Это кольцо, — сказал он ей, — даровано Жоффруа де Дюбуа моей прародительнице Матильде де Мариско как залог их любви. С тех пор оно стало обручальным кольцом для мужчин нашего рода. Мой отец подарил его моей матери, а теперь я дарю его тебе, Скай О'Малли. Нужно ли говорить тебе, что с ним я даю тебе мою вечную любовь и верность? — Адам осторожно надел кольцо на палец левой руки Скай, а семейство Савиль сопроводило это неожиданное событие возгласами восторга.

Но Скай почти не слышала их криков. «Я любима, — думала она. — Господи! Не отбирай у меня Адама так же, как ты отобрал остальных! Я не перенесу этой потери! Позволь нам состариться вместе!»

И снова Адам понял, что творится у нее в душе, как будто она говорила все это вслух. Склонившись, он поцеловал ее и прошептал:

— Я всегда буду с тобой, девочка! Всегда! Посмотрев ему в глаза, Скай вдруг поняла, словно ее озарила вспышка предвидения: наконец-то она в безопасности. На этот раз она не испытает нового горя. Она вспомнила, что говорил ей Осман о том, что ее счастье связано с сильным влиянием Льва.

— Когда ты родился, Адам? — спросила она. — Мы собираемся пожениться, а я даже не знаю, когда у тебя день рождения.

— Через две недели, дорогая, — сказала Габи, — девятого августа. Мой старший сын рожден под созвездием Льва. Это имеет для тебя значение?

Скай снова взглянула на Адама, и его поразило чувство облегчения, которое читалось в ее глазах.

— Да, Габи, — ответила она графине. — Мы — два огненных знака, я родилась под знаком Стрельца.

— О чем это вы? — тихо спросил он.

— Осман, — сказала она. — Все в порядке. Просто он предсказал мне счастье с мужчиной, родившимся под созвездием Льва. Почему-то именно сейчас я об этом вспомнила.

Адам облегченно улыбнулся.

— Со мной ты всегда будешь в безопасности, моя девочка, — пообещал он. — Всегда!

Глава 13

В ночь обручения Скай и Адам снова спали вместе как мужчина и женщина. Праздничный пир по поводу возвращения Адама был великолепен. Он начался с луарского лосося, поданного на серебряном блюде с салатом и лимонными дольками. За рыбой последовала индюшка, нашпигованная перигорскими трюфелями, байоннская ветчина, пирожки с мясом, жареная косуля по-бургундски, пирог с кроликом с аппетитной корочкой, куропатки, набитые рисом и сухофруктами, на небольших серебряных рейнских тарелочках. За этим последовали блюда с луком и морковью, политые медом, вареным рисом, салатом, редиской. Последняя перемена состояла из нескольких видов сыра: бри и англо из Нормандии и качи марцолини из Флоренции. Были поданы корзины с черешней и золотистыми персиками, а также марципаны.

Кубки постоянно наполнялись белым и красным винами собственного изготовления. Пока семейство пировало, восхваляя главного повара замка, Скай и Адам только пощипывали пищу, бросая друг на друга долгие и многозначительные взгляды. «Как странно, — подумала Скай. — Я чувствую себя как молоденькая девушка, а не тридцатилетняя женщина». За молодую пару провозглашали один тост за другим, и сердце Скай бешено колотилось всякий раз, когда Адам брал ее за правую руку и нежно целовал каждый пальчик, долго и нежно. Его дымчатые глаза завораживали ее, затягивали в свои голубые глубины, в которых скрывалась страсть, и она вдруг обнаружила, что не в состоянии дышать и только стонет. Она вспыхнула, поняв, что едва может дождаться, когда окажется наедине с ним, а он только тихо рассмеялся.

— И я тоже, — прошептал он, очевидно, снова читая ее мысли.

Она покраснела еще больше.

— Это грешно: ощущать такое желание, когда Найл едва похоронен, — возразила она, так как ее мучила совесть.

— Найл умер для тебя уже давно, — тихо ответил он. — Вторая смерть была катарсической, моя дорогая. Ты слишком много пережила за это время, пытаясь спасти его, и ты нуждаешься в утешении, которое могу дать тебе только я.

Скай, немного подумав, поняла его правоту.

— Ты всегда так хорошо утешал меня, Адам, — поддразнила она его, игриво проводя пальцем по его щеке.

Семейство Савиль с восторгом наблюдало за влюбленными. Ведь французы лучше всех других на Земле понимают значение искр, которые вспыхивали сейчас между Скай О'Малли и Адамом де Мариско. Антуан, наблюдая за тем, как слуги очищают стол от остатков ужина, протяжно зевнул.

108
{"b":"25308","o":1}