ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мопсы и предубеждение
Виттория
Семейная тайна
На подступах к Сталинграду
Ухожу от тебя замуж
Дурдом с мезонином
Озил. Автобиография
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Ликвидатор

— Ну так почему бы тебе не спросить ее об этом? Лучше все делать в открытую, чем загонять проблемы внутрь, пока они не станут неразрешимыми.

— Я бы спросила, но только если при этом будешь и ты.

— Нет. Если ты будешь спрашивать Дейдру при мне, она решит, что мы объединились против тебя, и начнет все отрицать. Пусть это останется между вами.

Скай непросто было решиться на разговор, но наконец, собравшись с мужеством, однажды летним вечером, когда они с дочкой сидели на берегу озера и плели венки, она спросила напрямик:

— Дейдра, почему ты меня не любишь? Дейдра вздрогнула от неожиданности и медленно покраснела. Но ответила так же прямо, как и спросила ее мать:

— Потому что ты бросила нас с Патриком, когда уехала к новому мужу. Потом ты вызвала нас к себе, но сразу отослала, обещая привезти настоящего отца. Но не привезла его, мама. Перед вашим браком с Адамом мы были не слишком счастливы, и я думаю, сколько еще времени пройдет, прежде чем ты убежишь от нас под тем или иным предлогом.

Скай поразила звучавшая в голосе девочки злость.

— А твой брат тоже так думает? — спросила она.

— Патрик говорит, что ты нас любишь. Ему этого достаточно.

— Но тебе — нет, я вижу. Знаешь, твой брат прав. Я вас люблю. Мне просто никогда не приходило в голову, что нужно объяснять таким малышам все мои проблемы, Дейдра. Если бы ты спросила меня об этом раньше, я бы все тебе рассказала. Теперь я вижу, ты этого хотела.

Она привлекла сопротивляющуюся девочку к себе.

— Дейдра, — ласково сказала она, глядя прямо в ее отчужденное лицо, — я люблю тебя. Ты — дитя любви, нашей с Найлом Бурком любви. Я постараюсь не покидать тебя. Хотя настанет день, и ты покинешь меня, чтобы выйти замуж.

— Ты говоришь, что постараешься. Нет, обещай мне, что ты никогда не покинешь нас.

— Дейдра, я не могу. Я тебе никогда не лгала и теперь не стану лгать, даже чтобы получить твое одобрение. Я постараюсь!

Дейдра внезапно разрыдалась, и ее маленькое личико наморщилось от тревоги.

— Мама, не оставляй меня! Не бросай меня! — упрашивала она сквозь рыдания.

Скай, не говоря ни слова, посадила дочь на колени и начала укачивать ее. Все остальные дети легко пережили ее странствия, но Дейдра, несмотря на свой упрямый характер, оказалась слишком ранимой. «Чем-то, — подумала Скай, — она похожа на Найла, хоть внешне и выглядит, как я».

— Я не собираюсь никуда ехать, Дейдра, — тихо сказала она, — не плачь, моя детка. Я не брошу тебя, мое сокровище!

На день святого Михаила слуги получили жалованье и подарки за год, но нянька Велвет оказалась в тягости от выездного лакея, так что пришлось срочно выдать ее замуж. Подыскали новую няньку, пухлую хохотушку из деревни Аршамбо, и Велвет приняла эту замену. Но не прошло и недели, как они с девочкой бесследно исчезли.

Скай и Адам просто сходили с ума. Они опасались, что нянька и девочка свалились в ров и утонули. Но это предположение быстро опроверг привратник, видевший, как Марджери с ребенком шла по тропинке в лес. Обшарили весь лес, опасаясь, что их могли съесть звери, но ничего не обнаружили. Тогда стали искать в деревне, решив, что девушка с ребенком без спроса ушла навестить родителей, но семья ничего не знала о ней. Однако ее деревенская подружка сказала, что Марджери заявила, что у нее скоро будет достаточно золота для хорошего приданого. Ясно, оно не могло появиться от трудов в Бель-Флере.

Граф Антуан видел, что его пасынок находится на грани безумия, и был готов придушить невинную осведомительницу. Взяв девушку за руку, он мягко спросил:

— Жанна, дорогуша, подумай и постарайся вспомнить, что конкретно Марджери говорила тебе, откуда она собиралась взять это золото?

Крестьянка напряженно наморщила лоб и вдруг засмеялась:

— Да, конечно, месье граф! Марджери сказала, что встретила незнакомца, говорившего по-нашему, но точно иностранца — он говорил с таким ужасным акцентом. Он захотел увидеть маленькую Велвет — самого прекрасного ребенка в христианском мире. Он сказал, что если Марджери покажет ему девочку, то он даст ей шесть золотых экю! — радостно выпалила Жанна.

— А куда она должна была привести ребенка? — гнул дальше граф.

— В одну таверну в Type, — отвечала та.

— Упоминала ли Марджери название таверны, Жанна?

— Нет, месье граф, но должен знать Жийе-каретник, он-то ее и отвез сегодня.

— Разыскать каретника! — приказал граф. — Ты хорошая девушка, Жанна, — добавил он, кладя ей за корсаж несколько серебряных монет.

Только что вернувшийся каретник был приведен и признался, что отвез Марджери из Аршамбо в Тур. Да, с ней была девочка, ее сестренка, которую она взяла за компанию. Он оставил их в таверне. Это «Золотой петух»в западной части города. Адам, граф и двое его сыновей немедленно помчались в город. Через несколько часов они вернулись, и Адам мрачно вручил Скай свернутый пергамент с тяжелой печатью.

Скай сломала печать и разорвала конверт. На несколько мгновений у нее пресеклось дыхание и помрачился свет в глазах при виде знакомого почерка. Послание было кратким:

«Мадам, вы мне нужны. Немедленно приезжайте». И подпись: «ЕЛИЗАВЕТА Р.».

— Откуда ты это взял? — спросила Скай мужа.

— Оно поджидало меня в «Золотом петухе»в Type, его оставили два джентльмена, которые прибыли одни, а уехали с нянькой и ребенком. Хозяин таверны сказал, что они поехали по дороге в Нант, оставив послание для того, кто будет разыскивать женщину и ребенка.

— Ты понял, у кого наш ребенок? — Скай передала послание Адаму. — Велвет у проклятой тюдоровской суки! Она похитила нашего ребенка Бог знает зачем, но ты можешь быть уверен, дорогой муж, что исключительно для своих надобностей! О Боже, а я-то думала, что можно позабыть о Тюдорах и всем их роде!

— Я еду в Англию, — сказал Адам.

— Мы едем в Англию, — поправила его Скай. — Тебя она не зовет, дорогой мой, ей нужна я. Но на этот раз, видит Бог, этой суке не удастся меня провести. Она скорее всего объявит Велвет заложницей, чтобы я помогла ей, но прежде я потребую, чтобы она вернула наши земли, Адам де Мариско, и Ланди в том числе. Королеве придется примириться с тем, что у нас законный брак, и прекратить называть Велвет незаконнорожденной!

— Скай! — В голосе Адама звучало предупреждение. — У нее в руках жизнь моей дочери. Не шути с этим!

— Это наша дочь, Адам. И поверь мне, я не позволю, чтобы с ней что-то случилось. Послушай, этой Тюдорше отчаянно нужна моя помощь. Настолько отчаянно, что она приняла меры, чтобы обеспечить ее. Вот почему ей нужна была Велвет. Она знает, я приеду за ней. Но Елизавета Тюдор не занимается избиением младенцев — Велвет в полной безопасности. Мне придется с ней отчаянно торговаться на этот раз, Адам! Мы уезжаем вечером.

— Так я и знала, что ты рано или поздно оставишь меня! — воскликнула Дейдра, вошедшая в комнату при последних словах Скай.

— Оставлю? Нет, любимая, ты и твой брат едут с нами. Мы предстанем перед королевой одной семьей.

— Не знаю, кто ты — безумная или отважная женщина, — сказал Адам, обнимая их обеих.

— Наверное, и то и другое, дорогой, ведь я даже не подозреваю, что нужно королеве. Возможно, мне придется сражаться с призраками.

— Нет, Скай, на этот раз тебе не придется сражаться с королевой в одиночку. На этот раз с тобой рядом будет твой господин. С этим королеве сталкиваться не приходилось. В одиночку ты всегда была уязвима. Но теперь ты не одна, девочка.

Ночью они покинули Бель-Флер, и Скай печально оглянулась на оставленный дом. Они решили не закрывать замок, за ним будет присматривать граф. Дейдра и юный лорд Бурк посапывали в карете, а их родители скакали рядом сквозь раннюю осеннюю ночь. Над дорогой к побережью взошла луна, освещая деревни, виноградники и дубовые рощицы. Не снижая скорости, они за два дня добрались до Нанта, где их ожидал корабль Скай. Она предусмотрительно разместила несколько судов в этом французском порту, чтобы они, сменяясь, перевозили в Англию и Северную Европу лучшие вина из долины Луары.

135
{"b":"25308","o":1}