ЛитМир - Электронная Библиотека

— Добрый вечер, мама! — К ней подошел Робин. Скай повернулась и быстро поцеловала сына:

— Ты не удивлен, что я здесь?

— Королева уже несколько недель назад объявила, что ты возвращаешься ко двору, мама.

— Она говорила тебе, какое приглашение она мне прислала, Робби?

Маленький граф был озадачен.

— Не понимаю тебя, мама, — сказал он.

— Люди королевы похитили Велвет, — тихо ответила Скай.

— Черт побери!

— Не употребляй таких слов, Робин! — В Скай проснулась воспитательница.

— Извини, мама, но твое сообщение так потрясло меня, что я не смог сдержаться. С ней все в порядке?

— По словам королевы — да, хотя я настояла, чтобы ее вернули мне немедленно. Велвет сейчас в Хэмптон-Корте.

— Но почему?

— Твои ирландские дядья причиняют королеве кое-какие неудобства, вот королева и решила заручиться моей поддержкой, чтобы охладить их пыл.

Робин рассмеялся.

— От ирландцев всегда жди неприятностей, — повторил он поговорку.

— Дело серьезное, — сказала Скай, — и должна напомнить тебе, что ты тоже наполовину ирландец.

— Но только по крови, мама, — спокойно ответил Робби. — Мое сердце и честь принадлежат Англии.

— Верно, Робин. Я воспитала тебя, как сына твоего отца. Но ведь я могла поступить и иначе. Однако я — ирландка, но и мне не нравится поведение моих братьев. Я решила остановить их, пока семье не причинен слишком большой ущерб.

Мальчик кивнул. Мать действительно оказалась в сложном положении.

— Я уверен, королева не причинит вреда Велвет, — сказал он.

— Нет, разумеется, но для нас это было ужасно. Одна ко взамен моей помощи я кое-что выторговала у королевы.

Она признает наш брак, дарует новые поместья Адаму и твоему брату Патрику и возвращает Ланди.

— Патрику вернут земли?

— Да, но не ирландские. Королева не отдаст земли Бурков. Робби заметил, как опечалилась Скай, и положил ей руку на плечо.

— Извини, мама, но теперь по крайней мере мы стали ближе друг другу, и это меня радует.

— А где Виллоу? — спросила Скай. Ей хотелось сменить тему — она не могла спокойно говорить о потере земель Патрика.

— А ты поищи графа Альсестерского, мама, — ответил Робби. — Где он, там и Виллоу.

— Проклятие! — выругалась Скай. — Предупреждала же я ее не связываться с мужчинами!

— Но это не Виллоу связалась с графом, а совсем наоборот, — улыбнулся Робин. — Он сходит по ней с ума и готов сделать предложение, мама.

— Расскажи о нем.

— Джеймс, лорд Эдварде, граф Альсестерский, — начал перечислять Робби, — двадцать четыре года, вдовец с одной дочерью, образован, воспитан, не увлекается азартными играми и спиртным. Неравнодушен к женщинам, но не донжуан, насколько мне известно. Мне он нравится, и даже Виллоу, при всей ее сварливости, он по вкусу, хотя она и не поощрила его окончательно. — Тут Робин издал смешок, который Скай сочла слишком взрослым для него. — Мне кажется, он довольно робок.

— А его семья? — спросила Скай. — У столь молодого мужчины должна быть семья, которая наверняка будет против его брака с девушкой не из знатного рода.

—  — Он круглый сирота, мама, у него осталась, кажется, только бабушка по отцовской линии и вроде больше никого.

— А его финансовое положение? Наверняка что-то известно об этом.

— Он не богат, но и не нищий. Говорят, у него есть небольшое, но довольно прибыльное имение, — тут Робин понизил голос, — и он не знает о размерах состояния Виллоу. При дворе вообще никто этого не знает, она тут недавно, почти ничего не тратит и не болтает о своих делах.

Скай довольно улыбнулась. Виллоу всегда была осторожна, это хорошо. Она оглядела зал и обнаружила Виллоу в центре группы смеющихся молодых людей. «Как доволен был бы Халид, если бы увидел ее здесь, в этом красном бархатном платье», — подумала Скай.

— Кто из них граф Альсестерский? — спросила она Робина.

— Вон тот, справа от нее.

Скай перевела взгляд на возможного претендента на руку дочери. Это был молодой человек приятной внешности, среднего роста, хорошо сложенный светлый шатен. У него было умное лицо.

— Представь меня, — приказала она Робину. Робби предложил ей руку и повел через зал к группе, где стояла его сестра. Виллоу внезапно увидела мать, глаза девушки загорелись от радости. Покинув молодых людей, она побежала навстречу.

— Мама!

Скай сжала дочь в объятиях.

— Мне так не хватало тебя, — сказала она, — ты сегодня прекрасно выглядишь, мое сокровище. Я вижу, у тебя ожерелье Никола. Оно тебе идет.

— Мама!

Завладев Виллоу, Скай обернулась к Робину, который подошел к ней вместе с графом.

— Да, Робби? — спросила она, изображая удивление.

— Мама, позволь представить тебе лорда Джеймса Эдвардса, графа Альсестерского. Лорд, это моя мать, леди де Мариско.

Граф поцеловал ей руку.

— Леди де Мариско, рад познакомиться с вами. Теперь я понимаю, от кого мисс Виллоу унаследовала свою красоту.

— Ну, Джеймс! — вспыхнула от удовольствия Виллоу, хотя в ее голосе звучал напускной протест. — Говорят, я больше похожа на отца.

— Но ты же брюнетка, как твоя мать, — возразил бедный граф.

— Вы совершенно правы, граф, — согласилась Скай. — Как любезно с вашей стороны было заметить это. А тебя, Виллоу, мне нужно получше учить хорошим манерам. Лорд сделал тебе комплимент! Поблагодари же его, комплименты нужно принимать с благодарностью! — Скай улыбнулась дочери и графу. — Пока же, извините, мне нужно найти своего мужа. Виллоу, мы остановились в Гринвиче на несколько дней, потом уезжаем в Ирландию. Будь добра, навести нас. — Скай поцеловала дочь и, еще раз улыбнувшись графу, попрощалась с ним.

Найдя Адама, она не покидала его до отбытия королевы, после чего они наконец-то смогли уехать к себе. По дороге домой она рассказала ему о кавалере Виллоу.

— Не сомневаюсь, лорд навестит нас еще до отъезда в Ирландию. Разузнай-ка о нем получше. Хотя сведения Робина вполне обнадеживающи.

— А что думает Виллоу? — поинтересовался Адам.

— Я еще не успела узнать, но, судя по всему, она не против его ухаживаний. Посмотрим. Я не стану навязывать ей мужа, как мой папа поступил со мной.

Адам обнял ее.

— Ну, это все было так давно, дорогая. Мы выясним, хочет ли этого Виллоу.

Однако ни у Адама, ни у Скай не было времени выяснить что-либо новое о графе Альсестерском, так как на следующий день он без приглашения явился к ним в Гринвуд.

— Надеюсь, вы извините мне такое нарушение правил хорошего тона, — сказал он в свое оправдание, — но, насколько я могу судить, вы не собираетесь задерживаться в Лондоне, а мне необходимо поговорить с вами относительно Виллоу.

— Разумеется, сэр, садитесь же, — пригласил его Адам.

Когда граф сел, он спросил:

— Итак, о чем же вы хотели поговорить?

— Я хотел бы жениться на вашей дочери, сэр, — ответил граф.

— Виллоу мне только приемная дочь, лорд. Она ребенок от второго брака моей жены с испанским дворянином.

— Но почему вы желаете жениться именно на моей дочери? — вступила в беседу Скай.

Джеймс вспыхнул:

— Потому что я люблю ее, мадам.

— Пока я не видела свидетельств этого, лорд, хотя и не сомневаюсь в ваших добрых намерениях. Но вы так мало знакомы с Виллоу! У нас с дочерью очень доверительные отношения, однако она даже не успела написать о вас и ничего не говорила о помолвке.

— Мадам, Виллоу — самая достойная из знакомых мне девушек. С момента ее появления при дворе я сразу увидел: она не такая, как все. Она добродетельна, в то время как многие придворные дамы легкомысленны. Она добра и умна.

Я почитаю даже землю, по которой она ступает, и хотел бы видеть ее моей женой.

— Ну что же, лорд, — сказал Адам, — мы рассмотрим ваше предложение, но напомню: его непременно должна одобрить Виллоу. Кроме того, мы хотели осведомиться о размерах приданого, на которое вы рассчитываете.

— Я не богат, сэр, однако и не беден. Я вполне могу обеспечить своей жене достойные условия существования. Я приму любое приданое, которое вы предложите.

140
{"b":"25308","o":1}