ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мадам, — ответил священник, — герцог — человек жесткий. С его точки зрения, Никола — бастард, существо, которое нельзя принимать в расчет. Тот факт, что Сент-Адриан живет в Пуату, только укреплял эту идею в его сознании. Я подозреваю, что он не терпит своего сводного брата. Герцог Жиль неоднократно вслух сожалел о потере Никола, так как через друзей узнавал об успехах мальчика, и Никола-то и был тем, кого он хотел бы видеть своим наследником. Трудно же было Фаброну выслушивать это! Это нисколько не задевало брата Фаброна, Габриэля, но Фаброн страдал, он был очень чувствителен, хотя и хорошо скрывал свои чувства.

— Я поговорю с моим мужем, — заявила Скай. — Вы же видите, что у нас нет выбора, святой отец! Либо Никола Сент-Адриан, либо Франция.

Священник кивнул:

— Тем не менее окончательное решение за герцогом.

— Хорошо, — сказала Скай и вместе с отцом Анри отправилась к спальне герцога.

Бледный Фаброн де Бомон с закрытыми глазами лежал на своей покрытой темно-красным бархатом кровати. Над легким шерстяным покрывалом виднелись края отделанных кружевами белых льняных простыней. Скай следила за тем, чтобы герцог содержался в чистоте. Услышав их приближение, он открыл глаза, и при виде Скай они наполнились нескрываемой любовью. С момента возвращения сознания он проявлял просто щенячью привязанность к Скай, и она не могла не дарить ему ответное чувство, за которое он был ей по-детски благодарен. Скай наклонилась и поцеловала его:

— Добрый вечер, дорогой. Отец Анри и я пришли, чтобы обсудить с вами дело величайшей важности для вашего рода.

Он кивнул и сделал им слабый знак рукой, чтобы они присели рядом, что Скай и сделала, а отец Анри остался стоять.

— Фаброн, французы хотят захватить герцогство, — спокойно сказала она.

Его черные глаза гневно вспыхнули, и из горла раздались протестующие хрипы.

Она мягко, успокаивающим жестом, положила свою руку на его.

— Я знаю, — сказала она, — это не должно произойти, и мы постараемся предотвратить это, но нам нужно ваше согласие. — Он кивнул, и она продолжила. — Я не беременна, и, похоже, вы никогда не сможете дать мне ребенка. Мне не нужно говорить с вами о Гарнье — с ним дело ясное, а бедный Эдмон тоже не годится. Вы знаете, что остался только один выбор — ваш сводный брат Никола Сент-Адриан.

Глаза Фаброна де Бомон снова осветились гневом, он яростно покачал головой в знак отказа, но это не остановило Скай. . — Альтернативы нет, Фаброн, — терпеливо продолжала она. — Или вы отдадите герцогство вашему сводному брату, или французам. В последние дни, пока вы болели, я многое прочитала об истории вашей семьи. Это славная история, благородная, древняя. Бомон де Жаспр появился и начал управляться вашей семьей уже в 770 году. И Никола Сент-Адриан, несмотря на все сложности с его рождением, все же де Бомон. Его нельзя осуждать за то, что ваш отец, будучи женатым, соблазнил его невинную и неопытную мать.

Эмилия Сент-Адриан также происходила из столь же благородного рода, как и ваш собственный.

Я не могу сражаться с французами, Фаброн. Хотя королева Елизавета прислала меня сюда, от Англии помощи тоже не будет. Мы оба прекрасно знаем, что я послана в обмен на открытие ваших портов английским судам. Это брак по расчету. Если бы у меня был ваш ребенок или хотя бы надежда на него, я сражалась бы с французами до последней капли, крови, но, если вы не признаете вашего сводного брата наследником и не попросите его немедленно прибыть в герцогство, французы захватят ваши земли еще до конца года. Это простая истина, и отец Анри подтвердит, что я не преувеличиваю. Он был вместе со мной и Эдмоном, когда французский посол предъявил свои дерзкие требования. Посол будет изолирован до тех пор, пока Никола Сент-Адриан не прибудет к нам. Это наша единственная надежда. Фаброй! Вы должны согласиться!

Если вы не согласитесь, вы предадите нас в руки Франции — меня, вашего несчастного сына, Эдмона. Что будет со мной, Фаброн, когда прибудет французский наместник? Кто позаботится о бедном маленьком Гарнье? Будет ли изгнан Эдмон? И в качестве кого? Не придется ли ему и Гарнье пополнить ряды ярмарочных шутов? Конечно, моя красота обеспечит мне покровительство, и, возможно, я смогу позаботиться о них. Если, конечно, мой покровитель не приревнует или будет не слишком щедр, чтобы поддерживать их.

— Ма fille! Ты слишком жестока! — воскликнул потрясенный отец Анри.

— Нет, святой отец, я правдива. Посмотрите на меня: я прекрасна, но разве вам неизвестно, как сурово обходилась со мной судьба? Я выжила только потому, что смотрела на жизнь реалистично, никогда не обманывала себя и не буду обманывать мужа. Если мне не удастся превозмочь его упрямую гордыню, мы пропали. — Она наклодилась и мягко погладила лоб герцога. Извините, Фаброн, — сказала она, — но вы должны согласиться и, несмотря на слабость вашей руки, должны подписать документ, согласно которому барон Сент-Адриан становится вашим наследником.

Он глубоко вздохнул, и она заметила в его черных глазах слезы. Но он кивнул в знак согласия.

— Вы согласны? — наклонился вперед священник. — Вы согласны, чтобы ваш сводный брат, Никола Сент-Адриан, прибыл в Бомон де Жаспр как ваш наследник?

Фаброн де Бомон решительно кивнул головой в знак согласия.

— Хорошо, сын мой! — воскликнул священник. — Я пошлю за Никола, как только писарь заполнит бумаги. Это будет сделано немедленно!

Фаброн де Бомон снова вздохнул, и его печальные черные глаза закрылись. Скай поднялась, нежно поцеловала его еще раз и выскользнула из комнаты с отцом Анри.

— Нужно послать одного из священников, — сказала она задумчиво. — Не думаю, что французы подозревают, что мы призовем к правлению побочную ветвь, но лучше подстраховаться. Если поедет Эдмон, его отсутствие сразу заметят.

Нужно известить папу римского. Екатерина Медичи не только амбициозна, но и религиозна, и ее сын прислушается к ее мнению. Французы создают на Западе слишком много беспокойства, чтобы еще к тому же ссориться с папой. Если святой отец подтвердит права Никола Сент-Адриана на Бомон де Жаспр, французы не осмелятся оспорить их и Бомон де Жаспр окажется в безопасности. Необходимо, чтобы ваш посол привез в Рим богатые дары. Я отправлю его на своем судне с капитаном Келли.

— Дочь моя, — произнес отец Анри неожиданно уважительным тоном, — я поражен твоей предусмотрительностью.

Скай рассмеялась.

— Я просто хорошо веду игру, святой отец, разве нет? — сказала она. — Вы бы не выжили при дворе Тюдоров, не став образцовым придворным. Никто не ожидает, что женщина может отвечать за что-либо, но на мне лежала ответственность не только за себя и детей, но и за огромные поместья и колоссальное состояние с тех пор, как мне исполнилось шестнадцать лет. Это просто проблема организации.

— Нет, — тихо промолвил священник, — не все женщины способны на то, что делаешь ты, дочь моя. Скай снова рассмеялась.

— А я не такая, как все женщины, — лукаво сказала она.

Еще до вечера на «Чайке» под командованием капитана Келли в Рим устремился посланник. С ним было письмо мадам герцогини де Бомон де Жаспр и послание отца Анри. Также он вез в Рим для преподнесения прелату пару великолепных золотых подсвечников, украшенных серебряными виноградными лозами с розовыми и белыми цветами из эмали. Основание каждого подсвечника было украшено рубинами и алмазами. Скай улыбалась, упаковывая эти сокровища в красные бархатные мешочки, а затем в резную шкатулку из слоновой кости. Королева-мать Франции была в душе дочерью торговца, и ее скупость хорошо известна. Если Екатерина Медичи решит сделать святому отцу свое представление по этому случаю, она не пошлет ничего подобного дару Скай.

На следующее утро другой посланник, молодой священник из богатой бомонской семьи, который хорошо держался на лошади и владел мечом, покинул герцогство и отправился в направлении замка Никола Сент-Адриана в Пуату. Ждать было нельзя.

К огромному изумлению Скай, не прошло и месяца, как оба посланника вернулись. Тому, что был в Риме, невероятно повезло. Они вместе с Брэном Келли толкались в приемной папы вместе с другими просителями; когда папа, проходя мимо, заслышал ирландский выговор капитана. Он остановился и, глядя на Келли, спросил:

39
{"b":"25308","o":1}