ЛитМир - Электронная Библиотека

Подойдя к трону Елизаветы, он ловко поклонился и неожиданно для своего роста пробасил:

— Ваше величество!

— Добро пожаловать, Эдмон де Бомон, — сказала Елизавета. — Надеюсь, ваше пребывание в Англии будет приятным.

— Английское гостеприимство известно повсюду, ваше величество, — отвечал он.

— Леди Бурк, подойдите сюда, — позвала королева. Скай, поднявшись со своего низкого сиденья, подошла к трону. — Месье де Бомон, позвольте представить вам леди Скай Бурк, которая согласилась направиться в Бомон де Жаспр как невеста вашего дяди.

По залу пронесся шепот удивления.

Скай присела перед Эдмоном де Бомоном, замечая с некоторым удивлением, что, по мере того как она наклонялась, ему открывалась ясная, почти что неприличная картина ее грудей. Выпрямившись, она услышала, как он тихо произнес:

— Мой дядя будет очень, очень рад, ваше величество. Скай покраснела до корней волос, но когда ее глаза встретились со взглядом Эдмона де Бомона, она увидела, что, несмотря на вежливое и серьезное выражение лица, его фиалковые глаза смеялись.

— Могу лишь надеяться, что ваш дядя столь же очарователен, как его племянник, месье де Бомон, — ответила она.

— Не думаю, что в отношении дяди Фаброна применимо слово «очаровательный», — сказал Эдмон, но его глаза по-прежнему смеялись.

— О Боже! — вымолвила Скай невольно и закусила губу от стыда.

Эдмон де Бомон рассмеялся:

— Вы всегда столь искренни, леди Бурк?

— Наша дорогая Скай очень скромна, не так ли, Дадли? — заметила королева.

— Разумеется, ваше величество, — ответил Дадли, — леди Бурк всегда говорит то, что думает. Это наиболее запоминающаяся и часто стимулирующая черта ее характера, месье де Бомон.

Скай послала ему взгляд, полный неприкрытой злобы, который Эдмон де Бомон не преминул заметить. Отчего, удивился он, эта дама так ненавидит графа Лестерского? Возможно, он стремится оттолкнуть ее? Вряд ли, подумал де Бомон. Женщины ее типа не гоняются за такими хлыщами, как лорд Дадли.

— Ступайте с месье де Бомоном, дражайшая Скай, так как вы, несомненно, хотите задать ему немало вопросов о вашем будущем доме, — с деланно скромной улыбкой сказала королева.

Скай вышла вперед и приняла протянутую руку Эдмона де Бомона. Они поклонились королеве и пошли через зал к выходу. Скай и Эдмон де Бомон представляли почти комическую пару, так как кавалер был ростом один метр, а в Скай даже без обуви было 170 сантиметров. Однако никто не осмелился даже хихикнуть, поскольку королева была деспотом, когда дело касалось хороших манер, а этот коротышка был ее почетным гостем.

— И вы действительно желаете задать мне много вопросов, леди Бурк?

Скай секунду подумала, а затем сказала:

— Думаю, мне следует это сделать, месье. Я только начинаю привыкать к мысли о браке с вашим дядей.

Эдмон де Бомон провел ее к алькову. Она села. Он взял два кубка с охлажденным белым вином с подноса слуги. Вручив один из них ей, он сел к ней лицом и принялся с интересом разглядывать ее.

— Вы не желаете выходить замуж за моего дядю?

— У меня нет выбора, месье. Я должна подчиняться королеве.

— Есть ли другой джентльмен, за которого бы вы хотели выйти замуж?

— Нет, месье де Бомон, никого нет. Мой муж умер всего два месяца назад, и я буду всю оставшуюся жизнь хранить траур по Найлу.

Он сделал большой глоток. Хорошо, что у нее никого нет. Возможно, она сможет полюбить его дядю и они будут счастливы. Один Бог знает, от скольких неприятностей это избавит его. Его двоюродный брат, Гарнье де Бомон, единственный выживший ребенок его дяди, — полудурок, так что дядя будет вынужден назначить наследником Эдмона. Но, став герцогом де Бомоном, он должен будет жениться, а какая девушка захочет его? Сколько мужчин и женщин издевались над ним из-за его роста! Его физический недостаток не отразился на его уме, но умом Эдмона де Бомона никто не интересовался: ведь он карлик.

Но эта экзотическая прекрасная женщина, кажется, не забавлялась и не была смущена его ростом, она разговаривала с ним просто и бесхитростно. Он снова взглянул на нее и тихо сказал:

— Я сочувствую вашему горю, леди Бурк. — И, решив переменить тему, спросил:

— Есть ли у вас дети? Улыбка озарила ее лицо, и она ответила:

— У меня четыре сына и две дочери.

— Им понравится Бомон де Жаспр, — уверил он ее, — климат у нас прекрасный, и ваши дети вволю насладятся морем.

— Мои дети не поедут со мной, месье.

— Но почему? — удивился он, понимая теперь, откуда такая печаль в волшебных голубых глазах.

— Мой старший сын Эван должен находиться на своих землях, месье. Его брат Мурроу — паж у графини Линкольн и должен остаться при дворе, если ему суждено получить земли и собственное пэрство. Мой третий сын — граф Линмутский. Он любимый паж королевы, это тот мальчик, что стоит справа от нее. Моему младшему сыну, лорду Бурку, всего два с половиной месяца. Он также должен остаться на своей земле, да и слишком он мал для путешествий. Мои дочери также остаются здесь. Виллоу девять лет, она наследует моему партнеру по делам сэру Роберту Смоллу. Дейдре всего год и четыре месяца, и, как и ее маленький брат, она слишком мала для поездки.

— Не понимаю, леди Бурк, почему вы согласились на этот брак, — сказал Эдмон де Бомон. — Мне говорили, что вы сказочно богаты, у вас много земель и денег, и, оказывается, у вас такие маленькие дети. Надеюсь, вы не относитесь к числу женщин, которые гонятся за громким титулом?

— Если бы я имела право выбора, месье де Бомон, и если бы ваш дядя был самим императором Священной Римской империи, и то бы я не пошла за него. Но королева хочет, чтобы я сделала это, и я должна выполнить ее приказ.

— Но почему?

— Потому что я ирландка, месье де Бомон, и англичане завоевали мою родину. Я согласилась выйти замуж за вашего дядю, потому что в противном случае земли моего маленького сына будут разделены среди англо-ирландцев, этих английских наймитов. Я реалистка, месье де Бомон, — продолжала Скай, — и я не надеюсь выиграть сражение с англичанами, ибо, к сожалению, ирландцы не способны объединиться. Иначе англичан не было бы на нашей родине.

У меня же есть долг перед моими детьми и памятью их отцов. Я ответственна за земли четырех семей, огромные капиталы и целый флот. Неужели ради какого-то идеала я пущу по миру себя и своих детей? Разумеется, нет.

— Мадам, я начинаю сомневаться, подходите ли вы для моего дяди.

— Почему же нет? — улыбнулась Скай. — Из-за того, что я искренна, месье?

— Мой дядя привык к женщинам более мягкого типа, — улыбнулся он в ответ, и она подумала, что у него очень приятная улыбка.

— Если вы сообщите Елизавете, что я не подхожу вам, — сказала она более серьезным тоном, — она поинтересуется тем, что вызвало ваше неудовольствие, месье. А это может поставить в опасность жизнь моего сына, лорда Бурка. Уверяю, я буду женщиной именно того типа, в котором нуждается ваш дядя. Говорят, что он стар и не слишком здоров. Я буду нежно ухаживать за ним.

— Кто наговорил вам, что мой дядя стар, леди Бурк? — Эдмон де Бомон был удивлен. — Дяде Фаброну всего сорок пять, и он в прекрасном здравии. — По ее лицу он понял, что она потрясена. — Боже, они солгали вам, чтобы добиться вашего согласия?!

Она побледнела, и он положил свою приятно теплую руку на ее сжавшиеся, дрожащие ладони.

— Лорд Берли сказал, что ваш дядя стар и болен. И что я вернусь домой через год, максимум через два, О Боже, мои дети! Я никогда их не увижу!

— Это чудовищно! — Эдмон де Бомон не был противником брачных сговоров, но эту женщину использовали самым возмутительным образом. ; — Я поговорю с королевой лично, — сказал он. — Вы не можете так оставить ваших детей!

— Нет! — Ее голубые глаза расширились от страха. — Месье де Бомон, не говорите об этом никому! Вы не окажете мне услуги, а я потеряю все. Я смирилась со своей участью, и вы должны смириться со своей.

Теперь она охватила своей рукой его крошечные ручки.

15
{"b":"25308","o":1}