ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако их развлечения оказались не столь легкими, как можно было предполагать. Но все же, не будь так сильно затронуты интересы семьи, Скай охотно предоставила бы своим сводным братьям свободу. У нее и детей практически не осталось жизненных интересов в Ирландии, и она была вполне согласна с Елизаветой Тюдор, говорившей: «Есть только один Христос и одна вера. Все остальное — спор из-за мелочей». Они никогда не будут друзьями с королевой, но благодаря ее прагматичности лояльность Скай никогда всерьез не ставилась под сомнение.

Они прошли южнее мыса Клир, по каналу Сен-Джордж, и свернули на север к Иннисфане. Стоял ноябрь, и над Атлантикой свирепствовали холодные арктические ветры. Лишь единожды на горизонте показался парус, и то это был корабль, возвращающийся в Англию из Нового Света. Но даже с ним они не сблизились на расстояние, достаточное для приветствия.

У Скай было восемь судов, и все они, к счастью, оказались в нужный момент под рукой, в Англии. Как и все корабли О'Малли, это были стройные, легкие суда, способные не только развивать большую скорость, но и нести груз. Каждое было хорошо вооружено, и вместе они образовывали большую силу, учитывая еще и то, что вместо груза на этот раз на борт взяли побольше пушек.

За несколько дней до отплытия Скай собрала экипажи и прямо сказала им, зачем она возвращается домой. Пришлось предупредить людей о возможном сражении. Примерно половину экипажей составляли ирландцы, и она предоставила им возможность остаться в порту, вместо того чтобы сражаться с соплеменниками.

В качестве их представителя ей отвечал Брэн Келли:

— Мы — ваши люди и преданы вам, О'Малли. У всех в Ирландии семьи, и большинство людей — с Иннисфаны или земель О'Флахерти. И все же, если ваши братья дразнят англичан, отвечать придется нашим женщинам и детям.

Ирландцы разразились криками «да!»и свистом.

— Мы останемся с вами, миледи, — продолжал Брэн, и люди снова одобрительно засвистели.

Делать во время плавания было практически нечего, и Скай нервно мерила шагами палубу или глядела вперед, за линию горизонта, с носа корабля. Она терпеть не могла семейные свары, а теперь, ради подтверждения ее прав руководить кланом, ей придется вступить в спор с братьями. Как-то отреагирует Анна? Возьмет ли она сторону приемной дочери, или слепая материнская любовь заставит ее принять сторону сыновей?

— Черт побери! — выругалась вслух Скай. — И почему я не могла воспитать их? Почему Анна оказалась такой мягкосердечной ?

Адам, стоявший за ее спиной, обнял ее.

— Ты судишь людей по себе, Скай, — тихо сказал он. — Но среди женщин мало таких, у кого был бы такой же сильный характер. Все-таки женщины — это слабые создания, которые во всем, даже в мыслях, полагаются на своих мужчин. Анна О'Малли вдовствует уже шестнадцать лет, и вся ее жизнь посвящена памяти твоего отца и ее мальчикам.

— У моих дорогих братьев, к сожалению, абсолютно отсутствует чувство ответственности, они все только разрушают! — Негодовала Скай. — Я послала их в море, чтобы они научились морскому делу, проследила за тем, чтобы они научились читать, писать и считать. Но они все, все испортили! И теперь бросились в драку, не думая, что будет с их семьями и их народом. В папино время любой мог стать пиратом, не навлекая королевского гнева, но времена изменились.

— Да, девочка, и ты это знаешь, потому что ты живешь в этом широком мире, но ведь братья никогда не покидали Ирландии, у них нет даже такого желания. Твой народ отстал от Англии на целый век, ты должна понять это.

Губы Скай неодобрительно сжались, образовав тонкую линию. Что толку говорить об этом, разговоры уже ничего не изменят. Адам, конечно, прав, Ирландия сильно отстала, Скай глубоко вздохнула, снова задумавшись над тем, удастся ли ей отговорить братьев предотвратить разрушение Иннисфаны и ее рода.

— Может, это все впустую? — спросила она, поворачиваясь к Адаму.

— Не знаю, милая. Ты должна попробовать.

— Чертова Грэйс О'Малли! — злобно прошипела Скай. — Она тоже, как королева, ведет свою игру. Но я не дам ей разрушить нашу жизнь! Не дам!

Глава 18

Грэйс О'Малли, пиратская королева Коннота, пристально посмотрела на Анну О'Малли и приказала своему капитану:

— Просигналь, чтобы по любому судну, попытающемуся войти в гавань Иннисфаны без моего разрешения, открывали огонь.

— Есть! — рявкнул тот и помчался выполнять приказ. — Ты не имеешь права! — запротестовала Анна. — В любое время может прибыть моя падчерица Скай О'Малли, и это ее территория, ты не можешь здесь распоряжаться!

— Она утратила свои права, выйдя замуж за англичанина, — презрительно сплюнула Грэйс.

— Ага, — согласился Брайан О'Малли. — Теперь я — глава О'Малли, мама!

— Ты не можешь быть главой, пока Скай не передала тебе старшинство, как передал его ей отец, Брайан, — отрезала Анна. — Никто из наших не признает этого.

— Заткнись, женщина! — приказала Грэйс, и Анна, с ненавистью взглянув на нее, замолчала.

Анна чувствовала, что появление Скай причинит немало неприятностей. Скай и Грэйс наверняка невзлюбят друг друга с первого взгляда. Она молилась, чтобы Скай не потеряла головы. Все это ее, Анны, вина. Ей было так тяжело после смерти мужа. Сыновья стали ее единственным светом в окошке, и она избаловала их своей любовью. Теперь они выросли, и по виду это были четыре огромных копии Дубхдара О'Малли, но лишенные его силы воли.

Анне было стыдно признаться себе в том, что ее сыновья стали в общем-то добрыми, но слишком много пьющими и бесшабашными людьми, которых легко подбить на какое-нибудь безрассудство, вроде пиратства вместе с Грэйс и ее людьми. А в результате англичане все равно возьмут Иннисфану и истребят все живое. Слава Богу, что Скай возвращается! Она все поставит на место, даже эту Грэйс О'Малли.

Раздался глухой взрыв, за ним еще несколько, и, подбежав к окну, они увидели, как в гавань под полными парусами врывается флотилия из восьми кораблей, а за ними медленно переворачивается вверх дном и тонет корабль Грэйс О'Малли. Даже на таком расстоянии было видно, как за его снасти цепляются моряки.

— О Иисус! Мой корабль тонет! — И Грэйс разразилась очередью страшных кельтских проклятий, от которых покраснел даже Брайан.

И когда ее сын с напускной важностью произнес: «Итак, моя сестра прибыла. Ну, теперь мы решим это дело», — Анна прикрыла рот рукой, чтобы не расхохотаться.

— Да, — спокойно сказала она, — Скай все уладит, Брайан, не сомневаюсь, только, боюсь, ей это не понравится.

— Мама, ты должна поддержать меня!

— Брайан, я предупреждала, что у тебя нет никаких прав. Твой отец, да упокоится его душа в мире, передал власть твоей сестре. Она принадлежит только ей или тому, кому она передаст ее.

— Это несправедливо — удерживать власть, а самой жить в другом месте, — коварно заметила Грэйс.

— Скай всегда, даже издалека, заботилась об Иннисфане и своем народе, — встала на защиту Скай Анна, — Она создала то богатство, которое разбазарили мои сыновья. Если бы хоть один из них проявил себя настоящим мужчиной, наверняка она передала бы ему свое место.

— Эта женщина — английская наемница! — презрительно сказала Грэйс. — Она ничем не лучше английского захватчика!

— Это верно, — согласился Брайан.

— Интересно, хватит ли у тебя мужества повторить это при сестре? — пробормотала Анна.

— Я не боюсь Скай! — вспыхнул Брайан.

— Слава Богу, это не ты преградил мне дорогу в мою гавань! — бросила ему Скай, ворвавшаяся в зал семейной крепости в сопровождении мужа и капитанов. Она оглядела комнату. — Здравствуй, Анна, — приветствовала она мачеху и скользнула взглядом по женщине, непринужденно развалившейся на стуле.

— Ты потопила мой корабль, — растягивая слова, произнесла Грэйс.

— Он оказался у меня на пути, — последовал ответ.

— Неужели нельзя было попросить его подвинуться? — , иронично заметила Грэйс, вставая со стула.

142
{"b":"25308","o":1}